Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Мои группы в Контакте

Древняя Месопотамия
История древнего Востока
Владимир Софроницкий
Надежда Андреевна Обухова
Евгений Боратынский
Владимир Щировский. Танец души
Александр Алексеевич Остужев
Философия истории и культуры
Густав Леонхардт

Экскурсия по ассирийской выставке 23.02.2020 г.

Сегодня в Эрмитаже состоялась моя лекция-экскурсия по выставке ассирийских рельефов и табличек из Британского музея. В зале было шумно, меня слушали через наушники, аудиозапись не велась. Во время этой лекции мне пришли в голову две идеи, которые не должны раствориться вместе со звуками в эрмитажном Манеже.

1. О причине ассирийской натужной самодекларации и жестокости.

Посмотрев ассирийские артефакты в Европе, К.Д. Бальмонт написал в 1905 г.:

Строить зданья, быть в гареме, выходить на львов,
Превращать царей соседних в собственных рабов,
Опьяняться повтореньем яркой буквы я, —
Вот, Ассирия, дорога истинно твоя.

Повторение яркой буквы Я - не что иное, как влияние книги пророка Софонии:
Софония, 2, 13-15. "И прострет он руку свою на Север, и уничтожит Ассур, и обратит Ниневию в развалины, в место сухое, как пустыня. И покоиться будут среди нее стада и
всякого рода животные; пеликан и еж будут ночевать в резных украшениях ее; голос их будет раздаваться в окнах, разрушение обнаружится на дверных
столбах, ибо не станет на них кедровой обшивки. Вот чем будет город торжествующий, живущий беспечно, говорящий в сердце своем: "Я - и нет иного, кроме меня". Как он стал развалиной, логовищем для зверей! Всякий, проходя мимо него, посвищет и махнет рукою".

Пророк Софония, живший в то время, мог видеть ассирийские рельефы, надписи на которых начинались весьма необычно – с местоимения a-na-ku “я”. Царь описывал свою жизнь в 1 лице, подчеркивая, что все, о чем дальше пойдет речь, сделано именно в его правление. Предыдущие поколения правителей ограничивались упоминанием о себе в 3-м лице. А семитские языки, в которых есть глагольные формы 1 л. ед.ч., вовсе не требуют местоимения “я” ни в каком случае, кроме эмфазы: “именно я сделал то-то и то-то”.

Но почему же Ассирия IX-VII вв. до н.э. так яростно и натужно кричала о себе? Дело в том, что уже в конце XI в. она должна была исчезнуть под натиском арамейских племен, которые были столь многочисленны, что почти на два столетия перекрыли все основные пути, по которым из Ассирии шли торговые караваны и подводы с товарами. В это же время началось проникновение арамеев во все крупные ассирийские города и постепенное умирание аккадского языка как разговорного. Для дикарей великая шумеро-аккадская культура, воспринятая ассирийцами еще в конце III тыс. до н.э., не представляла никакой ценности, равно как и ассирийское письмо. И в этой пограничной, а если еще точнее – просто гибельной ситуации ассирийцы напрягали все силы, чтобы сохранить свое государство в целости и сохранить свой язык хотя бы в письменных памятниках. А лучший способ защиты – нападение. И человек, читающий все эти бесконечные “я – царь великий, царь могучий, царь четырех сторон света, царь вселенной”, должен понимать, что письменность – единственная возможность ассирийцев оставить свой язык для потомков, а славные военные деяния – единственная возможность сохранить государство. Не от ячества они это делали, а от реальной угрозы небытия. И их жестокость это негодное, но верное до поры средство сохранить нерушимость территорий. Потом, уже с конца IX века, это будет жестокостью экспансионистов. Но поначалу было совсем иначе.

2. С какой целью создавались ассирийские рельефы.

Чаще всего можно прочитать, что это было средство политической пропаганды. Но представьте себе абсолютно темное, лишенное окон помещение одноэтажного царского дворца, где освещение было сбоку и рельефы светились весьма тусклым факельным светом. Представьте себе и то, что в царском дворце бывало не так уж много народа, тем более там всегда было мало иноземцев. Для кого же создавались рельефы, в чем их пропаганда? Ответ очень простой. Царь рассчитывал на то, что в его дворце будут жить потомки, и оставлял им в такой форме память о себе и своих деяниях, думая, что потомки приумножат достижения предка. К сожалению, желания ассирийских царей не сбывались: каждый новый царь той же династии старался возвести не только собственный дворец, но зачастую и свой город. Поэтому рельефы работали на одно-два поколения вперед и не больше. Рельеф был заменой стелы, которая нередко называлась “именем” царя. Стела ставилась в месте победы. Рельеф же был домашним памятником, который напоминал самому царю и его семье как о достижениях, так и о повседневных занятиях вроде царской охоты на львов или охоты с собаками. Видеть в этом пропаганду не представляется возможным. У нас нет сведений о том, чтобы кого-то из вельмож соседних стран специально подводили к этим рельефам с целью устрашения. Для устрашения у ассирийцев были более сильные средства. Нужно слушать самих ассирийских царей. Вот что говорит царь Синаххериб в конце своей надписи на шестигранной призме:

“В те дни дворец, что внутри Ниневии, я сделал своей резиденцией, наполнил его роскошью всем людям на удивление. Задний дворец, который для размещения гарнизона, содержания, лошадей и хранения всякой всячины велели построить цари прежние, предки мои, террасы у него не было, жилые помещения малы, некрасив вид, фундамент его обветшал от времени, ослабла- его основа, обрушились его башни,- дворец этот целиком я разрушил, большой пустырь из лугов и полей города я присоединил в качестве добавления. Место прежнего дворца я оставил и на лугах, которые до самого берега реки, [землю] взял. Террасу я повелел насыпать, на 120 слоев кирпичей я сделал ее выше. В подходящий месяц, в благоприятный день на террасе той, по замыслу моему искусному дворец из мрамора и кедра на хеттский манер, который был много больше, превосходнее и прекраснее, мастерством моего умелого зодчего я велел соорудить для обитания моего величия. Я проложил над ним высокие балки из кедра - порождения горы Хаманим (горный хребет на северозападе Сирии, совр.Аман), горы светлой. Створки из благовонного дерева я обил скрепами из блестящей меди и навесил их в воротах. Из превосходного мрамора, что находят в стране баладайев (семитоязычное племяпроживавшее на территории совр. г. Мосул), я велел сделать [статуи] шеду и ламассу и установить их справа и слева - защиту их [ворот]. Для содержания черноголовых, хранения боевых коней, мулов, лошаков (?), верблюдов, колесниц, телег, повозок, колчанов, луков и стрел, всяческого боевого снаряжения, [а также] упряжек лошадей и мулов, у которых большая сила, для запряжки в ярмо, я повелел намного увеличить внешнюю мощеную площадь. Дворец этот от фундамента до крыши его я отстроил, завершил. Стелы - начертание имени моего - в нем я установил для будущих времен. Из царей, потомков моих, тот, кого Ашшур и Иштар изберут для управления страной и людьми, когда дворец этот обветшает и обвалится, будущий правитель разрушенное да восстановит, стелу - начертание имени моего - да увидит, и елей да приготовит, возлияние да совершит, на место ее да возвратит он. Ашшур и Иштар окажут ему милость, услышат [его молитву]. На того же, кто изменит надпись мою и имя мое, Ашшур, великий владыка, отец богов, да выступит враждебно, да лишит он его жезла и престола, да ниспровергнет он его правление”.

Итак, мы можем не сомневаться: дворцы и рельефы предназначались ассирийскими царями для потомства, а не для внешней пропаганды своего величия. И они были одной из немногих по тому времени возможностей сохранить память об аккадском языке и умирающей шумеро-аккадской культуре северной Месопотамии.

11-й Всемирный конгресс по археологии древнего Ближнего Востока. 3-7 апреля. Мюнхен.

Программа http://www.icaane2018.vorderas-archaeologie.uni-muenchen.de/programme/main-sessions/program-pdf-21-march.pdf
Тезисы докладов http://www.icaane2018.vorderas-archaeologie.uni-muenchen.de/programme/main-sessions/final-pdf-abstracts.pdf

Впервые выступаю с докладом о гендерных аспектах месопотамского культового календаря. Время и гендер! Никогда такого не было.

R.I.P. Дуглас Фрэйн (20.04.1951-19.12.2017)

Ассириология понесла тяжелейшую и совершенно не восполнимую утрату. Скончался Дуглас Фрэйн (20.04.1951) - профессор университета Торонто, ведущий в мире специалист по царским надписям древней Месопотамии. Тома надписей, изданные Фрэйном, являются основой современного исторического знания в области ассириологии. Его переводы служат образцами точности, а его комментарии полны сведений из самых разных областей шумеро-аккадской культуры. Фрэйну в одиночку удалось создать канадскую школу ассириологов и организовать научный коллектив, трудившийся над проектом по изданию царских надписей. Его эрудиция была безграничной, поскольку Фрэйн легко читал все клинописные пошибы и ориентировался в датировочных формулах всех эпох. Его особой заслугой является том самых ранних царских надписей, многие из которых выполнены еще шумерским линейным письмом XXV в. до н.э. Помимо издания надписей, вторым важнейшим вкладом Фрэйна в историческую науку является корпус его трудов по исторической географии древнего Ближнего Востока. Понятно, что память будет вечной. Но к Дугласу больше нельзя обратиться с вопросом, ему нельзя написать (что делали все без исключения молодые коллеги), его нельзя увидеть и услышать в кулуарах и на кафедрах конгрессов по ассириологии (а это было необходимо, потому что многие доклады он не публиковал). Устное сообщение Фрэйна или его совет всегда ценились очень дорого.
Мой коллега Paul-Alain Beaulieu написал сегодня:

I am saddened to convey the news that Douglas Frayne passed away a few days ago at his home in Toronto.
Douglas initially studied Assyriology at the University of Toronto and then went to Yale University to specialize in the study of Sumerian under Prof. William W. Hallo. After being awarded his Ph.D. from Yale, he started his long career as teacher and researcher in the Department of Near and Middle Eastern Civilizations at the University of Toronto.
He is known for his many articles on various subjects and especially for his monumental contributions to the Royal Inscriptions of Mesopotamia project. The four volumes he wrote on the Presargonic, Sargonic and Gutian, Ur III, and Old Babylonian Periods have become major reference tools in the field of Assyriology.
Douglas was a long-standing member of the academic community in Toronto. He will be sorely missed as a friend and colleague. Details about funeral arrangements and memorial service will be posted later.


CV Дугласа Фрэйна здесь https://utoronto.academia.edu/DouglasFrayne/CurriculumVitae

Голенищев как Иное (к 160-летию со дня рождения)

ГОЛЕНИЩЕВ КАК ИНОЕ

29 января исполняется 160 лет со дня рождения Владимира Семеновича Голенищева – основателя российской и египетской науки о древнем Египте. Во время предыдущего юбилея ему был поставлен памятник в Каире. От Петербурга он такого памятника не дождется, хотя прежде всего его должны были бы почтить в Университете и Эрмитаже. Но в Москве, в Музее изящных искусств, которому досталась в 1912 году голенищевская коллекция, с 1 по 3 февраля будет проведена Международная конференция. К этой конференции и предназначены мои размышления о юбиляре.

Collapse )

Древний Восток не вполне Восток

Интересное мнение египтолога Ольги Томашевич:
"Если брать по-крупному, европейцы все-таки воспринимают Египет как свою, пусть даже не всегда осознанную, но прародину, потому что наследие древнеегипетской культуры, прошедшее через античность, переплавленное в ней, но сохранившее египетские черты, есть в Европе. Поэтому, с одной стороны, чувствуется некое наше родство с египетскими вещами, а с другой стороны, они не столь замыленны пока, определенная экзотика тоже привлекает современного человека, европейца. Но, согласитесь, что всегда можно прочертить такой водораздел между Востоком и Западом, все-таки люди воспринимают Египет не вполне как Восток. Когда мы говорим "Восток", мы думаем - Индия, Китай, вот это Восток в полный рост. Арабский, мусульманский Египет - это тоже, скорее, больше Восток, а вот Древний Египет - это наследие античной культуры, которой он был близок. И так как наша цивилизация основана на античной культуре, то поэтому он для нас близок". http://www.hist.msu.ru/studlet/01/06.htm

Соглашусь, и даже более того: можно подтвердить этот тезис и в отношении Месопотамии. Шумер, Вавилон, Ассирия совершенно не напоминают тот Ближний Восток, который знают по Корану, по персидской поэзии и по сказкам "Тысячи и одной ночи". И дело не в античности, через которую Европа якобы воспринимает Древний Восток. Дело в том, что Месопотамия и Египет - предтечи европейской культуры, первой главой которой была античность. Они невосточны, но доантичны, и следовательно - прото-европейски в сознании западного человека. Но тут встает вопрос о том, что такое привычный нам Ближний Восток и как мы отличаем восточное от не-восточного. Чалма, паранджа, мечеть, крик муэдзина, кальян, коврики вместо столов и стульев, однострунная медитативная игра - внешние атрибуты отличия. Это следы пустынной аравийской культуры в земледельческих и винодельческих районах Передней Азии, где за две тысячи лет до ислама играли сложные мелодии на арфах и двойных флейтах, поклонялись богам в ступенчатых, уходящих в небо храмах, ходили с открытыми лицами и сидели за просторными банкетными столами, угощаясь пивом и вином. Это и следы османского наследия с его имперским подавлением любой инициативы в сфере мышления. Великие астрономы, врачи и философы мусульманского мира - преемники шумеров и вавилонян, наследники античности - после XV века были уже невозможны. Торжество кочевья - и цивилизации как не бывало.
Поскольку наша цивилизация зародилась на Ближнем Востоке, мы не можем называть Египет или Вавилон экзотикой. Это то, что было до наших предков-греков, а стало быть - до нас самих. Напротив, Индия и Китай - экзотика, хотя и цифры, и бумага оттуда. Культурное родство прочнее этнического. Египетское нам роднее этнородственного индийского или иранского. Это если говорить о Западе. Если же о Руси, то здесь египетское значит меньше месопотамского. Египтяне, персы нас не создавали, а вавилоняне - через греков - создавали. Как сказано в древнерусской повести, шапка Мономаха у константинопольского царя - из самого Вавилона-града, от царя Навуходоносора и сына его Василия Навуходоносоровича. И Ефрем Сирин, эталон духовного певца, происходит из северной Месопотамии. А от всего Египта - пожалуй, ценны на Руси только основатели монастырей. Но и вавилонское, и египетское - не чужое. Связь со Святой землей, с паломниками. Если и Восток, то духовный - святоотеческий и царский. Экзотикой он и тогда не был.

"Двойная жизнь Вероники". Автобусный вокзал в Нью-Йорке

В моей жизни была встреча с двойником. И когда я смотрю фильм Кесьлёвского, то не могу не думать об этой встрече.
4 июля 1998 года на автобусном вокзале в Нью-Йорке я увидел самого себя. Точнее, не себя, а свое подобие. Что я тогда испытал? Удивление, любопытство. Но ни страха, ни какого-либо мистического чувства не было, это я хорошо помню. Парень отличался от меня атлетическим телосложением, отсутствием растительности на лице, футболкой и спортивной сумкой через плечо, из которой торчала теннисная ракетка. Он ждал рейса на Новый Орлеан. В его фигуре была абсолютная уверенность, несокрушимость и сила. Он стоял в профиль и не видел меня. Потом повернулся, но посмотрел рассеянно и все равно меня не разглядел. Подали автобус, он вошел. Я остался стоять, пока автобус не отошел, и все время разглядывал его, спокойно сидевшего за стеклом. Он достал бутылку кока-колы и немного отхлебнул. Я заметил у него те же проблемы с зубами, что и у меня. Похоже, и там не обошлось без операции...
Он уехал. Я пошел садиться на бостонский автобус. Не прошло и двух часов, как мой самолет приземлился в JFK после многочасового перелета (9 с половиной часов от Петербурга), теперь предстояло ехать еще четыре часа. Меня тошнило, организм не привык к таким дорогам. И когда автобус тронулся, я понял, что скоро меня будет не только тошнить... Рвота приближалась стремительно. Я весь пришел в ужас от того, что меня сейчас будет рвать в американском автобусе посреди Нью-Йорка. Но чем больше я ужасался, тем сильнее были позывы. Тогда я решил насильно успокоить себя. Лег на переднем сиденье, на два свободных места сразу. Сумку подложил под голову. Стало легче. И вдруг я увидел его, моего двойника.
Вернее, сперва увидел, а потом как будто бы сам стал им. Я представил себе, что никуда не еду, а стою на вокзале, крепкий, накачанный, в желудке у меня пусто, хочется только колы, мне хорошо, я стою, смотрю по сторонам, у меня сегодня вечером барбекю и теннис с друзьями, я ниоткуда не приехал, я вообще не летел, я утром вышел из дома, я здоровый и спокойный как танк... Тогда я почувствовал, что иду по зеленой лужайке с теннисной ракеткой в руках, рядом какой-то маленький домик с флагом на крыше, стоят двое в шортах и несут подносы, а неподалеку квадратный деревянный столик, а из-за дома несут еще что-то, чего я не могу разглядеть, потому что несут еще издалека... И я упал в эту зеленую траву на лужайке, и мне стало прохладно...
Проснулся я за полчаса до Бостона. Попытался подняться - удалось. Позывы исчезли. Я был как будто бы пустой, и в то же время налитый силой. На вокзале меня встретили, и вечером в доме друзей я рассказал о своей встрече с двойником.
Но история эта не кончилась для меня и поныне. Образ двойника превратился в знак психического состояния. Когда я чувствую тяжесть в желудке или тошноту, когда меня одолевает чувство слабости, исходящее откуда-то из-под лопаток, - из моих глубин вызывается этот парень с теннисной ракеткой, и всякий раз его вид и связанные с ним переживания помогают мне избавиться от неприятных ощущений. Когда я вижу его, то знаю наверняка, что он есть, что он это не я, но бывают моменты, когда мы сливаемся и он помогает мне стать больше себя самого.

Рецензия А.А.Немировского на издание переводов В.К.Шилейко

Вестник СПбГУ, 2009, номер 4. С. 138-142.

Ассиро-вавилонский эпос. Переводы с шумерского и аккадского языков В.К.Шилейко. СПб; “Наука”, 2007 г. (серия “Литературные памятники “). Издание подготовил В.В.Емельянов. Ответственный редактор И.М.Стеблин-Каменский.

 

 Вероятно, в любой сфере культуры существуют свои «утраченные сокровища», постепенно превращающиеся в легенду –  в немалой степени именно потому, что они были или считались утраченными. Одной из таких легенд, своего рода «Янтарной комнатой» для российской ассириологии и истории русского Серебряного века, уже ко временам юности моего поколения стал «Ассиро-Вавилонский эпос» (далее АВЭ) профессора Ленинградского университета В.К. Шилейко – огромный свод выполненных им переводов месопотамских текстов, сданный когда-то в советскую печать, и с тех пор, казалось, невосстановимо утраченный.


Collapse )