Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Мои группы в Контакте

Древняя Месопотамия
История древнего Востока
Владимир Софроницкий
Надежда Андреевна Обухова
Евгений Боратынский
Владимир Щировский. Танец души
Александр Алексеевич Остужев
Философия истории и культуры
Густав Леонхардт

Чтения к 50-летию со дня смерти А.Н.Егунова

Первый день Егуновских чтений.
Филфак, ауд. 191.
А.Л.Соболев и Т.М.Никольская озвучили то, что можно прочесть в сети.
Соболев https://lucas-v-leyden.livejournal.com/258644.html
Никольская http://magazines.russ.ru/zvezda/1997/7/nikol.html
Речь А.К.Гаврилова была совершенно оригинальной и не записана (акустика в зале ужасна).
"Андрей Николаевич был бы первым слушателем рэпа. Он любил поэму Вознесенского Оза и все, что исходит от языка...
Андрей Николаевич целую неделю жил под развешенными в его комнате портретами членов Политбюро. А вторую неделю жил под портретами семьи Романовых. Говорил, что хочет прочувствовать эпоху... Но ведь он еще был в оккупации, а потом жил в Германии в доме какого-то офицера. И там была библиотека... Так что Егунову довелось пожить и под другими портретами...
Думаю, что языки прокладывают как дороги. Егунов обращал внимание, что одни тексты созданы до сильной армии, другие до важных технических изобретений. Значит, переводить тоже нужно по-разному. Не надо переводить все одинаково хорошо...
Когда абдемовцы переводили Гелиодора, то они думали применить свои стилистические находки к новой литературе на русском языке...
Егунов говорил, что Блок ошибался, когда писал, что Русь отдаст красу чародею и не пропадет. Он не всех чародеев знал".

Аккадский "Гильгамеш" и зодиак: решающий аргумент в пользу календарно-астральной гипотезы эпоса

Есть такие гипотезы, фактического подтверждения которых ждут даже не поколениями, а столетиями. Именно к таким гипотезам относится идея основателя ассириологии Генри Раулинсона о связи между вавилонским календарем, знаками зодиака и таблицами аккадского эпоса о Гильгамеше. Согласно Раулинсону, каждая таблица эпоса описывает ритуал определенного месяца, связанный с годовым путем Солнца в течение года. Высказанная в 1872 году в популярном журнале, эта идея была востребована до конца 19 века. О календарно-зодиакальном характере эпоса писали такие известные ассириологи, как П.Хаупт, Ф.Ленорман, А. Сэйс. Потом идею Раулинсона забыли почти на столетие. Я реанимировал ее на материале шумерского календаря в монографии "Ниппурский календарь и ранняя история Зодиака" в 1999 г. В 2015 г. я проследил интертекстуальные связи между сюжетом новоассирийской версии эпоса и календарными ритуалами в книге "Гильгамеш. Биография легенды". Однако мне не удавалось найти решающего аргумента в виде высказывания самих древних людей в пользу связи трех семантических систем - календаря, зодиака и сюжетов эпоса. И только теперь такой аргумент нашелся. Этот аргумент связан с X месяцем календаря.
Напомню, что писал по поводу десятой таблицы эпоса Раулинсон: "There is some doubt about the identification of the tenth tablet with the tenth month, because the name of the Babylonian month, answering to Tebeth, is difficult of explanation, but I think that the deities, Pap-sukkal and Mamit, to whom it was dedicated, were the arbiters of life and death, which is the especial subject of Izdubar’s tenth tablet. Perhaps, also, death was associated with the period of the Winter Solstice, which occurred under Capricorn" (Rawlinson, H.C. The Izdubar Legends // Athenaeum, no. 2354 (1872). P. 735). Потом напомню, что сюжет X таблицы эпоса в новоассирийской версии связан с водами смерти, которые преодолевает Гильгамеш на плоту или лодке вместе с кормчим Уршанаби. Этот путь через воды смерти называется путем Шамаша (= Солнца): “The one who crosses the ocean is the hero Šamaš: / apart from Šamaš, who is there can cross the ocean? / The crossing is perilous, its way full of hazard, / and in between are the Waters of Death, that lie across the passage forward” (Gilgamesh X, 81–84).
Недавно опубликована табличка BM 47529+47685 IV-III вв. из собрания Британского музея, на которой записана поздневавилонская версия обращения бога магии Асаллухи к демонам. На ней могущество этого бога сопоставляется с могуществом астральных тел и знаков зодиака.
16 GE 10-ḫi pe-tu-ú sat-tak-ku mu-[ḫ]al-líq ṣe-nu u rag-⸢gu⸣ : SUḪUR.MAŠ ina qí-bit-sú ina-aṭ-ṭal PAP
17 šu-pul me-e mu-ú-tú [: š]u-pul « šá » AN-e šú-u : ⸢É⸣ ni-ṣir-tú šá dṢal-bat-a-nu
(Wee J.Z. A Late Babylonian Astral Commentary on Marduk’s Address to the Demons // JNES 75 no. 1 (2016), P. 136).

16 Я - Асаллухи, открывающий (премудрость) клина, уничтожающий злодея и супостата: Козерог (букв. Рыба-Козленок). По слову его все становится видимо.
17 Глубина Вод Смерти: глубина Неба она: Дом Тайны Марса.

Итак, в приведенном фрагменте дается соответствие между Козерогом, Водами Смерти, глубиной Неба и Марсом. Козерог и в последующей астрологии действительно является вторым, секретным домом планеты Марс. Очень важно, что Козерог связан с Водами Смерти, а эти последние спроецированы на Небо. Таким образом, можно предположить, что путь Шамаша и путь Гильгамеша через Воды Смерти это и есть путь Солнца через Козерога как через самую глубокую зону Неба и как через созвездие зимнего солнцестояния в I тыс., вследствие чего можно обрести бессмертие. Воды Смерти связаны с Марсом, который называется в силлабариях MUL NU.ME.A "звезда Небытия". Козерог - десятое созвездие, Воды Смерти описаны в десятой таблице эпоса. И правота Раулинсона, Ленормана, Хаупта, Сэйса и вашего покорного слуги теперь доказана.

Закон кооперации открыли шумеры

В шумерских пословицах выражается преимущество сотрудничества людей перед их дружбой и говорится о том, что отношения коллег работают на вечность, в то время как дружба имеет временный характер и чревата неприятностями для человека после смерти.
Вот, например, пословица, которая утверждает, что деловые отношения надежнее дружеских отношений:

36 nam-gu5-li niĝ2 ud {1-a-kam; 3-a-kam}
37 nam-gi4-me-a-aš niĝ2 da-ri2-kam
Дружба - вещь одного дня (вар.: трех дней),
Сотрудничество - вещь вечная.

Казалось бы, оно понятно. В процессе работы коллег создаются вечные ценности. А дружба бесплодна, хотя и приятна.
Однако на той же табличке есть другая пословица на тему дружбы, идущая непосредственно перед этой:

34 en-na til3-la gu5-li-ni-im
35 ud ug5-ga gal5-la2 gal-la-ni-im

Пока живой - он его друг.
Когда мертвый - он его главный демон-конвоир.

Как сие понять? После смерти друг становится демоном еще живого человека? Или после смерти этого человека его друг расскажет про него такое, что куда там демонам Подземного мира? Откроет все его неприятные тайны.
Во всяком случае, понятно, что дружба потому не длится вечно, что после смерти человека или его друга начинается вражда. А сотрудничество не представляет такой опасности для человека, поскольку он не открывает свою душу коллегам и потому не может быть обвиняем ими в чем-то непотребном.
Еще раз сотрудничество, отношения коллег сравниваются в шумерской пословице со святым местом очищения:

38. du14 ak-e ki {nam-gi4-me-aš-kam} {(1 ms. has instead:) nam-šeš-gal-la-še3}
39. eme sig gu7-e ki nam-luḫ-še3 i3-ĝal2
(Даже) в месте сотрудничества (вар.: в мастерской) происходит ссора.
(Даже) в месте омовения существует злоречие.

То есть, язык способен осквернить любую святыню, даже такую, как место омовения и место совместного труда.

Таким образом, шумеры несомненно могут быть признаны первооткрывателями закона кооперации как основного закона развития человеческого общества. И открыли они его задолго до Ибн Халдуна и Льва Мечникова. Сами не зная о том, шумеры стали еще и первыми борцами с социальным дарвинизмом. Нигде в их пословицах не говорится о том, что борьба человека с человеком является благом и получает благословение от богов. Поощряются только честные соревнования (в том числе, интеллектуальные). Причем интересно, что приязнь человека к человеку шумеры переносили и на животный мир:

[ur]-maḫ-e ĝiš-gi-a [lu2] zu-a-ni nu-ub-gu7
Лев в тростниковых зарослях знакомого своего не ест.

МЕ, Судьба и Сердце

В 2009 г. я выпустил книгу о МЕ, намереваясь перекинуть мостик от имперсональной божественной силы, потенции сущего, к индивидуальному предопределению, т.е. к судьбе. Мне казалось 15 лет назад, что это довольно легко и любой это напишет. Но любой не написал. В шумерологии нет книги о категории судьбы. А в ассириологии такая книга есть только для текстов 1 тыс. до н.э., преимущественно ассирийских. А почему возникло такое торможение для судьбы периода бронзы? Потому что существует огромная проблема, которая не поставлена в общем виде. Понятно, что мир не может существовать без МЕ, и любое качество, любая профессия, любая инсигния власти имеют МЕ. Это означает, что проблема потенциального существования решена. Потенция есть, и она возникает из желания, которые тем или иным способом выражается и актуализируется. Однако индивидуум не обладает МЕ. Они присущи только обожествленным царям. Значит, любой человек вообще не имеет специфической, только собственной потенциальности. Он предназначен для того же, для чего и все. Дальше идет судьба (НАМ). Судьба есть только у людей, другие твари ее лишены. Судьба это все, что случится с человеком от рождения до смерти, это совокупность его атрибутов, это то, чем он здесь и сейчас отличается от других людей. Связана или нет судьба с МЕ? В некоторых шумерских гимнах они идут вместе (me nam). Но судьба это не потенциальность, не то, что внутри, а, напротив, то, во что одет человек. Шумерская пословица: "Судьба - одежда, протянутая голому в пустыне". Пространство-время жизни, имя, родословие, события, занятия человека как раз и являются такой одеждой. Но смерть судьбой не является. Шумеры знают, что смерть есть фактор неожиданности, и говорят, что даже боги не скажут, когда человек умрет. Но вот дальше следует загадочная фраза. Когда хотят сказать, что умер, то говорят: "он ушел к своей судьбе". Что это значит? Что судьба ушла в Подземный мир раньше самого человека, и только потому он там? Непонятно. Однако понятно, что в том мире человек теряет свою судьбу и приобщается к судьбе всех умерших. Он голодает, жаждет и просит жертв. Дальнейшее снова возвращает нас к его прижизненной судьбе, потому что если у него много детей, то он получит много жертв. Так вот, непонятно: если судьба это одежда, то куда она девается перед смертью и возможно ли для человека инобытие вне судьбы? И, разумеется, непонятно, как связаны судьба и МЕ. Понятно только то, что уход в Подземный мир и возвращение оттуда (для богов) входят в список МЕ. Следовательно, они предопределены и потенциально существуют. Царская власть тоже есть в списке МЕ. Но в этом списке отсутствует судьба человека как таковая. Откуда она берется, если у нее нет МЕ? Бытие индивидуума не имеет потенциальности и предопределения? Т.е. оно беззаконно в ритуальном смысле? Не являются ли тогда МЕ и НАМ оппозицией? Вот этот вопрос, пожалуй, никому и в голову не приходил. Я же думаю над этим много лет. Есть ли мостик от МЕ к НАМ или, напротив, они соотносятся как Небо и Земля в устройстве мироздания? Составляют единство противоположностей.
Понятно, что о свободе говорить не приходится. Свобода воли это "поступать по своему сердцу". Это всегда против богов и кончается плохо, хотя такому героизму могут и аплодировать. Гильгамеш ходит в трагических героях. Хотя он и бог на две трети, но МЕ у него нет. И о судьбе (НАМ) Гильгамеша нам тоже ничего не говорят. Он зависает между божественным и человеческим, становясь генералом мира мертвых. Видимо, это что-то третье - то, что и не для богов, и не для простых смертных. На месте МЕ и НАМ у Гильгамеша Сердце. И его мать Нинсун, обращаясь к Шамашу, спрашивает его, зачем он вложил в ее сына беспокойное сердце. Свобода воли, своеволие, поступок не по внутреннему, глубоко укорененному и предопределенному желанию, а по внешней прихоти. И поражение борца на ринге, сопровождаемое восторгами толпы.

На чем основана магия фильма "Маленькие трагедии"

Пересматривал "Маленькие трагедии" Швейцера, и только вчера понял, что меня так завораживает в этом фильме. Открытый трагический темперамент основных исполнителей и выпевание слов. Такой кантилены не было в театре со времён Остужева. И вдруг она появляется в кино. Высоцкий, Смоктуновский, Юрский, Алимова, Трофимов полны всемогущества. Они маги. Они поют Пушкина, но не как певцы, а как шаманы и греческие трагики. Сильнейшее влияние Высоцкого на всю труппу в плане интонации. Юрский: "как Аквилоннн, что хочет - то и носит онн, оррлу подобно он летает, и, не спросясь нниукого-о-о...(с хрипом)" (видимо, был рядом с Высоцким в момент записи этой сцены). Смоктуновский делает в монологе Филиппа две внезапных истерики, совершенно мимо текста. Алимова и Игнатьева поют не просто гениально, а в состоянии озарения. Через весь фильм проходит интонация, заданнная музыкой Шнитке и голосом Высоцкого, пропущенным через Юрского-медиума (да он ещё и с гитарой на сцене, Юрский-то!). Золотухин выбивается из интонации. Бурляев точно встраивается. Даже Калныньш подхватывает. В фильме смещается главный герой. Все крутится вокруг Поэта, который не Пушкин, а Юрский-Высоцкий и Высоцкий-Дон Гуан. Вот же что вышло у Швейцера!

Письма Бруно Мейснера к В.К.Шилейко

Вышли письма Бруно Мейснера к Шилейко.
Для меня эта публикация архивных материалов дорога тем, что в ней обнаружился совершенно не ведомый никому факт - избрание Шилейко членом Altorientalische Gesellschaft, главной европейской академии по древнему Востоку. И рекомендовал его туда не кто-нибудь, а сам основатель аккадского словаря Бруно Мейснер. Но sic transit gloria mundi. Шилейко не выехал из Ленинграда в 1927-м году для чтения лекций в Берлине, как подобало члену Академии. Письма Мейснера мертвым грузом легли в архиве АН СССР, и до меня их вообще никто не смотрел. А в Европе не то что забыли думать про Шилейко, когда он не приехал, но даже не выпустили его некролог после известия о смерти. И мне удалось прорвать двойную, если не тройную стену забвения.

https://www.academia.edu/33076963/%D0%9F%D0%B8%D1%81%D1%8C%D0%BC%D0%B0_%D0%91.%D0%9C%D0%B5%D0%B9%D1%81%D0%BD%D0%B5%D1%80%D0%B0_%D0%BA_%D0%92.%D0%9A.%D0%A8%D0%B8%D0%BB%D0%B5%D0%B9%D0%BA%D0%BE_Bruno_Meissners_Letters_to_W.G.Schileico

Тупик шумерского языка, или грустные мысли над списком Сводеша

Ни в одном языке мира, живом или мертвом, "большой, великий" не будет звучать gal или похоже.
Слово "мужчина, самец" будет nitah. Ни в одной базе данных по макросемьям такого даже близко нет.
В шумерском "имя" будет mu. И "год" тоже mu. Почему имя и год обозначаются одинаково? И да, опять никаких параллелей в других языках.
Никто в мире не называет нос kiri (пишется kiri3). Печаль...
На прямое заимствование из аккадского на 110 шумерских слов списка Сводеша приходятся 16 примеров. 40 слов встречаются в Ностратическом словаре А.Б. Долгопольского. Но Долгопольский включает в состав ностратических еще и афразийские языки. Поэтому эти 40, на самом деле, - слова, встречающиеся в обеих макросемьях. Что показывает на контакты шумеров с теми и другими (далеко не всегда ностратические слова, фонетически и семантически сходные с шумерскими, встречаются среди афразийских). А вот с сино-тибетскими словами в базовой лексике плохо. Интересно, что слова "глаз" и "сердце" выглядят в сино-тибетских и ностратических очень похоже. Но только этими словами сходство и ограничивается. С мунда, разумеется, нет ничего общего. Базовый список не содержит больше никаких заимствований. Это означает, что из 110 слов 52 - оригинальные шумерские. Настолько оригинальные, что аналогов им нет ни в одной из макросемей, списки которых составлены в "Вавилонской башне". Два слова обнаружить не удалось - "перо" и "плавать".
По-шумерски нельзя сказать "ни пуха, ни пера". Мы не знаем таких слов.

О значении смерти В.К.Шилейко для истории и востоковедения

За много-много лет сидения в разных архивах выяснил, каково было значение смерти В.К.Шилейко (5.10.1930) для отечественной истории и востоковедения.
1. Клинописная коллекция ГМИИ им. Пушкина осталась без квалифицированного исследователя и публикатора, и большинство табличек этого собрания не издано до сих пор.
2. В.В.Струве, который к концу 20-х годов знал только азы клинописи, стал восприниматься научной общественностью как полноценный ассириолог, что в отсутствии контроля и конкуренции позволило ему делать обобщения, основанные на плохо прочитанных и понятых текстах. Это привело к докладу 1934 г. о рабовладельческом строе древнего общества, основанном на интерпретации хозяйственных текстов 3 династии Ура. Понятно, что при живом Шилейко такой "слепой" (т.е. без ссылок) доклад просто не мог бы состояться.
3. Единственный ассириолог, ученик Шилейко А.П.Рифтин был лингвистом и не участвовал в исторических дискуссиях. Насколько понятно из архивных данных, свое издание старовавилонских хозяйственных текстов он готовил в постоянных консультациях с Шилейко, а после смерти последнего не выпустил ни одной самостоятельной статьи по ассириологии, закончив научную карьеру последователем марровского учения о языке.
4. Ту часть книги об Иштари и Исольде, которую консультировал Шилейко, Марр передал Струве и Франк-Каменецкому. В ассириологической части они смогли не очень много и постоянно оговаривались, что данные получены ими от Шилейко. Но Струве принял марровскую теорию "яфетической Иштари" по недостатку знаний, а Шилейко бы в том же проекте ее опроверг.
5. Университетская ассириология в Ленинграде началась Рифтиным в 1934 г. и просуществовала до февраля 1945 г., т.е. до момента его смерти. Рифтин обучил Дьяконова и Старкову. Дьяконов преподавал в университете в 1946-49 гг. и подготовил там только одного специалиста. После этого ассириология и история древнего Ближнего Востока в России полностью ушли в академическую науку. Только в Институте востоковедения на семинарах Дьяконова и Старковой можно было научиться профессии ассириолога или гебраиста в полном объеме. Струве, создавший кафедру истории древнего Востока в 1952 г., не был способен к полноценной подготовке ассириологов, а основной преподаватель ассириологии доцент Л.А. Липин и вовсе отличился: взял хрестоматию и словарь Делича, перевел с немецкого на русский и поставил на этом издании свое имя. После чего на всем предприятии можно было поставить жирный крест.
Теперь Дьяконова нет, нет и основной части его сотрудников, сектор Института востоковедения больше не является учебной лабораторией. Кафедра древнего Востока пришла в полный упадок, поскольку на ней не работают специалисты-ассириологи.
Теперь представим себе, что Шилейко был бы жив после 1930 года. Во-первых, в 1929-м он окончательно переехал в Москву, и там он, разумеется, стал бы преподавать ассириологию в одном из вузов, совмещая преподавание с изданием музейных текстов ГМИИ. Зная о его существовании, Струве был бы более осторожен в изложении своих взглядов на историю, и рабовладельческая теория вряд ли выглядела бы так, как она была подана, а может быть, и вовсе не состоялась бы. При живом Шилейко Рифтин не уклонился бы в марризм, а продолжал бы работать как ассириолог (диалог между специалистами - великий стимул к работе). Не исключено, что Шилейко приезжал бы в Ленинград и продолжал преподавать в ЛГУ.
Вот что такое личность одного человека и его смерть.
Но существует одно НО: Шилейко никогда не был бы лоялен к извращениям Советской власти. А это означало бы его арест в конце 30-х годов. Шилейко никогда не пошел бы по пути формационных спекуляций, оставаясь в границах самой науки. А это означало бы его изоляцию и в перспективе все тот же арест. Куда ни кинь - будущего для такого человека история России не предоставляла. И вот тут задумаешься о провидении.

Досмотрел до конца сериал по "Войне и миру"

На мой взгляд. англичанам хорошо удалось провести в фильме одну из идей романа: то, чего мы желаем, никогда не сбывается.
Наполеон хочет Россию и получает поражение.
Наташа любит Андрея, хочет Анатоля, а получает Пьера, которого всегда считала только другом.
Анатоль хочет Наташу, а получает отрезанную ногу и смерть.
Андрей хочет великий подвиг, а получает два ранения, медленное угасание и смерть. Он любит Наташу в жизни, но обретает ее в смерти.
Андрей хочет убить Анатоля - но подает ему руку в операционной после Бородина.
Пьер хочет убить Долохова - но Долохов спасает его из плена.
Соня хочет Николая и не получает ничего.
Княжна Марья любит отца, потом всех людей вообще и вроде бы типичная кандидатура для монастыря, но вместо этого получает Николая.
А вот чего хочет Пьер? Кого любит Пьер? Он вечный путаник, прожектер, не волочится за женщинами, не ищет славы. Он ищет мудрости - то у масонов, то у мужика, который недаром Платон. Ищет-то он мудрости, истины - а получает Наташу с пеленками.
В романе что-то получает только тот, кто любит, а тот, кто просто хочет, теряет. Но Пьер и не любит, и не хочет. Наташа идет за него потому, что они оба много перестрадали и теперь им легче будет друг около друга.
Но конец романа англичане не сняли. Сон Николеньки. Николай Ростов со стороны власти, Пьер - декабрист. Наташа, стало быть, - жена декабриста.
Почему этот роман о России? Да вот поэтому. Много хочешь - ничего не получишь. А перестрадаешь - и будет дано. Но не то, чего ты хотел. А то, что ты заслужил. То, что тебе по твоему духовному росту. Это очень про нас и потому это очень русская мысль.