Category: эзотерика

Category was added automatically. Read all entries about "эзотерика".

Мои группы в Контакте

Древняя Месопотамия
История древнего Востока
Владимир Софроницкий
Надежда Андреевна Обухова
Евгений Боратынский
Владимир Щировский. Танец души
Александр Алексеевич Остужев
Философия истории и культуры
Густав Леонхардт

О неразрешимых загадках в ассириологии

В ассириологии полно загадок, которые притаились даже внутри всем известных текстов. Они как подводные камни, мешающие плыть дальше.
В широко известном тексте разговора господина с рабом есть строки 60-61, когда раб говорит о бессмысленности служения богу:
ila tu-lam-mad-su-ma ki-i kal-bi arki-ka it-ta-na-lak
shum4-ma par-s.i shum4-ma ila la ta-shal shum4-ma mim-ma sha2-nam-ma ir-rish-ka
Приучишь ли ты бога, подобно собаке, позади тебя следовать,
если обрядов, если "не вопрошай!", если чего другого он от тебя хочет?

И вдруг в 1990 г. В. фон Зодэн открывает альтернативную возможность чтения ila la ta-shal как dingir La-ta-rak. То есть, он читает первый знак, который Лэмберт понимает как существительное в вин.п., как детерминатив, а знак SHAL в другом возможном чтении RAK. И что же получается? Имя загадочного божества по имени Латарак. Это божество почиталось как хранитель семьи от демонов, поэтому его статуэтки замуровывались под порогами жилищ. В астрономии и астрологии Латарак - один из пары Близнецов, олицетворяющий бога мертвых Нергала. Однако он еще и символ созвездия Льва, поскольку изображается со львиной головой, причем в лапе у него кнут. Его эпитет - "царь пустыни".
Смысл получается неплохой. Бог требует от тебя то обрядов, то оберегов, то чего-то еще. Но как проверить, правильно ли чтение фон Зодэна? Для этого нужно, чтобы хотя бы в одной из пяти известных копий было написано La-ta-ra-ak. Однако назло ученым всюду только LA.TA.SHAL/RAK. Более того, даже в астрологических текстах только один раз последний слог имени Латарака пишется через -ra-ak.
И вопрос остается нерешенным.

Соединяя теорию ритуала с хронопсихологией

Пожалуй, в нашем понимании ритуалов древней Месопотамии мы должны вернуться к концепции С.Н.Давиденкова. В книге «Эволюционно-генетические проблемы в невропатологии» (Л.,1947) он пишет, что жизнь в архаическом мире выдвигала на первый план людей художественно-эмоционального типа, формировавших культуру в аспекте синкретического культового действа, каковым и был встроенный в религию ритуал. Кроме того, развитие человеческого общества препятствовало свободному ходу естественного отбора, и вследствие этого инертные, слабые и неприспособленные к жизни люди, страдавшие навязчивыми состояниями и фобиями, получили возможность транслировать свои страхи на поведение и
сознание более сильных членов общества. Поэтому
ритуалы и возобладали в человеческой культуре. Таким
образом, Давиденкову ритуал представляется
объектом психопатологии. Он возникает как следствие
навязчивых состояний у инертных и склонных к
фобиям людей и впоследствии принимает форму культа, создаваемого представителями художественного
типа в качестве обоснования для существования
в обществе слабых и склонных к психическим
болезням его членов. Ритуал в этой концепции является
тормозом эволюции и естественного отбора, и
он же — первое свидетельство возникновения культуры.
Значит, слабость и страх, по этой теории, явились
могучими двигателями культурного развития
человечества, а культура возникает как символическое
средство преодоления естественных недостатков.
Теперь можно подтвердить эту теорию и дать к ней важное дополнение. Недавно У.Габбай опубликовал корпус шумерских плачей, исполнявшихся под аккомпанемент флейты-шем. Все эти 114 текстов содержат типичное описание невроза. Их композиция состоит из трех частей: а) описание гнева божества; б) обращение к божеству не уничтожать города и людей (чаще всего, не затоплять водой); в) просьба к божеству смягчить свое сердце и остудить свой пыл. Интересно, что гневаться может любое божество, и оно же должно обладать способностью успокоиться. Когда божество гневается, то не щадит ни детей, ни стариков. Понятно, что за всем этим стоит страх человека перед гневом бога, и этот страх порождает невроз. Но чрезвычайно интересно посмотреть на календарные даты, когда проводится ритуал с плачем-шем. И оказалось, что, судя по колофонам глиняных табличек, такой ритуал проводится в последние месяцы вавилоно-ассирийского календаря (восходящего к ниппурскому) - Шабату и Аддару. А эти месяцы (конец января-февраль) как раз характерны максимумом сезона дождей. Понятно, что речь идет о неврозе вследствие того самого потопа, который описан в шумерском мифе о потопе (дождь и сильный ветер). Еще одна табличка говорит, что такой ритуал нужно исполнять в первые семь дней месяца Нисану, что тоже понятно - это время половодья Тигра. Итак, невроз возникает не на пустом месте. Но есть и поздние таблички, дошедшие от Селевкидского времени. И в них предписывается исполнять ритуал с плачем в начале каждого месяца и в полнолуние. Значит, это уже страх перед исчезновением луны и перед возможностью луны полной: появится вновь или нет. Невроз расплывается по всему календарю. И одновременно происходит астрализация невроза. Если в вавилоно-ассирийское время плач исполняли именно по причине календарных ужасов, то в селевкидское ужаса ждут от неба.
Таким образом, необходимо связывать трансляцию коллективного невроза эмотивными людьми с определенным моментом времени, связанным с необходимостью адаптации к новым явлениям природы. Давиденков этого не учел, но теперь есть наше понимание, что существует хронопсихология, т.е. что психические состояния существуют в хроносе. Тогда возникает дополнительный вопрос. Давиденков полагает, что невротические состояния и далее ритуалы закрепляют в коллективе художественные натуры. Но что, если дело не в этих натурах, а в самом состоянии коллектива, который переживает одно и то же? Тогда любой может быть транслятором невроза.

Аккадский "Гильгамеш" и зодиак: решающий аргумент в пользу календарно-астральной гипотезы эпоса

Есть такие гипотезы, фактического подтверждения которых ждут даже не поколениями, а столетиями. Именно к таким гипотезам относится идея основателя ассириологии Генри Раулинсона о связи между вавилонским календарем, знаками зодиака и таблицами аккадского эпоса о Гильгамеше. Согласно Раулинсону, каждая таблица эпоса описывает ритуал определенного месяца, связанный с годовым путем Солнца в течение года. Высказанная в 1872 году в популярном журнале, эта идея была востребована до конца 19 века. О календарно-зодиакальном характере эпоса писали такие известные ассириологи, как П.Хаупт, Ф.Ленорман, А. Сэйс. Потом идею Раулинсона забыли почти на столетие. Я реанимировал ее на материале шумерского календаря в монографии "Ниппурский календарь и ранняя история Зодиака" в 1999 г. В 2015 г. я проследил интертекстуальные связи между сюжетом новоассирийской версии эпоса и календарными ритуалами в книге "Гильгамеш. Биография легенды". Однако мне не удавалось найти решающего аргумента в виде высказывания самих древних людей в пользу связи трех семантических систем - календаря, зодиака и сюжетов эпоса. И только теперь такой аргумент нашелся. Этот аргумент связан с X месяцем календаря.
Напомню, что писал по поводу десятой таблицы эпоса Раулинсон: "There is some doubt about the identification of the tenth tablet with the tenth month, because the name of the Babylonian month, answering to Tebeth, is difficult of explanation, but I think that the deities, Pap-sukkal and Mamit, to whom it was dedicated, were the arbiters of life and death, which is the especial subject of Izdubar’s tenth tablet. Perhaps, also, death was associated with the period of the Winter Solstice, which occurred under Capricorn" (Rawlinson, H.C. The Izdubar Legends // Athenaeum, no. 2354 (1872). P. 735). Потом напомню, что сюжет X таблицы эпоса в новоассирийской версии связан с водами смерти, которые преодолевает Гильгамеш на плоту или лодке вместе с кормчим Уршанаби. Этот путь через воды смерти называется путем Шамаша (= Солнца): “The one who crosses the ocean is the hero Šamaš: / apart from Šamaš, who is there can cross the ocean? / The crossing is perilous, its way full of hazard, / and in between are the Waters of Death, that lie across the passage forward” (Gilgamesh X, 81–84).
Недавно опубликована табличка BM 47529+47685 IV-III вв. из собрания Британского музея, на которой записана поздневавилонская версия обращения бога магии Асаллухи к демонам. На ней могущество этого бога сопоставляется с могуществом астральных тел и знаков зодиака.
16 GE 10-ḫi pe-tu-ú sat-tak-ku mu-[ḫ]al-líq ṣe-nu u rag-⸢gu⸣ : SUḪUR.MAŠ ina qí-bit-sú ina-aṭ-ṭal PAP
17 šu-pul me-e mu-ú-tú [: š]u-pul « šá » AN-e šú-u : ⸢É⸣ ni-ṣir-tú šá dṢal-bat-a-nu
(Wee J.Z. A Late Babylonian Astral Commentary on Marduk’s Address to the Demons // JNES 75 no. 1 (2016), P. 136).

16 Я - Асаллухи, открывающий (премудрость) клина, уничтожающий злодея и супостата: Козерог (букв. Рыба-Козленок). По слову его все становится видимо.
17 Глубина Вод Смерти: глубина Неба она: Дом Тайны Марса.

Итак, в приведенном фрагменте дается соответствие между Козерогом, Водами Смерти, глубиной Неба и Марсом. Козерог и в последующей астрологии действительно является вторым, секретным домом планеты Марс. Очень важно, что Козерог связан с Водами Смерти, а эти последние спроецированы на Небо. Таким образом, можно предположить, что путь Шамаша и путь Гильгамеша через Воды Смерти это и есть путь Солнца через Козерога как через самую глубокую зону Неба и как через созвездие зимнего солнцестояния в I тыс., вследствие чего можно обрести бессмертие. Воды Смерти связаны с Марсом, который называется в силлабариях MUL NU.ME.A "звезда Небытия". Козерог - десятое созвездие, Воды Смерти описаны в десятой таблице эпоса. И правота Раулинсона, Ленормана, Хаупта, Сэйса и вашего покорного слуги теперь доказана.

Шумерская ономастика как способ датировки эпических песен о Бильгамесе

Набираются новые данные по датировке эпоса о Гильгамеше. Очень интересно получается с именами собственными.
В старошумерском периоде нет теофорных имен с Гильгамешем, Энкиду или Хувавой.
В саргоновский период появляется топоним ki-{d}en-ki-du "место (почитания) Энкиду", где Энкиду уже бог.
В эпоху 3 династии Ура возникают имена собственные lu2-{d}en-ki]-du "Человек Энкиду" и даже ur-{d}en-ki-du "раб Энкиду". А при третьем царе этой династии Амар-Суэне Энкиду включен в список божеств, получающих постоянные жертвоприношения. Причем Бильгамеса в этом списке нет.
Тогда же, при 3 династии Ура, появляются люди с именем hu-wa-wa, но без божественного детерминатива перед именами. Причем этих хував много, и начинаются они с эпохи Шульги.
О чем все это может говорить? О том, что шумерские песни о Бильгамесе не имели популярности до 3 династии Ура. О том, что Энкиду был божеством, которое почиталось еще до того, как его объединили с Бильгамесом. О том, что Хувава оказался популярным в народной среде, и его именем не стыдились называть детей, в то время как Бильгамесом не называли никого. А в досаргоновский период герои эпоса совсем не переходили в имена собственные. Очень интересная получается картинка.

След доклада Шилейко в статье И.Г.Франк-Каменецкого

Среди работ египтолога и семитолога И.Г.Франк-Каменецкого есть статья "Пережитки анимизма в библейской поэзии" (1923),  в которой содержится упоминание о неопубликованном докладе В.К.Шилейко "О первоначальном значении семитического El" (Франк-Каменецкий И.Г. Колесница Иеговы. Труды по библейской мифологии. М., Лабиринт, 2004. С. 85). Доклад был прочитан в 1922 г. в РАИМК и произвел на ученого столь большое впечатление, что третья часть статьи Франк-Каменецкого "Световой характер божества" содержит проверку основного вывода Шилейко на библейском и отчасти на египетском материале.
Приведя цитату Пс. 118:27 «Яхве - Бог (el), и он озаряет вас», Франк-Каменецкий пишет: "Это было бы единственное место в Ветхом Завете, где el сохранило пережиточно свое древнее значение, если принять теорию В. К. Шилейко, согласно которой
слово это первоначально служило для обозначения светового божества" (Колесница Иеговы, 101-102).
Таким образом, все, что мы знаем о содержании доклада Шилейко, это его основная идея, что само слово 'el первоначально служило для обозначения светового божества. Нетрудно понять, почему он пришел к такому выводу. Во-первых, как ассириолог и шумеролог Шилейко знал, что само слово ilu "бог" пишется в аккадской клинописи тем же знаком, что и слово "небо", а именно - знаком светящегося небесного тела. Следовательно, если для шумеро-аккадской письменности бог связан именно со светом и свечением небесного тела, то можно предположить связь со светом и самой этимологии слова 'el. Во-вторых, есть огромное число контекстов, в которых семитский Эл-Илу-Элоах-Элохим предстает как связанный с сиянием и светом. Франк-Каменецкий собрал немало таких контекстов: "Исайя (10, 17) называет Яхве «светом Израиля»; в Пс.27, 1 мы читаем: «Яхве - мой свет и мое спасение»; в Кн. пророка Михея (7, 8): «когда я сижу во тьме, Яхве - мой свет». Иногда божество еще конкретнее названо светочем: «ты - мой светоч, Яхве; Яхве озаряет мою тьму»; в другом месте, где воспроизведен тот же текст, мы находим не лишенный интереса вариант: «ты зажигаешь мой светоч»; внесенная поправка, очевидно, имеет целью
устранить непосредственное сопоставление Яхве с источником света. Представление о тесной связи божества со светом сохранилось в целом ряде собственных имен: «Яхве - (мой) светоч», «Яхве - (мой) свет»; «Яхве сияет», «Бог - (мой) свет», «Бог сияет» и др. То же представление лежит в основе поговорки: «свет божий - душа человека»" (Колесница Иеговы, 101). Не исключено, что эти примеры фигурировали и в докладе Шилейко. В-третьих, божество в шумеро-аккадской и семитской мифологиях обязательно связано со славой, харизмой, т.е. у него или вокруг него есть сияние (меламму, кабод). Эти три обстоятельства позволяют толковать слово 'el как связанное именно со светом и свечением.
Однако, если привлекать известные нам представления, в своем основном этимологическом выводе Шилейко оказывается неправ. Во всех семитских языках 'il/'el значит именно общее понятие "божество". Есть попытка вывести это слово из основы 'wl "быть сильным, быть превосходным", что вполне возможно (Botterweck G.J., Ringgren H. (ed.).Theological Dictionary of the Old Testament. Vol. 1. Michigan, 1997. P. 244). Сила и превосходство над человеком - главная черта божества в человеческом понимании. Но сущность слова 'el все же связана не просто с самой силой и превосходством, и для того, чтобы понять истинное наполнение этого слова в самых ранних письменных источниках, следует подойти к вопросу апофатически. Мы не знаем, что есть бог, но мы точно знаем, что такое в аккадском языке beeel la ili "господин без божества". Это беззащитный и вследствие этого несчастный человек. Его преследуют злые демоны, он подвергается порче, выйдя на главную улицу города (CAD I/J, 103). К этому можно прибавить староаккадское имя собственное Шаррукин-или "Саргон - мой защитник", обозначающее то же самое - защиту и покровительство человеку со стороны аккадского царя (который, заметим, не был обожествлен). Таким образом, человек, у которого есть бог, это защищенный и удачливый человек. Следовательно, ilu это прежде всего защитник, обладающий силой, превосходством и незримо присутствующий рядом с человеком.
Но дальше мы вспоминаем, что защита человека богом имеет манифестацию в виде сияния, свечения. Бог изливает свет для того, чтобы его лучи окутали подзащитного. Поэтому у бога есть меламму или кабод. Например, аккадское слово kidinnu,  обозначавшее сияние, магическую силу (от элам. kiten), дало в аккадском kidinnuutu "защита" и даже "экономический иммунитет от налогов" (CAD K, 342-344). Тогда мы понимаем, что Шилейко прав не в этимологии, а по существу. Просто Франк-Каменецкому не удалось уловить все извивы его мысли. В семитском понимании божества действительно обязательно светоносное начало, но потому, что оно есть начало защитительное, берущее человека под свою опеку и сообщающее ему свою силу.

Об одном неизвестном шумерском божестве

Речь пойдет о шумерском божестве, которое ни в одном справочнике не учтено в полной форме и не объяснено.
У М.В.Никольского есть статья 1889 г. "Халдейский вес эпохи Гудеа". В этой статье рассматривается гиря с надписью монументальной клинописью в две строки, которая входила в коллекцию Блау и была предъявлена Никольскому для экспертизы. Никольский установил, что по характеру письма это, скорее всего, эпоха Гудеа. И прочел надпись абсолютно верно:
1. 1/2(disz) ma-na gi-na
1/2 мины установленной,
2. lu2-{d}igi-ma-na
(принадлежащая) Лу-Игимана.

Гиря попала в Дарэмский музей в Англии, где и хранится до сих пор.
https://cdli.ucla.edu/search/archival_view.php…
Все прекрасно, кроме того, что означает имя божества. igi "глаз, лицо; перед", ma-na "мина (серебра)". И как это перевести? Глаз мины серебра? Перед миной серебра? Понятно, что имя теофорное, и что lu2 "человек" это раб бога Игимана. Как же понять имя божества?
Помогла грамматика Фалькенштейна. Там есть пример возможной редукции начального а- в слове ama "мать". Стало быть, можно прочесть lu2-{d}Igi-ma-na как Lu2-{d}Igi-ama-na (< ama-ni-a(k)) "Человек божества "Перед матерью своей...". Значит, имя божества переводится как сокращение некоего предложения, из которого мы знаем только первую часть: "перед матерью своей..." Что же дальше?
Дальше на помощь приходит электронная база данных CDLI, в которой мы находим нескольких чиновников, носящих имя Ur-{d}Igi-ama-sze3 и Lu2-{d}Igi-ama-sze3, т.е. раб этого божества или человек этого божества. В самом же имени нам становится известен еще один член в виде аллативного падежа -(e)sze. То есть, получается "К лику матери". Каков же пока результат? Мы точно знаем, что есть божество Игиама(ни)ше. Но и это еще не все предложение.
И тут нам сказочно везет. Только что опубликована старошумерская табличка с перечнем жертв для нескольких богов. И здесь такой текст:
1. 1(asz@c) udu tesz2-bi-na-nam
1 баран (от) Тешбинанама,
2. 1(asz@c) masz2 lugal-bad3
1 козленок (от) Лугальбада ("Царская Крепость") -
3. igi#-ama-ni#-[sze3]-he2#-DU
(богу по имени) "Перед ликом его матери пусть он предстанет/пойдет!",

column 2
1. 1(asz@c) udu e2-sahar
1 баран (от) Эсахара ("Песчаного Храма") -
2. {d}en-ki
(богу) Энки.
https://cdli.ucla.edu/search/archival_view.php…

Итак, полное имя старошумерского божества звучит Игиаманишехеду и представляет собою пожелательное предложение "Перед ликом его матери пусть он предстанет/пойдет!" (глагол зависит от чтения DU либо как du "идти", либо в значении gub "стоять"). Кто ОН - пока непонятно.
Это божество известно в Лагаше с эпохи Лугаланды, но встречается и в Умме в эпоху 3 династии Ура. Ни в одном справочнике божеств Месопотамии оно не учтено в своей полной форме. Предположение Г. Зельца о его возможной принадлежности к кругу богини Нинмарки текстами не подтверждается и оснований под собой не имеет (Selz, 1995, 146, Anm. 603).
Можно ли сказать что-то еще? Можно, если иметь в виду, что предлог igi-sze3 "перед, к" часто предваряется именами божеств. Так, в надписи Urukagina 52 читаем:

1. {d}ba-ba6 e2-gi4-a eridu{ki}-ga
en: Baba, the daughter-in-law, in Eridu
2. URU-KA-gi-na-ra
en: URU-KA-gina
3. igi-sze3 mu-na-gen
en: she preceded
4. mu-bi
en: is its name.
https://cdli.ucla.edu/search/archival_view.php?ObjectID=P222654

То есть, богиня Бау является предстательницей за Урукагину, букв. идет впереди него, перед ним.
В Цилиндре А еще более красноречивый сюжет. Гудеа просит:

78. (A3.20) u2(source: sukkal)-dug4 sag9-ga-zu igi-še3 ḫa-ma-ĝen
79. (A3.21) dlamma sag9-ga-zu ĝiri3-a ḫa-mu-da-ĝen

Твой утукку добрый пусть впереди (меня) идет!
Твой ламассу добрый пусть рядом идет!

Если мы теперь вернемся к сочетанию igi-ama-(ni)-sze3 he2-DU, то можно перевести его "Пусть перед матерью его (он) идет!"
И тогда будет иметься в виду некий дух-хранитель, который идет впереди матери названного так человека, охраняя сперва плод, а затем и новорожденного.


Памятные записи о Вяч. Вс. Иванове

Дневник от 19.08.2006 г.
"17-го – первый день хлебниковской конференции. Она проходила в Солженицынском центре на Таганке, напротив театра, на четвертом этаже конференц-зала. В.П.Григорьев не пришел, зато неожиданно явился Вяч.Вс.Иванов, и как раз перед моим докладом. Я никогда раньше его не видел. Подошел, поздоровался, рассказал о себе и своей работе над корпусом Шилейко. Поблагодарил за три предисловия к первым изданиям. Сказал о смерти Славы Шилейко… На все мои слова он отвечал холодным взглядом бесцветных глаз и монотонным “да-да”. Так же механически и невесть почему вынул из кейса и подарил мне роман, написанный под псевдонимом “Дмитрий Смирнов” (а я почему-то не догадался попросить автограф). Но после моего доклада оживился, поддержал кое-какие мои мысли и стал очень разговорчив. Выйдя сразу после меня к микрофону, он вдруг как-то весь раскрылся, стал думать вслух – и я увидел перед собой одного из самых удивительных столпов Духа. Весь его облик – и наклон головы, и руки, и речь – все словно подалось вперед к слушателю, напряглось, он стал лицом и голосом высшего. И я подумал: Иванов – это образ Вечности. Перед началом конференции передо мной была вечность неразбуженная, немая, застывшая, как отцовский дом и пруд в “Солярисе”. Мне как-то удалось ее растопить, и вот перед нами вечность открывшаяся, как “бездна, звезд полна”. Я не ожидал, что увижу в Иванове то же самое, что раньше видел и ощущал в Берлеве и Топорове – присутствие Духа Святого. Эта его насыщенная духовность с лихвой покрывала ошибки и небрежности в работах последних лет. Я видел перед собой личность не слабее Хлебникова. Он как бы осиял собою и тему, и присутствующих. Доклад его был посвящен всем вообще в мировой культуре попыткам выстроить циклические системы исторического развития. И как он был насыщен, какой цельной и глубокой была мысль докладчика! Потом я задал вопрос о современной циклистике Цымбурского и наша беседа пошла по новой, теперь уже публично, постепенно захватывая зал. Зал оживился, в нем открылось какое-то новое дыхание. Присутствие и живое слово Иванова преобразило всех".
3 октября 2010 г.
"Купил несколько томов избранных трудов Иванова. Этот шар, способный вместить всё (как и подобает шару), оказался с предпочтениями. Я заметил, что христианство и ислам чужды ему, а вот буддизм и язычество примитивно живущих народов его греют. И вообще - Иванов любит активно движущиеся народы, а не застывших земледельцев. У него в почете индоевропейцы, американские индейцы, сибирские шаманисты, австралийские аборигены. Он вообще больше смотрит на Восток, в дальневосточную Азию, чем на Ближний Восток или в Европу. При этом Африка не так ему интересна, как именно центральная и восточная Азия. Возможно, потому, что в той Азии корни его отца. Иванов антрополог и когнитивист, т.е. ему хочется понять, как человек познает мир и делает логические выводы. Каковы механизмы работы мозга и какие приемы мышления получаются из функций мозга. Читая, постоянно нахожу ошибки в библиографических ссылках и некоторые фактические ошибки (когда он пишет о предметах, которыми я занят). Но сама связка между предметами завораживает. Он умеет сопрягать далекие предметы. Но промахивает мимо истины в частном анализе конкретных и близких. Однако... Что есть это его промахивание мимо истины, т.е. мимо единственно верного решения? Это отдельный вопрос когнитивистики. Когда Иванов предполагает, то он видит веер вариантов решения проблемы и не стремится к определению одного правильного. Значит, такой способ мышления зачем-то нужен. Это даже не синтез. Это моделирование. Такие варианты могли не быть в том месте и времени, но они вполне возможны в будущем. Далее, Иванов лучше всего и пристальней всего видит поверхность - тела, формы, функции. И культура у него совокупность поверхностей. Это очень трудно сейчас объяснить. Потом".

17 сентября 2012 г.

"Иванов и Казанский пригласили на конференцию по календарному Донелайтису. Сразу после Иванова сделал доклад о сезонах года у шумеров. После доклада произошло неожиданное. Вяч. Вс. сказал, что он будет через меня говорить с Дьяконовым, поскольку они не доспорили. Он медиум? Действительно, Иванов стал спрашивать Дьяконова о некоторых этимологиях в шумерском. Но тут случилось еще более удивительное. Оказалось, что я знаю ответы Дьяконова на эти вопросы (читал). И вроде как я начал отвечать ему за Дьяконова. Хотя предварительно сказал, что за Дьяконова не скажу. На зал это произвело впечатление спиритического сеанса. Была видеозапись, каждый может увидеть".

6 июня 2014 г.

"Опять вместе с Ивановым, вторым номером. Доклад о зачатках атомизма на древнем Востоке в связи с историей письменности (клинописный знак как элемент мироздания). Пригодилась его статья о развитии математической астрономии в Вавилоне. Привлек ее и показал, что да, элементы начали осознаваться именно тогда, когда появились константы времени в астрономических выкладках и когда знаки клинописи начали сопоставляться со знаками зодиака. Астрализация мышления где-то тогда и началась (VII-V вв.). Иванов согласился".

10 сентября 2014 г.

"Сумасшедший день в Москве. С утра съемка на Постнауке (4 ролика), днем круглый стол в Антропологической школе у Вяч Вс. По поводу статьи Березкина о теории государства. Много вопросов к докладу именно по обществам Передней Азии. Однако автор статьи не приехал. Договорились печатать обсуждение. Иванов говорил с полчаса, но никто не записывал. Так что вряд ли получится".

22 августа 2015 г.
"Вчера был в Переделкине на Дне рождения Вяч. Вс. Видел Зализняка, Николаеву, Антонову, двоих коллег-клинописников... и кого там только не было. Иванов подарил мне книгу о Пастернаке и книгу об истории письма. Договорились о предисловии к моему переводу шумерского диалога Зимы и Лета. Пока он надписывал книги, сделал серию фотографий. Погода прекрасная. Настроение не очень (Вяч Вс праздник дается тяжело)"




26 декабря 2015 г.

"Фрейденбержья конференция в РГГУ. Должен быть вторым после Иванова, но опоздал с поезда и пришел третьим. Предварительно показал тезисы Вяч.Вс. Он одобрил. Сказал, что произносил текст, который давно уже был написан. Я его не слышал, поскольку в то время еще ехал. Но он дал ссылку, и я прочел. Беседовали по имейлу".
(доклад Вяч Вс был по скайпу)

Эдем как шумерская проблематика (эквиваленты слова "тяжелый")

В аккадском языке есть слово kabtu "(to be) heavy; (to be) important". У него в силлабариях очень интересные шумерские эквиваленты.
dilmun = kabtu. Да-да, это тот самый Дильмун, т.е. Бахрейн, о котором впс написал в свежеопубликованной статье про Эдем. И у Дильмуна очень интересные дополнительные значения: "(to be) made manifest; (to be) heavy; (to be) important; ritually unclean, impure person; instruction". То есть, dilmun в качестве прилагательного значит "почтенный, значимый", поскольку там свершилось грехопадение, в результате чего появились ритуально нечистые люди.
Точно та же история с прилагательным aratta = kabtu "heavy; important; praise, glory".
Дильмун и Аратта - два места, где все началось! Именно потому эти топонимы стали прилагательными со значением "почтенный, значимый".
К этому же оттенку значения относится и idim = kabtu "(to be) heavy; (to be) important". А Вы знаете, что такое idim? Это "spring, underground water" Akk. nagbu. Первый источник, забивший на Дильмуне.
Дальше идет слово dugud "(to be) heavy; (to be) important", чаще всего приложимое к туче (IM.DUGUD). Это "тяжелый" в смысле "затмевающий солнце". Так же называют и птицу Анзу (по-шумерски ее имя Имдугуд), обладающую широкими крыльями.
Итак, из всех слов со значением heavy ни одно не обозначает собственно физическую тяжесть. Тяжесть связана с почтительностью и значительностью, с началом мироздания, с первоместом и первоисточником. То есть, с Эдемом.

А вот и статья об Эдеме в клинописных текстах https://www.academia.edu/32808145/%D0%92%D0%B5%D1%82%D1%85%D0%BE%D0%B7%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D1%82%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%AD%D0%B4%D0%B5%D0%BC_%D0%BF%D0%BE_%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%BC_%D0%BA%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%BD%D1%8B%D1%85_%D1%82%D0%B5%D0%BA%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B2_%D0%BA_%D1%8D%D1%82%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%B8_%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B0_Eden_