Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Мои группы в Контакте

Древняя Месопотамия
История древнего Востока
Владимир Софроницкий
Надежда Андреевна Обухова
Евгений Боратынский
Владимир Щировский. Танец души
Александр Алексеевич Остужев
Философия истории и культуры
Густав Леонхардт

К эволюции триады

Вот же раньше были книжки! Пиши себе что хочешь без всяких цитат. Читаю Гачева "Содержательность художественных форм". И он пишет на с. 67:

"Уж что может быть более отвлеченным, чем гегелевская триада: тезис, антитезис, синтез? А между тем «подспудом» этой триады является самый простой, естественно-календарный цикл зерна; жизнь (рождение, вырастание из земли, поднятие на свет), смерть (закапывание в землю, погружение во тьму), возрождение-воскресение, как смерть-рождение. Зерно схоронили, закопали под землю,оно умерло, и потому из него росток пошел. Гегель для демонстрации реального содержания своей триады и обращается часто именно к рассказу о жизни, смерти и воскресении зерна"

Никаких ссылок нет. Вот где это Гегель написал?
Долго искал. И нашел в первом томе "Лекций по философии истории", в главе "Понятие развития":

"То-, что находится в себе, вступая в существование, хотя и изменяется, все же вместе с тем остается одним и тем же, ибо оно управляет всем ходом изменения. Растение, например, не теряет себя в непрестанном изменении. Из его зародыша, в котором сначала ничего нельзя разглядеть, возникают разнообразные вещи, но все они содержатся в нем, правда, не в развитом, а в свернутом и идеализованном виде. Причиной того, что он полагает себя в существование, является то, что зародыш не может мириться с тем, чтобы оставаться лишь в-себе-бытием, а влечется к развитию, так как он представляет собой противоречие: он существует лишь в себе и вместе с тем не должен существовать в себе. Но этот выход за свои пределы ставит себе определенную цель, и высшим его свершением, предопределенным конечным пунктом его развития, является плод, т. е. порождение зародыша — возвращение к первому состоянию. Зародыш хочет породить лишь самого себя, раскрыть то, что есть в нем, чтобы затем снова возвратиться к себе, снова возвратиться в то единство, из которого он изошел" (с. 86).

То есть, получается, что в основе гегелевской диалектики лежит земледельческая мистерия зерна. Гегель не земледелец, и этот образ, скорее всего, навеян Элевсинскими мистериями. Он так именно и пишет, соединяя философию с греческой религией:
"Таким образом, религия имеет общее содержание с философией, и лишь их формы различны; дело идет поэтому лишь о том, чтобы форма понятия достигла такого завершения, которое делает возможным постижение содержания религии. Истинно лишь то, что получило название религиозных мистерий; они представляют собою спекулятивное ядро религии. У неоплатоников μνεϊν, μνεΓσϋαι (быть посвященным) означает: заниматься спекулятивными понятиями. Под мистериями понимают, говоря поверхностно, таинственное, остающееся таковым и не делающееся известным. Но в элевзинских мистериях не было ничего неизвестного; все афиняне были посвящены в них, и лишь Сократ говорил о себе как об исключении" (с. 129).
Однако тезис-антитезис-синтез тут совсем не главное, потому что гегелевская триада это продолжение очень древнего богословия. Главное это, конечно, сама Троица: Отец как Одно, управляющее всем ходом изменения; Сын как влечение к развитию и умножению; Дух Святой как Плод и возвращение к Отцу.
А что еще древнее за этим? А за этим, еще глубже, - шумерская триада консекрации XXI в. до н.э., в которой ровно та же логика. "Будь светел как Небо, будь чист как Земля, сияй как Средоточие Неба!" Взгляд сперва идет вверх, где небесный свод и звезды. Эпитет светлый применяется к огню. Затем взгляд спускается резко вниз к почве. А потом взмывает в ту сферу, где ходят Солнце и Луна. То есть, в близкую к человеку сферу воздуха как пространства между Верхом и Низом. И так охватывается все мироздание. Первая часть триады - огонь. Вторая часть триады - обязательно земля, ее чистота, падение вниз, временное отлучение от небесного. А звезды воздуха дальше, чем Солнце и Луна. И само Небо - первоначало того, что оно посеяло на земле.
Есть ли что-нибудь еще древнее? Тоже есть. Это шумерская триада консекрации в заговорах XXIV в. до н.э. Священное дерево тамариск делится на ствол, корни и крону. Ствол сопоставляется с Небом, корни - земля и подземные воды, крона - Энлиль, бог воздуха. Огонь, Земля-Вода, Воздух. И Дерево как первообраз такого деления.
Таковы самые древние корни гегелевской триады. Они вовсе не в судьбе ячменного зерна. Гегель в своей аналогии был сыном времени, знавшим греческую древность и не подозревавшим о более древних древностях Передней Азии.
Отсюда я делаю радикальный вывод: НЕМЕЦКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ БЫЛА СПОСОБОМ ОБЪЯСНЕНИЯ ГРЕЧЕСКОЙ РЕЛИГИИ. ДЛЯ ОБЪЯСНЕНИЯ КАТЕГОРИЙ ШУМЕРСКОЙ РЕЛИГИИ НУЖНА ДРУГАЯ ФИЛОСОФИЯ.
Спасибо Гачеву, что навёл.

Об основах философии культуры

Подумал, что уже 20 лет как читаю в университете философию культуры. И главный вывод, который могу сделать, в том, что мне понятен главный источник этой дисциплины в западной цивилизации. Это трактат Лукреция "О природе вещей" и трактат Козимо Раймонди "Речь в защиту Эпикура против стоиков, академиков и перипатетиков". Вне этих двух основоположных текстов о развитии общества никакой европейской философии культуры просто не существует. Что же касается мусульманской философии культуры, то она вышла из "Политики" и "Метафизики" Аристотеля. Отсюда большая разница в аксиологии. В исламе думают, каким должно быть государство, чтобы человек в нем оставался разумным и счастливым. А в западном христианстве думают, каким должен быть человек, чтобы государство оставалось цивилизованным.

Страничка из дневника. Доклад В.С.Стёпина в СПбГУ

"11-го марта 2004 г. в два часа дня на Философском факультете Петербургского университета состоялся доклад В.С.Степина о необходимости философии и перспективах ее развития. Степин говорил 50 минут, потом десять минут задавали вопросы и еще час выступали различные ораторы. Доклад директора Института философии сводился к тому, что философия есть рефлексия над универсалиями культуры.Collapse )

100 лет Вицину

Вицину 100 лет. Это шутка хронологии, потому что при жизни все поздравляли его 23 апреля, а в паспорте у него стоял 1918 год.
Вицина я один раз видел живьем. Мне было 13 лет, пошел на вечер встречи с киноактерами, который состоялся в ДК им. Дзержинского. Объявили Вицина. Он вышел уверенно и со строгим лицом. Но на пути к рампе ноги стали выписывать какие-то кренделя, лицо исказилось блаженной улыбкой. Начался рассказ Зощенко, в котором была ударная фраза: "Я бы остался, но задние тоже хочут". После рассказа Вицин опять стал сам собой. Строгий человек, волевой, но при этом задумчивый. Он почему-то не знал, что дальше, а время еще оставалось. И он, действительно глубоко задумавшись, начал говорить, что хотел быть художником. Может быть, даже театральным декоратором типа мирискусников. Но был с детства застенчив. И чтобы преодолеть эту застенчивость, решил пойти в актеры. Ему так посоветовали. Ну, думал, пойду в актеры, а когда научусь общаться с людьми, то вернусь в художники. А потом понял, что такие художники не требуются. Писать реализм он не сможет, а символическое искусство под запретом. Значит, нужно оставаться в актерах, потому что эксцентриков пока не запрещают. И уже в 30-е годы Вицин начал читать рассказы Зощенко. Сперва для себя, а потом для знакомых. С этого актерство и началось... Вдруг он почувствовал, что как будто бы начал исповедоваться перед залом, настроенным на веселье. Это испугало его. Лицо стало снова дурашливым, и он сказал, указывая на кулисы: "Я бы, конечно, остался, но задние тоже хочут". Были аплодисменты. И было сожаление, что он вот так на полуслове оборвал свой исповедный монолог.
После Вицина вышла Клара Лучко, потом Надежда Румянцева, потом Кирилл Столяров... Все слушали, хлопали, но думали про Вицина. И потом в гардеробе обсуждали только его выход.
Что тогда показывали? Они ведь выступали с кинофрагментами... Не помню. Потому что живой Вицин всех и всё затмил.
Через много-много лет после того вечера я прочитал в его газетном интервью, что Вицин ненавидит Циолковского. Это были не просто слова, а поединок двух философов. Вицин говорил, что Циолковский со своей верой в лучистое вещество будущего отрицает природу и живую жизнь, а своей ненавистью к формам, и в том числе к форме животного, ставит человеческий разум против природы. Тогда я понял, что Вицин не просто кормит голубей на Арбате, а выполняет некую духовную миссию по сохранению форм живого. Действенно отрицает веру Циолковского в потерю телесности.
С ним так никто и не поговорил о философии.

Гермес на картине Джорджоне "Три философа"?

Художник Джорджоне (1477-1510) написал в 1505 г. картину с тремя мужчинами разного возраста, стоящими у пещеры на фоне венецианского летнего пейзажа. Поскольку он не подписывал своих картин и не давал им названия, то его авторство обнаружилось уже после смерти, а картина получила условное название "Три философа". После этого стали гадать, кто есть кто. Вариантов около сорока. Самые распространенные (справа налево):
Платон - Аверроэс - итальянский математик, в образе которого сам Джорджоне
Пифагор - Ферекид - Фалес
Соломон - Хирам, царь Тира - Хирам Абифф
Эвандер - Паллас - Эней
Античность - философия ислама - Возрождение
Иудаизм - ислам - католическое христианство

Теперь отойдем от этих спекуляций и посмотрим на саму картину справа налево.
Стоящий справа на самой низком уступе скалы старик закутан в длинное одеяние, а голова его скрыта капюшоном. Он весь - Тайна. В руке у него гороскоп затмения Луны. Он смотрит в сторону Пещеры. То есть, это первая стадия в развитии мудрости, когда изучали Природу исходя из соответствия небесных и земных знаков. (Тут я, кажется, уже проговорился, и sapienti sat). Для остальных продолжу.
Стоящий посредине на втором уступе скалы не имеет в руках ничего и смотрит внутрь себя. Пещера ему не интересна. Это спекулятивный философ. На голове у него чалма - значит, это арабский спекулятивный философ типа Аверроэса. Он добывает знание из собственных логических рассуждений и медитаций.
Сидящий слева - уже не стоит перед Пещерой, а спокойно сидит на самом высоком уступе скалы. Смотрит он только на Пещеру, и в его руках измерительные инструменты. Голова непокрыта. Это европейский естествоиспытатель.
При этом все трое отвернулись от благодатного пейзажа, изображенного в центре картины. Жизнь как таковая их не интересует.
И вот теперь мы возвращаемся к основной загадке, над которой ломают голову искусствоведы. Кто первый мудрец? Платон и Пифагор не были астрологами, тем более не занимался гороскопами царь Соломон. Тем более запрещена астрология в иудаизме. Все эти версии не проходят. В руках у старика чертеж небесных знаков, которые имеют отношение к Пещере и влияют на земную жизнь. Кто говорил: "Что вверху - то и внизу"?
Разумеется, Гермес Трисмегист (рис. 2- его изображение в издании 1617 г.). Именно он закутан в одеяния и капюшон. Именно его в эпоху Возрождения считали покровителем всех тайных наук. Его упоминает первым среди мудрецов сам Коперник, бывший современником Джорджоне.
Возможно, прообразом картины Джорджоне стала мозаика в соборе Сиены 1480-х гг. с изображением тех же троих и в той же последовательности (см. изображение 3).
Итак, впс, кажется, разгадал загадку картины Джорджоне. Ее формула проста: двое мудрецов смотрят в тайну Пещеры, один - в самого себя, и все трое не видят истинной Жизни.



Мои группы в Контакте

Древняя Месопотамия
История древнего Востока
Обухова
Остужев
Боратынский
Софроницкий
Владимир Щировский. Танец души.
Философия истории и культуры
Густав Леонхардт

Философия, артикли и слабое время

Френд gasan сказал вот здесь http://inosmi.ru/russia/20140121/216685568.html#ixzz2r8uNiduL нечто не вполне вразумительное.

"Почему Россия осталась без философии? С одной стороны, все объясняется довольно просто: в русском языке нет артиклей. Люди просто не различают, когда речь заходит о конкретном, а когда об абстрактном, когда об общем, а когда об особенном".

Позвольте не согласиться. В санскрите и китайском артиклей нет, но есть философия. В арабском наличествует только определенный артикль, а неопределенного нет, но философия там тоже есть. А в норвежском с артиклями полный порядок, но философии там нет. Итак, опытным путем установили, что артикли с философией не связаны.

"Например, в русском языке чрезвычайно сложная система отношений между грамматически слабым временем, грамматически сильным видом и мало-помалу исчезающим наклонением глагола".

Время в языке бывает простым или сложным, прошлым-настоящим-будущим, либо вовсе совпадает с категорией вида. Что такое "слабое время" и "сильный вид", тем более "исчезающее наклонение" глагола? Это какая-то неведомая мне лингвистическая терминология. Правда, в музыке есть слабое время как обозначение четных долей в размере. Но статья вроде бы не о музыке.

"Когда нужно быть прямой, русская речь избыточно метафорична, говорящие отвлекаются на второстепенные детали и никогда не могут довести до разумного конца ни одного сколько-нибудь серьезного умственного начинания. Отчасти, но только отчасти, скрадывают эту фатальную афилософичность русского языка неоспоримые поэтические достоинства".

А вот с этим соглашусь. Философствуют у нас все больше литераторы. Категориальный аппарат русской философии отсутствует, он заменен набором мифологем. Все точное у нас выражается либо таблицами, либо уравнениями. А словами труднее. Слова служат топливом для разгона фантазии.

24 мая 1988 г. 25 лет назад умер Алексей Фёдорович Лосев

Losev-1

Из бесед и воспоминаний А.Ф.Лосева: http://bookworm-e-library.blogspot.ru/2010/07/alexey-losev-conversations-and.html

За прошедшие четверть века он прожил очень яркую и насыщенную событиями посмертную жизнь. Его все узнали, многие прочитали, некоторые выступили на конференциях его памяти в разных городах страны и мира, было выпущено собрание его трудов, защищен десяток диссертаций по нему как философу и писателю, вышла его биография и мемуары о нем, а в доме, где он жил, был открыт Дом русской философии с прекрасной библиотекой - одно из лучших мест в современной интеллектуальной Москве. Возле дома стоит его бюст. Итак, он прожил еще одну жизнь.
Что же оказалось? Оказалось, что Лосев не сводим ни к одному из определений, которые ему давали. Филолог-классик, переводивший греческих философов в соответствии с собственным пониманием их мировоззрения и терминологии. Православный монах, который с 20-х годов не посещал церковных служб и был дважды счастливо женат. Философ, смешавший в своих сочинениях Гегеля, Гуссерля, Кассирера, Дионисия Ареопагита, Флоренского и имяславцев . Литератор, писавший музыковедческие рецензии и романы-триллеры. Культуролог, защищавший прелести средневековья и негативно относившийся к Возрождению. Реакционный романтик, глубоко знавший марксистскую философию и применявший ее методологию к античности. Лосев весь состоит из парадоксов. Занимавшийся мифом, он сам превратился в миф. Это миф о философском Гомере, сочинившем эпос античной эстетики, эпос диалектики мифа. Гомер был зряч изнутри и слеп снаружи, но настолько хорошо скрывал свою слепоту, что ходил в очках, никогда не задирал голову вверх и даже был в очках похоронен. Это миф о Мастере, носившем черную шапочку, которую связала ему его Маргарита, миф, через Попова попавший к Булгакову в середине 30-х и ставший яркой деталью величайшего русского романа прошлого века. Миф о великом старце, окормлявшем всех последующих мыслителей России - Аверинцева, Бибихина, Бычкова... Миф о праведном монахе, не ходившем в церковь из-за разногласий с сергианцами.
Это мифы, а в чем же правда? Лосева называют "филосев", Псой поет: "А.Ф.Лосев - он фи-лософ?" Он как-то шире и больше всех определений. Исследователь-творец, что бывало очень редко в мировой культуре. Гора или даже священное дерево, которое не обойдешь. Хочешь изучать Гомера, Платона, Аристотеля, Плотина, Секста Эмпирика, Николая Кузанского, античную эстетику, античную философию истории, средневековую диалектику, Владимира Соловьева, Павла Флоренского, теорию музыки, художественной формы, стиля, символа, мифа - без Лосева никуда. Он говорил: "Ото всех все беру и всех критикую". Ровно то же самое происходит и с лосевским наследием. Все у него берут и все его критикуют. Но при этом понимают, что не брать нельзя и что идти дальше можно только через обязательный пункт лосевской мысли. Ее можно преодолевать, но игнорировать невозможно.
В чем слабость Лосева? На мой взгляд, она в европоцентризме и средневековом романтизме. Сила же его состоит в редкой для русского философа системности мышления и в своеобразном интеллектуальном амбидекстризме, позволяющем одновременно анализировать текст и преображать его собственной творческой мыслью. Для этого должен быть в высшей степени развит Дух.
Лосев выдержал испытание четвертью века. Он возвышается в современной культуре недосягаемой вершиной, под сень которой стремятся все новые и новые поколения, желающие изучать культуру и осмыслять ее феномены. Если же говорить об уроках Лосева всем нам, то это твердое, непреклонное противостояние злу, такое противостояние, истинность и действенность которого признает и само зло; это несуетная каждодневная работа над осмыслением своего века через диалог с прошедшими мирами; это искренняя вера в Бога и горячая любовь к Родине.
Преподаватели же могут поучиться у Лосева любить первое сентября и "знающую улыбку" студентов в аудитории.

подлинный ассаргадон заболоцкого

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2012/6/za12.html

И вот, ступив ногой на солончак,
Стоит верблюд, Ассаргадон пустыни,
Дитя печали, гнева и гордыни,
С тысячелетней тяжестью в очах.
Косматый лебедь каменного века,
Он плачет так, что слушать нету сил,
Как будто в этом царстве человека
Остаток жизни стал ему не мил.
Как будто все отчаянье природы
Он воплотил в надменности своей.
И что ему высокий мир свободы,
Коль нет ему свободы от скорбей?
Он — азиат, он с головы до ног
Пропитан черной мглой магометанства,
Преодолев пустыни и пространства,
Он сам себя преодолеть не мог.

идея, бесспорно, брюсовская, с поправкой на понимание магометанства, взятое в философии истории гегеля. нежеланное бессмертие, агасферство. важное дополнение к моей статье о рецепции брюсовского ассаргадона в русской поэзии. низкий поклон loschilov и avvas