?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: психология

[sticky post]Мои группы в Контакте
banshur69
Древняя Месопотамия
История древнего Востока
Владимир Софроницкий
Надежда Андреевна Обухова
Евгений Боратынский
Владимир Щировский. Танец души
Александр Алексеевич Остужев
Философия истории и культуры
Густав Леонхардт

Соединяя теорию ритуала с хронопсихологией
banshur69
Пожалуй, в нашем понимании ритуалов древней Месопотамии мы должны вернуться к концепции С.Н.Давиденкова. В книге «Эволюционно-генетические проблемы в невропатологии» (Л.,1947) он пишет, что жизнь в архаическом мире выдвигала на первый план людей художественно-эмоционального типа, формировавших культуру в аспекте синкретического культового действа, каковым и был встроенный в религию ритуал. Кроме того, развитие человеческого общества препятствовало свободному ходу естественного отбора, и вследствие этого инертные, слабые и неприспособленные к жизни люди, страдавшие навязчивыми состояниями и фобиями, получили возможность транслировать свои страхи на поведение и
сознание более сильных членов общества. Поэтому
ритуалы и возобладали в человеческой культуре. Таким
образом, Давиденкову ритуал представляется
объектом психопатологии. Он возникает как следствие
навязчивых состояний у инертных и склонных к
фобиям людей и впоследствии принимает форму культа, создаваемого представителями художественного
типа в качестве обоснования для существования
в обществе слабых и склонных к психическим
болезням его членов. Ритуал в этой концепции является
тормозом эволюции и естественного отбора, и
он же — первое свидетельство возникновения культуры.
Значит, слабость и страх, по этой теории, явились
могучими двигателями культурного развития
человечества, а культура возникает как символическое
средство преодоления естественных недостатков.
Теперь можно подтвердить эту теорию и дать к ней важное дополнение. Недавно У.Габбай опубликовал корпус шумерских плачей, исполнявшихся под аккомпанемент флейты-шем. Все эти 114 текстов содержат типичное описание невроза. Их композиция состоит из трех частей: а) описание гнева божества; б) обращение к божеству не уничтожать города и людей (чаще всего, не затоплять водой); в) просьба к божеству смягчить свое сердце и остудить свой пыл. Интересно, что гневаться может любое божество, и оно же должно обладать способностью успокоиться. Когда божество гневается, то не щадит ни детей, ни стариков. Понятно, что за всем этим стоит страх человека перед гневом бога, и этот страх порождает невроз. Но чрезвычайно интересно посмотреть на календарные даты, когда проводится ритуал с плачем-шем. И оказалось, что, судя по колофонам глиняных табличек, такой ритуал проводится в последние месяцы вавилоно-ассирийского календаря (восходящего к ниппурскому) - Шабату и Аддару. А эти месяцы (конец января-февраль) как раз характерны максимумом сезона дождей. Понятно, что речь идет о неврозе вследствие того самого потопа, который описан в шумерском мифе о потопе (дождь и сильный ветер). Еще одна табличка говорит, что такой ритуал нужно исполнять в первые семь дней месяца Нисану, что тоже понятно - это время половодья Тигра. Итак, невроз возникает не на пустом месте. Но есть и поздние таблички, дошедшие от Селевкидского времени. И в них предписывается исполнять ритуал с плачем в начале каждого месяца и в полнолуние. Значит, это уже страх перед исчезновением луны и перед возможностью луны полной: появится вновь или нет. Невроз расплывается по всему календарю. И одновременно происходит астрализация невроза. Если в вавилоно-ассирийское время плач исполняли именно по причине календарных ужасов, то в селевкидское ужаса ждут от неба.
Таким образом, необходимо связывать трансляцию коллективного невроза эмотивными людьми с определенным моментом времени, связанным с необходимостью адаптации к новым явлениям природы. Давиденков этого не учел, но теперь есть наше понимание, что существует хронопсихология, т.е. что психические состояния существуют в хроносе. Тогда возникает дополнительный вопрос. Давиденков полагает, что невротические состояния и далее ритуалы закрепляют в коллективе художественные натуры. Но что, если дело не в этих натурах, а в самом состоянии коллектива, который переживает одно и то же? Тогда любой может быть транслятором невроза.

Психологический аспект эволюции религии
banshur69
Все больше думаю о внутреннем, психологическом аспекте эволюции религии. Внешний аспект для древнего Востока довольно прост: классический политеизм с пантеоном богов отражает народное собрание города-государства; квазимонотеизм с царем богов отражает власть в территориальном государстве, покрывающем один регион ; строгий монотеизм отражает концепт трансрегиональной державы имперского типа, но такой, за которым стоит представление о трансцендентном мире.
Однако есть и внутренний аспект. На этапе классического политеизма человек чувствует присутствие в себе большого числа демонических существ, из-за чего, по его собственному мнению, он терзаем болезнями, страстями и постоянно готов к агрессии. На этапе квазимонотеизма человек чувствует в себе уже только два начала - божеское и дьявольское, и ему понятно, какое из них он должен в себе преодолеть. Агрессия запирается, страсти не демонстрируются явно. На этапе строгого монотеизма он уже вообще не может ни на кого кивать. Человек освобожден от существ в себе, Бог для него трансцендентен, и остается только признать, что всё зло творит только сам человек. Характерно, что если в раннем исламе еще были представления о джиннах и шайтанах, овладевающих человеком, то в исламе зрелом шайтаном называют самого человека, совершившего зло. Однако для человека его самого становится слишком много, и он начинает себя умалять, и умаляет до внутреннего мира, не оставляющего телу шансов на победу.
Итак, человек доходит в монотеизме до полной целостности своей личности с последующим умалением своего тела. Но что дальше? Его целостность отражает его представление о целостности и единстве внешнего мира. Большего единства достичь нельзя, и по мере накопления позитивных знаний в человеке появляется недоверие к миру. Тело умалено, разум действует за его пределами. Оказывается, что миров много, что есть миры естественные и искусственные. А то, что мы называем нашим миром, не более как один из этих миров, и он равноправен со всеми другими. Следствием этого является атеизм. То есть, атеизм есть продолжение эволюции религиозного сознания человека. За свои поступки человек теперь отвечает перед совестью и долгом, нашедшими выражение в категорическом императиве.
Что дальше? Атеизм раскрепощает те психические феномены, которые монотеизм держал в узде. Все эти Эго, иды, супериды, тени, самости и проч. становятся легитимными только после отрицания присутствия Бога в человеке. Попытка вернуться к истокам монотеизма подобны попыткам вернуться в утробу матери, поэтому фундаментализм бесплоден. Но понятно, что из атеизма и нового психологизма есть путь в новую религиозность, связанную уже с биотехнологиями и с успехами в изучении космоса. Если при строгом монотеизме человек умалялся в своей телесности и амбициях, то теперь человек будет добавляться. Добавляться за счет искусственных органов и своего космического опыта проживания на других планетах. Возникнет новая природа человека, после чего изменится и его взгляд на дистанцию между естественным и сверхъестественным. Религиозность продолжается, потому что человек продолжает сознавать мир и себя.