Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Мои группы в Контакте

Древняя Месопотамия
История древнего Востока
Владимир Софроницкий
Надежда Андреевна Обухова
Евгений Боратынский
Владимир Щировский. Танец души
Александр Алексеевич Остужев
Философия истории и культуры
Густав Леонхардт

Экскурсия по ассирийской выставке 23.02.2020 г.

Сегодня в Эрмитаже состоялась моя лекция-экскурсия по выставке ассирийских рельефов и табличек из Британского музея. В зале было шумно, меня слушали через наушники, аудиозапись не велась. Во время этой лекции мне пришли в голову две идеи, которые не должны раствориться вместе со звуками в эрмитажном Манеже.

1. О причине ассирийской натужной самодекларации и жестокости.

Посмотрев ассирийские артефакты в Европе, К.Д. Бальмонт написал в 1905 г.:

Строить зданья, быть в гареме, выходить на львов,
Превращать царей соседних в собственных рабов,
Опьяняться повтореньем яркой буквы я, —
Вот, Ассирия, дорога истинно твоя.

Повторение яркой буквы Я - не что иное, как влияние книги пророка Софонии:
Софония, 2, 13-15. "И прострет он руку свою на Север, и уничтожит Ассур, и обратит Ниневию в развалины, в место сухое, как пустыня. И покоиться будут среди нее стада и
всякого рода животные; пеликан и еж будут ночевать в резных украшениях ее; голос их будет раздаваться в окнах, разрушение обнаружится на дверных
столбах, ибо не станет на них кедровой обшивки. Вот чем будет город торжествующий, живущий беспечно, говорящий в сердце своем: "Я - и нет иного, кроме меня". Как он стал развалиной, логовищем для зверей! Всякий, проходя мимо него, посвищет и махнет рукою".

Пророк Софония, живший в то время, мог видеть ассирийские рельефы, надписи на которых начинались весьма необычно – с местоимения a-na-ku “я”. Царь описывал свою жизнь в 1 лице, подчеркивая, что все, о чем дальше пойдет речь, сделано именно в его правление. Предыдущие поколения правителей ограничивались упоминанием о себе в 3-м лице. А семитские языки, в которых есть глагольные формы 1 л. ед.ч., вовсе не требуют местоимения “я” ни в каком случае, кроме эмфазы: “именно я сделал то-то и то-то”.

Но почему же Ассирия IX-VII вв. до н.э. так яростно и натужно кричала о себе? Дело в том, что уже в конце XI в. она должна была исчезнуть под натиском арамейских племен, которые были столь многочисленны, что почти на два столетия перекрыли все основные пути, по которым из Ассирии шли торговые караваны и подводы с товарами. В это же время началось проникновение арамеев во все крупные ассирийские города и постепенное умирание аккадского языка как разговорного. Для дикарей великая шумеро-аккадская культура, воспринятая ассирийцами еще в конце III тыс. до н.э., не представляла никакой ценности, равно как и ассирийское письмо. И в этой пограничной, а если еще точнее – просто гибельной ситуации ассирийцы напрягали все силы, чтобы сохранить свое государство в целости и сохранить свой язык хотя бы в письменных памятниках. А лучший способ защиты – нападение. И человек, читающий все эти бесконечные “я – царь великий, царь могучий, царь четырех сторон света, царь вселенной”, должен понимать, что письменность – единственная возможность ассирийцев оставить свой язык для потомков, а славные военные деяния – единственная возможность сохранить государство. Не от ячества они это делали, а от реальной угрозы небытия. И их жестокость это негодное, но верное до поры средство сохранить нерушимость территорий. Потом, уже с конца IX века, это будет жестокостью экспансионистов. Но поначалу было совсем иначе.

2. С какой целью создавались ассирийские рельефы.

Чаще всего можно прочитать, что это было средство политической пропаганды. Но представьте себе абсолютно темное, лишенное окон помещение одноэтажного царского дворца, где освещение было сбоку и рельефы светились весьма тусклым факельным светом. Представьте себе и то, что в царском дворце бывало не так уж много народа, тем более там всегда было мало иноземцев. Для кого же создавались рельефы, в чем их пропаганда? Ответ очень простой. Царь рассчитывал на то, что в его дворце будут жить потомки, и оставлял им в такой форме память о себе и своих деяниях, думая, что потомки приумножат достижения предка. К сожалению, желания ассирийских царей не сбывались: каждый новый царь той же династии старался возвести не только собственный дворец, но зачастую и свой город. Поэтому рельефы работали на одно-два поколения вперед и не больше. Рельеф был заменой стелы, которая нередко называлась “именем” царя. Стела ставилась в месте победы. Рельеф же был домашним памятником, который напоминал самому царю и его семье как о достижениях, так и о повседневных занятиях вроде царской охоты на львов или охоты с собаками. Видеть в этом пропаганду не представляется возможным. У нас нет сведений о том, чтобы кого-то из вельмож соседних стран специально подводили к этим рельефам с целью устрашения. Для устрашения у ассирийцев были более сильные средства. Нужно слушать самих ассирийских царей. Вот что говорит царь Синаххериб в конце своей надписи на шестигранной призме:

“В те дни дворец, что внутри Ниневии, я сделал своей резиденцией, наполнил его роскошью всем людям на удивление. Задний дворец, который для размещения гарнизона, содержания, лошадей и хранения всякой всячины велели построить цари прежние, предки мои, террасы у него не было, жилые помещения малы, некрасив вид, фундамент его обветшал от времени, ослабла- его основа, обрушились его башни,- дворец этот целиком я разрушил, большой пустырь из лугов и полей города я присоединил в качестве добавления. Место прежнего дворца я оставил и на лугах, которые до самого берега реки, [землю] взял. Террасу я повелел насыпать, на 120 слоев кирпичей я сделал ее выше. В подходящий месяц, в благоприятный день на террасе той, по замыслу моему искусному дворец из мрамора и кедра на хеттский манер, который был много больше, превосходнее и прекраснее, мастерством моего умелого зодчего я велел соорудить для обитания моего величия. Я проложил над ним высокие балки из кедра - порождения горы Хаманим (горный хребет на северозападе Сирии, совр.Аман), горы светлой. Створки из благовонного дерева я обил скрепами из блестящей меди и навесил их в воротах. Из превосходного мрамора, что находят в стране баладайев (семитоязычное племяпроживавшее на территории совр. г. Мосул), я велел сделать [статуи] шеду и ламассу и установить их справа и слева - защиту их [ворот]. Для содержания черноголовых, хранения боевых коней, мулов, лошаков (?), верблюдов, колесниц, телег, повозок, колчанов, луков и стрел, всяческого боевого снаряжения, [а также] упряжек лошадей и мулов, у которых большая сила, для запряжки в ярмо, я повелел намного увеличить внешнюю мощеную площадь. Дворец этот от фундамента до крыши его я отстроил, завершил. Стелы - начертание имени моего - в нем я установил для будущих времен. Из царей, потомков моих, тот, кого Ашшур и Иштар изберут для управления страной и людьми, когда дворец этот обветшает и обвалится, будущий правитель разрушенное да восстановит, стелу - начертание имени моего - да увидит, и елей да приготовит, возлияние да совершит, на место ее да возвратит он. Ашшур и Иштар окажут ему милость, услышат [его молитву]. На того же, кто изменит надпись мою и имя мое, Ашшур, великий владыка, отец богов, да выступит враждебно, да лишит он его жезла и престола, да ниспровергнет он его правление”.

Итак, мы можем не сомневаться: дворцы и рельефы предназначались ассирийскими царями для потомства, а не для внешней пропаганды своего величия. И они были одной из немногих по тому времени возможностей сохранить память об аккадском языке и умирающей шумеро-аккадской культуре северной Месопотамии.

11-й Всемирный конгресс по археологии древнего Ближнего Востока. 3-7 апреля. Мюнхен.

Программа http://www.icaane2018.vorderas-archaeologie.uni-muenchen.de/programme/main-sessions/program-pdf-21-march.pdf
Тезисы докладов http://www.icaane2018.vorderas-archaeologie.uni-muenchen.de/programme/main-sessions/final-pdf-abstracts.pdf

Впервые выступаю с докладом о гендерных аспектах месопотамского культового календаря. Время и гендер! Никогда такого не было.

R.I.P. Дуглас Фрэйн (20.04.1951-19.12.2017)

Ассириология понесла тяжелейшую и совершенно не восполнимую утрату. Скончался Дуглас Фрэйн (20.04.1951) - профессор университета Торонто, ведущий в мире специалист по царским надписям древней Месопотамии. Тома надписей, изданные Фрэйном, являются основой современного исторического знания в области ассириологии. Его переводы служат образцами точности, а его комментарии полны сведений из самых разных областей шумеро-аккадской культуры. Фрэйну в одиночку удалось создать канадскую школу ассириологов и организовать научный коллектив, трудившийся над проектом по изданию царских надписей. Его эрудиция была безграничной, поскольку Фрэйн легко читал все клинописные пошибы и ориентировался в датировочных формулах всех эпох. Его особой заслугой является том самых ранних царских надписей, многие из которых выполнены еще шумерским линейным письмом XXV в. до н.э. Помимо издания надписей, вторым важнейшим вкладом Фрэйна в историческую науку является корпус его трудов по исторической географии древнего Ближнего Востока. Понятно, что память будет вечной. Но к Дугласу больше нельзя обратиться с вопросом, ему нельзя написать (что делали все без исключения молодые коллеги), его нельзя увидеть и услышать в кулуарах и на кафедрах конгрессов по ассириологии (а это было необходимо, потому что многие доклады он не публиковал). Устное сообщение Фрэйна или его совет всегда ценились очень дорого.
Мой коллега Paul-Alain Beaulieu написал сегодня:

I am saddened to convey the news that Douglas Frayne passed away a few days ago at his home in Toronto.
Douglas initially studied Assyriology at the University of Toronto and then went to Yale University to specialize in the study of Sumerian under Prof. William W. Hallo. After being awarded his Ph.D. from Yale, he started his long career as teacher and researcher in the Department of Near and Middle Eastern Civilizations at the University of Toronto.
He is known for his many articles on various subjects and especially for his monumental contributions to the Royal Inscriptions of Mesopotamia project. The four volumes he wrote on the Presargonic, Sargonic and Gutian, Ur III, and Old Babylonian Periods have become major reference tools in the field of Assyriology.
Douglas was a long-standing member of the academic community in Toronto. He will be sorely missed as a friend and colleague. Details about funeral arrangements and memorial service will be posted later.


CV Дугласа Фрэйна здесь https://utoronto.academia.edu/DouglasFrayne/CurriculumVitae

Голенищев как Иное (к 160-летию со дня рождения)

ГОЛЕНИЩЕВ КАК ИНОЕ

29 января исполняется 160 лет со дня рождения Владимира Семеновича Голенищева – основателя российской и египетской науки о древнем Египте. Во время предыдущего юбилея ему был поставлен памятник в Каире. От Петербурга он такого памятника не дождется, хотя прежде всего его должны были бы почтить в Университете и Эрмитаже. Но в Москве, в Музее изящных искусств, которому досталась в 1912 году голенищевская коллекция, с 1 по 3 февраля будет проведена Международная конференция. К этой конференции и предназначены мои размышления о юбиляре.

Collapse )

Древний Восток не вполне Восток

Интересное мнение египтолога Ольги Томашевич:
"Если брать по-крупному, европейцы все-таки воспринимают Египет как свою, пусть даже не всегда осознанную, но прародину, потому что наследие древнеегипетской культуры, прошедшее через античность, переплавленное в ней, но сохранившее египетские черты, есть в Европе. Поэтому, с одной стороны, чувствуется некое наше родство с египетскими вещами, а с другой стороны, они не столь замыленны пока, определенная экзотика тоже привлекает современного человека, европейца. Но, согласитесь, что всегда можно прочертить такой водораздел между Востоком и Западом, все-таки люди воспринимают Египет не вполне как Восток. Когда мы говорим "Восток", мы думаем - Индия, Китай, вот это Восток в полный рост. Арабский, мусульманский Египет - это тоже, скорее, больше Восток, а вот Древний Египет - это наследие античной культуры, которой он был близок. И так как наша цивилизация основана на античной культуре, то поэтому он для нас близок". http://www.hist.msu.ru/studlet/01/06.htm

Соглашусь, и даже более того: можно подтвердить этот тезис и в отношении Месопотамии. Шумер, Вавилон, Ассирия совершенно не напоминают тот Ближний Восток, который знают по Корану, по персидской поэзии и по сказкам "Тысячи и одной ночи". И дело не в античности, через которую Европа якобы воспринимает Древний Восток. Дело в том, что Месопотамия и Египет - предтечи европейской культуры, первой главой которой была античность. Они невосточны, но доантичны, и следовательно - прото-европейски в сознании западного человека. Но тут встает вопрос о том, что такое привычный нам Ближний Восток и как мы отличаем восточное от не-восточного. Чалма, паранджа, мечеть, крик муэдзина, кальян, коврики вместо столов и стульев, однострунная медитативная игра - внешние атрибуты отличия. Это следы пустынной аравийской культуры в земледельческих и винодельческих районах Передней Азии, где за две тысячи лет до ислама играли сложные мелодии на арфах и двойных флейтах, поклонялись богам в ступенчатых, уходящих в небо храмах, ходили с открытыми лицами и сидели за просторными банкетными столами, угощаясь пивом и вином. Это и следы османского наследия с его имперским подавлением любой инициативы в сфере мышления. Великие астрономы, врачи и философы мусульманского мира - преемники шумеров и вавилонян, наследники античности - после XV века были уже невозможны. Торжество кочевья - и цивилизации как не бывало.
Поскольку наша цивилизация зародилась на Ближнем Востоке, мы не можем называть Египет или Вавилон экзотикой. Это то, что было до наших предков-греков, а стало быть - до нас самих. Напротив, Индия и Китай - экзотика, хотя и цифры, и бумага оттуда. Культурное родство прочнее этнического. Египетское нам роднее этнородственного индийского или иранского. Это если говорить о Западе. Если же о Руси, то здесь египетское значит меньше месопотамского. Египтяне, персы нас не создавали, а вавилоняне - через греков - создавали. Как сказано в древнерусской повести, шапка Мономаха у константинопольского царя - из самого Вавилона-града, от царя Навуходоносора и сына его Василия Навуходоносоровича. И Ефрем Сирин, эталон духовного певца, происходит из северной Месопотамии. А от всего Египта - пожалуй, ценны на Руси только основатели монастырей. Но и вавилонское, и египетское - не чужое. Связь со Святой землей, с паломниками. Если и Восток, то духовный - святоотеческий и царский. Экзотикой он и тогда не был.

Бунин и Гильгамеш

Вышло новое, очень комментированное издание стихотворений И.А.Бунина.
Вот пушкинодомский анонс http://www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=10186

Бунин И. Стихотворения. В 2 т. / Вступ. статья, сост., подг. текста, примеч. Т. М. Двинятиной — СПб.: Издательство Пушкинского Дома, Вита Нова, 2014. — (Новая Библиотека поэта). — ISBN 978-5-87781-039-6 (Т.1), ISBN 978-5-87781-041-9 (Т.2), ISBN 9978-5-87781-040-2

Данное издание представляет собой наиболее полное собрание поэтического наследия И. А. Бунина (1870 1953). За его пределами остались только переводы (кроме тех, которые Бунин печатал в своих книгах наряду с оригинальными стихами), юношеские опыты и шуточные «домашние» стихи, главным образом, последних лет. Оно основано как на материалах российских архивов, так и на материалах Бунинской коллекции Русского архива в Лидсе (Великобритания), вводимых ныне в научный оборот. Это первое научное издание лирики первого русского лауреата Нобелевской премии по литературе. Издание сопровождается очерком биографии и поэтического творчества Бунина, а также полным текстологическим анализом его стихотворного наследия. В примечаниях указаны все значимые прижизненные публикации, приведены все пометы и правка из авторских экземпляров всех сборников и томов собраний сочинений (всего около сорока книг), уточнена датировка множества стихотворений, процитированы наиболее интересные отклики критиков, а в разделе «Другие редакции и варианты» собраны все разночтения, кроме вариативной пунктуации. Таким образом, издание предлагает сегодняшнему читателю увидеть поэзию Бунина глазами его просвещенного современника, который мог следить за поэтическим развитием Бунина, оценить его главные прижизненные издания и прочесть их в историко-литературной перспективе конца XIX – начала XX вв. Бунин остро переживал то, что современники чтили в нем прежде всего прозаика, и сам себя считал в первую очередь поэтом. Настоящее издание призвано устранить эту до сих пор сохранившуюся деформацию восприятия, расставить более точные акценты и заново открыть творчество одного из лучших лириков рубежа XIX – XX веков.

В это издание внес скромный вклад и ваш покорный слуга. Был обнаружен и прокомментирован фрагмент эпоса о Гильгамеше в переводе И.А.Бунина.

Более подробно можно прочесть об этом в статье https://www.academia.edu/6019085/_-_

По поводу путешествий во времени

Вчера смотрел второй фильм Стивена Хокинга об устройстве мира. Он был посвящен возможности путешествовать во времени. Хокинг сперва сообщил мне, историку древнего Востока, нечто восхитительное: оказывается, вблизи пирамид время течет медленнее, и если смотришь от пирамиды вдаль, то кажется, что вдали все спешат. Интересно, откуда он это взял? Но затем он сказал нечто еще более потрясающее. На поезде, разогнанном почти до скорости света, при условии, что он будет обращаться вокруг Земли за 7 секунд, можно попасть на сто лет вперед. Это, дескать, и будет путешествие во времени из 2050 в 2150 год.
И вот тут я окончательно перестал его понимать. Под путешествием во времени мы понимаем путешествие в разные концы от действительности - как в прошлое, так и в будущее. Но при этом наше прошлое и будущее задаются в нашем восприятии только нашим социально-историческим опытом. Наше прошлое устойчиво для нас, потому что оно нами (людьми) уже построено. Грубо говоря, если я отлечу на 100 лет назад, то попаду к Блоку, если на 200 - то к Пушкину, а если на все пятьсот, то буду иметь шанс познакомиться с автором шекспировских пьес. Все это было бы хорошо, но Пригожин со своей термодинамической стрелой времени запрещает такое путешествие. Что же касается будущего, то наше будущее зависит только от нас самих. Зачем мне абстрактно перемещаться по космосу на сто лет вперед, если в космосе для меня нет разницы между моим социальным опытом до и после путешествия? Там, где я окажусь по физическим законам, не будет ничего, поскольку мое будущее еще мною и подобными мне не построено. Или кто-то еще верит в то, что можно попасть в параллельный мир, к параллельным людям? Но в таком случае твое существование также будет для них параллельно. Если же нет параллельных миров, то в чем разница между 2050 годом, когда ты улетал, и 2150 годом, который ты смаху настиг, не прожив столетия ни физически, ни семантически? В этом случае любое время будет для твоего восприятия однородным, разницу зафиксируют лишь космические часы.
Если задаться всеми этими вопросами, то придется признать, что в будущем можем ждать друг друга только мы сами. И если мы не заполнили время своими делами, то само путешествие во времени не может состояться.

21 августа 1952 г. Паскаль Аттингер

Исполняется 60 лет со дня рождения одного из самых выдающихся шумерологов современности. Пусть в этом журнале его имя будет впервые названо на русском языке.
Паскаль Аттингер родился в швейцарском городе Невшатель. Сперва он учился классической филологии в местном университете и первую свою научную работу написал по микенологии. Но от пилосских табличек Аттингер довольно быстро пришел к табличкам шумерским. Стажировка в Женеве и Мюнхене (а в Мюнхене в 70-х годах в расцвете сил были такие корифеи, как Д.О. Эдцард и К. Вильке) сделала его интерес устойчивым, и уже с начала 1980-х годов начинают публиковаться франкоязычные работы Аттингера по вопросам шумерской текстологии и грамматики.
Достижения Аттингера легко перечислить, потому что они есть и весьма значительны. В 1993 году он опубликовал 1000-страничную монографию, посвященную глаголу du11 "говорить", наиболее частотному в шумерских текстах всех типов и жанров. В этой монографии им были рассмотрены все семантические и синтаксические связи глагола, даны десятки новых интерпретаций, касающихся элементов шумерской морфологии. Монография эта единодушно была признана докторской диссертацией, после чего ее автор стал работать в университете Берна. В 1980-х-90-х годах выходили в свет издания шумерских литературных текстов, из которых наиболее значительными являются именно аттингеровские комментированные издания мифов "Энки и Нинхурсаг" и "Инанна и Эбих". С середины 90-х выходят многочисленные заметки Аттингера по конкретным чтениям знаков и строк, он печатает их в журнале NABU, который учитывает только новшества ассириологии. С начала нулевых Аттингер погружается в вопросы шумерской орфографии, составляет вместе со своей ученицей К. Миттермайер список знаков, употреблявшихся в старовавилонских копиях шумерских литературных текстов. Еще один его долговременный проект - шумеро-англо-франко-немецкий словарь, который он готовит вместе с коллегой из Мюнхена В. Заллабергером. Одновременно Аттингер подготавливает антологию шумерских текстов в своем переводе на французский, сопровожденную большим грамматическим комментарием.
Можно сказать, что Паскаль Аттингер является одним из чернорабочих современной ассириологии. Он не только учит студентов, печатает поправки к изданиям текстов, делает литературные переводы, но и отзывается практически на каждое крупное издание своей рецензией, содержащей десятки исправлений и новых предложений. Помимо этого, он является главным редактором серии Annaeherungen, содержащей несколько томов новейших сведений по истории древней Месопотамии. Удивительно, как у него хватает сил на всё.
В последнее время швейцарская ассириология переживает нелегкие времена. Кафедра древних языков Востока в Берне ликвидирована, остался в университете только Аттингер, который теперь ведет элементарные курсы на кафедре археологии Ближнего Востока. Оказавшись в одиночестве, без коллег и учеников, он героически противостоит распаду науки, подключая коллег-археологов к участию в международных проектах, читает лекции в немецких университетах, где еще есть институты ассириологии, постоянно переписывается с коллегами и рецензирует их работы.
Хочется пожелать профессору Аттингеру крепкого здоровья и осуществления главного своего проекта - многоязычного шумеро-европейского словаря, который станет электронной настольной книгой для многих поколений ассириологов.

http://www.arch.unibe.ch/content/ueber_uns/pascal_attinger/index_ger.html/