?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: наука

[sticky post]Мои группы в Контакте
banshur69
Древняя Месопотамия
История древнего Востока
Владимир Софроницкий
Надежда Андреевна Обухова
Евгений Боратынский
Владимир Щировский. Танец души
Александр Алексеевич Остужев
Философия истории и культуры
Густав Леонхардт

Окно в Париж
banshur69

С конца 80-х я испытал весьма странное чувство: открывается некое космическое окно, Россия выходит в мир и получает шанс сделать нечто сверхъестественное, подобно легендарным деяниям 60-х. Когда в 1992 году вышел фильм "Окно в Париж", где прозвучала та же идея, я не был удивлен и комедией фильм не признал. Скажу больше: все время с 89-го года я был одержим идеей путешествий и дружб, лихорадочно дружил и быстро ездил по миру. Точно так же быстро я работал в науке. Когда меня спрашивали, зачем так быстро, ответ всегда был один: "Боюсь, что окно закроется". Меня не понимали, думали, что оно открылось навсегда... В общем, ребята, я успел. Успел сделать, поездить, подружиться, выступить с гарвардской, пражской, тартуской, хельсинкской кафедры, издаться в Париже и в Бостоне. Надеюсь, что вы тоже многое успели. Окно начинает медленно закрываться, первая створка нового занавеса уже ползет на нас, и пора подводить предварительные итоги. Я буду подводить их там, где что-то понимаю. Вы добавите или поспорите.

Read more...Collapse )

X Торчиновские чтения
banshur69
X ТОРЧИНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ

ДОМ УЧЕНЫХ ИМ. М. ГОРЬКОГО РАН
СЕКЦИЯ ФИЛОСОФИИ КУЛЬТУРЫ И КУЛЬТУРОЛОГИИ

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А. И. ГЕРЦЕНА
ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ ЧЕЛОВЕКА


21–22 ноября 2019


Х Торчиновские чтения

II Санкт-Петербургский международный культурологический симпозиум


Историческая трансформация восточных культур

Образ Востока в западной философии и культурологии






21 НОЯБРЯ
Белый зал Дома ученых (Дворцовая наб. д. 26)

10.00–10.30. Регистрация участников. Фойе Белого зала

10.30–11.30. Открытие конференции и пленарное заседание. Белый зал

Приветственное слово
Председатель секции философии культуры и культурологии Дома Ученых им. М. Горького
д. филос. н. Забулионите А.-К. И.

Зав. каф. философии и культурологии Востока СПбГУ
д. филос. н., проф. Туманян Т. Г.


Директор Института философии человека РГПУ им. А. И. Герцена
д. филос. н., проф. Светлов Р. В.

Директор Института восточных рукописей
д. и. н., член-корр. РАН Попова И. Ф.



ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ

Забулионите А.-К. И. (д. филос. н., СПб.). Культурологический и философский дискурс востоковедения: формирование и перспективы.
Парибок А. В. (к. филол. н., СПб.). Различие трактовок языковой действительности в цивилизациях Евразии.

11.30–12.00. Перерыв

12.00 – 14.00. Белый зал
СЕКЦИЯ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА
Модератор д. филос. н. Т. Г. Туманян

Емельянов В. В. (д. филос. н., СПб.). Календарь и патрицид в поздневавилонском тексте о Харабе.
Шелестин В. Ю. (к. и. н., Москва, СПб.). Хеттский Новый год в сравнительно-культурологической перспективе.
Киприсчи Г. (PhD, Лейден). «Недоиудеи»: личный и общинный статус караимов, самаритян и фалашей в государстве Израиль в 1948–2019 гг.
Туманян Т. Г. (д. филос. н., СПб.). А. Я. Борисов – исследователь философских традиций Ближнего Востока.
Azadegan Ebragim (PhD, Tehran, Iran). God’s knowledge of particulars and the doctrine of divine immutability in Islamic philosophy.


14.00 – 15.00. Обед.

15.00–17.30. Белый зал
СЕКЦИЯ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА (продолжение)
Модератор к. культурологии С. Р. Усеинова

Усеинова С. Р. (к. культурологии, СПб.). Ближневосточная каллиграфия: трансформация идеологического содержания.
Цибенко В. В. (к. и. н., Ростов-на-Дону). Ревестернизация политической культуры Турции под влиянием этнических меньшинств.
Васильцов К. С. (к. и. н., СПб.). «Восточная фотография»: принципы изобразительности и иконография ориентализма.
Османова И. А. (к. филос. н., СПб.). История закладки Соборной мечети Санкт-Петербурга по документам Научно-исторического архива ГМИР.
Корнилов А. П. (к. филос. н., СПб.). Фараонизм светский и духовный: об этничности в богословии Шенуды III и политической мысли М. А. ас-Садата.
Баранов А. В. (СПб.). К проблеме контакта религиозно-мистических традиций авраамического круга.


12.00–13.40. Ауд. 303
СЕКЦИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА
Модератор к. филос. н. А. Д. Зельницкий

Виноградова Т. И. (к. и. н., к. ф. н., СПб.), Завидовская Е. А. (к. и. н., Тайбэй, Тайвань). Китайские народные картины на сюжеты «Шаньхайцзина» в комментариях китайских учителей В. М. Алексеева.
Цзян Тао (СПб.). Проявление китайской и западной музыкальных традиций в творчестве Чжоу Цзелунь (анализ песни «Сине-белый фарфор»).
Зельницкий А. Д. (к. филос. н., СПб.). Покровительство императоров даосизму сквозь призму локального предания (на основе «Записи об обители Совершенномудрого предка Великой Тан»)
Ленков П. Д. (к. и. н., СПб.). Буддийские элементы в сотериологии позднего даосизма (по тексту «Лун мэнь синь фа»): Тело Закона (фа шэнь).
Константинова Е. А. (к. филос. н., СПб.). Ритуал в традиционно-ориентированном обществе середины XIX в. (на примере работ Цзэн Гофаня (1811–1872).

13.40 – 14.40. Обед.

14.40–16.00. Ауд. 303
СЕКЦИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА (продолжение)
Модератор к. филос. н. А. Д. Зельницкий

Комаровская П. А. (к. культурологии, СПб.). Праздничные шествия шэхо в провинции Шэньси.
Каменева Е. А. (Москва). Роль природы и природных явлений в произведениях магического реализма (на основе произведений Мо Яня и Хань Шаогуна).
Галимов М. В. (Волгоград). Кунг-фу панда и китайский национализм.
Грачева Ю. А. (Москва). Трансформация привычек питания в Китае в XXI веке.

16.00 – 16.10. Перерыв.

16.10 – 17.10. Аудитория 303
СЕКЦИЯ «ВОСТОК И ЗАПАД»
Модератор к. филос. н. С. В. Пахомов

Канаков Д. В. (к. филос. н., Москва). Общее в гносеологических и этических идеалах философии Востока и Запада, на примере упанишад и платоновского диалога «Федон».
Сериков В. В. (Франкфурт-на-Майне, Германия). Теософское общество и концептуализация индуизма и буддизма как отдельных религий.
Долгорсурен (PhD, Монголия). Традиции и исторические трансформации культуры Монголии: актуальные проблемы культурологического исследования.


12.00 – 13.40. Дубовый зал
СЕКЦИЯ «РУССКИЙ ЕВРАЗИЙСКИЙ МИР. ОБРАЗ ВОСТОКА В РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРОЛОГИИ»
Модераторы: д. соц. н., проф. У. А. Винокурова,
д. ф. н., проф. Л. К. Круглова

Кутыкова И. В. (к. филос. н., СПб.). Образ Востока в отечественной культур философской традиции.
Круглова Л. К. (д. филос. н., СПб.). Проблемы трансформации восточных культур в контексте евразийства.
Винокурова У. А. (д. соц. н., Якутск). Россия в Азии: цивилизационное пограничье.
Владимирова А. А. (СПб.). Изменения в понимании буддизма на Западе и в России.


14.40 – 16.30. Дубовый зал
СЕКЦИЯ «РУССКИЙ ЕВРАЗИЙСКИЙ МИР. ОБРАЗ ВОСТОКА В РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРОЛОГИИ» (продолжение)
Модераторы: д. соц. н., проф. У. Винокурова,
д. ф. н., проф. Л. К. Круглова


Бондарев А. В. (к. культурологии, СПб.). Образы Востока и осмысление диалога культур в научном наследии Л. Н. Гумилева.
Тишкина А. Г. (к. филол. н., СПб.). В. Г. Богораз-Тан как исследователь русской Азии.
Балакина Е. И. (к. культурологии, Барнаул). Тенденции восточного типа мышления в современной научной картине мира.
Никитенко О. Б. (СПб., к. искусствоведения). Музыкальный билингвизм китайской музыкальной культуры.
Филиппова-Стоян Л. Е. (СПб.). Образ Китая в русском изобразительном искусстве начала XVIII в.



17.00 – 19.00. Дубовый зал

Лекция
Лю Лэи (профессор Шаньдунского университета). Тотемические эмблемы китайских фамилий



22 НОЯБРЯ

Институт философии человека РГПУ им. А. И. Герцена
(ул. Малая Посадская, 26)

10.00–12.10 (ауд. 101, 1 этаж)
СЕКЦИЯ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА
Модератор к. и. н. Н. В. Казурова

Баландина Ю. В. (Ростов-на-Дону). Символический аспект этнополитической мобилизации крымских татар.
Маточкина А. И. (к. филос. н., СПб.). Трансформация публичного пространства в современном арабском мире на примере граффити.
Штолина А. М. (Москва). Вестернизация системы образования в арабских странах (на примере Саудовской Аравии).
Абдрахимов Э. Ф. (Уфа). Взаимодействие культур: буддизм и ислам.
Казурова Н. В. (к. и. н., СПб.). Социокультурный и религиозный контекст казахской повседневности в отражении национального кинематографа.



12.10 – 12.30. Перерыв

12.30–14.45 (ауд. 101)
СЕКЦИЯ ИНДИИ
Модератор к. ф. н. Пахомов С. В.

Пахомов С. В. (к. филос. н., СПб.). Феномен сиддхи в сотериологическом контексте индуистского тантризма.
Десницкая Е. А. (к. филос. н., СПб.). Сравнения с глиной и золотом в учениях ранней веданты.
Вечерина О. П. (к. и. н., Москва). Шива Натараджа в пространстве мировой художественной культуры.
Шомахмадов С. Х. (к. и. н., СПб.). Религиозный синкретизм в изобразительном искусстве доисламской Центральной Азии.
Щербак М. Б. (Москва). «Возрожденный буддизм» Б. Р. Амбедкара – попытка конструирования новой идентичности.

14.45 – 15.45. Обед

15.45–18.00 (ауд. 101)
СЕКЦИЯ ИНДИИ (продолжение)
Модератор к. и. н. Вечерина О. П.


Ерченков О. Н. (СПб.). «Бхагавадгита как она есть». Проблемы рецепции традиции в неоиндуистском тексте.
Ерохина М. В. (СПб.). Буддийское паломничество в Индии: история и современность.
Шевченко Д. А. (СПб). К вопросу о конструировании «племен» в административной практике Индии.
Попов Д. Н. (к. филос. н., Москва). Возможность применения индийской метафизики в западной научной традиции.
Кузьмина Е. В. (к. и. н., Омск). «Периферийные религии» – диалог со своим Иным.

12.00–14.00 (ауд. 312)
СЕКЦИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА
Модератор к. ф. н. Бертова А. Д.

Лепехова Е. С. (д. филос. н., Москва). Общие тенденции в политике китайской императрицы У Цзэтянь (624–705) и японской императрицы Кокэн (718–770) по отношению к буддийскому духовенству.
Кухтин А. В. (Омск). Влияние чжусианской философии на «Стостатейные установления Токугава» 1616 г.
Бертова А. Д. (к. филос. н., СПб.). Представление о духовном родстве японского и еврейского народов в японских христианских организациях.
Гордиенко Е. В. (Москва). Трансформация культа духов-покровителей деревенских общин в современном Вьетнаме.

14.00 – 15.00. Обед

15.00–17.30 (ауд. 312)
СЕКЦИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА (продолжение)
Модератор к. ф. н. Бертова А. Д.

Курепина Е. О. (Владивосток). Популярность южнокорейской массовой культуры в Японии («Корейская волна» на примере K-pop).
Колесников В. Д. (Омск). Японские хикикомори как новая форма эскапизма в российском интернет-пространстве.
Королева В. В. (СПб) «Потерянные» женщины в Китае. История и современность.
Нагорных О. С. (к. и. н., Нижний Новгород). Интеграция восточных медицинских практик в медицину СССР: трансформация традиций и инновации.
Грибенко В. В. (Москва). Религиозный фактор в теоретико-методологических основаниях осмысления феномена коллективизма в китайской культуре (на примере концептов религиозной антропологии чань-буддизма).


В ПРОГРАММЕ ВОЗМОЖНЫ ИЗМЕНЕНИЯ!

ВХОД НА ЗАСЕДАНИЯ СВОБОДНЫЙ

ПРОПУСК НА ОБЪЕКТЫ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ПО ПРЕДЪЯВЛЕНИИ ДОКУМЕНТА, УДОСТОВЕРЯЮЩЕГО ЛИЧНОСТЬ

Оргкомитет: д. и. н. И. Ф. Попова, д. филос. н. Р. В. Светлов, д. филос. н. Т. Г. Туманян, д. филос. н. К. И. Забулионите, д. филол. н. М. Е. Кравцова, к. филос. н. С. В. Пахомов, к. филос. н. А. Д. Зельницкий.
Справки по эмэйлам: taigong@yandex.ru, sarpa68@mail.ru.
Адреса проведения конференции: 21.11: Дом ученых (Дворцовая набережная, д. 26), 22.11: Институт философии человека (ул. Малая Посадская, д. 26).

Интервью о современном состоянии шумерологии
banshur69
Дал интервью о современном состоянии шумерологии с библиографией по каждому тезису. Кому интересно - можете заглянуть. Кстати, рекомендую и сам журнал, которым с этого года руководит Михаил Родин - первый научный журналист России в области исторических наук.

http://proshloe.com/shumerologiya.html?fbclid=IwAR0e4hS5PFpxyzSlTlAmUgc5ZX5ld4rLt0jbgMHajmCpBqJ1yz4q8BxheeE

Древняя Месопотамия в русской литературе (тематический репертуар)
banshur69
Асархаддон-1: завоевания Асархаддона
Асархаддон-2: отречение Асархаддона и уход/раскаяние Асархаддона
Асархаддон-3: Брюсов
Асархаддон-4: верблюд
Асархаддон-5: народный бунт
Ашшурбанапал - 1: бык
Ашшурбанапал – 2: всей земли несравненный владыка (см. Асархаддон-1)
Ассирия -1: рыкающий лев, образ агрессии и порабощения
Ассирия -2: современные московские сапожники
Ассирия – 3: глоссолалия (Осирис, Сириус)
Ассирия – 4: воины плывут на бычьих пузырях
Бэл: божество священного брака
Вавилон -1: царство порока
Вавилон – 2: столица цивилизации
Вавилон – 3: Париж эпохи Наполеона
Вавилон – 4: потоп
Вавилон – 5: сонник
Гильгамеш-1: нежелание вступить в брак с Иштар
Гильгамеш-2: плач по Энкиду
Гильгамеш-3: поход на Хумбабу
Гильгамеш – 4: оппозиция Таммузу
Гильгамеш – 5: Фауст
Гильгамеш- 6: Геракл, Гэсэр
Гудеа: глоссолалия (гуди, Гудея)
Иштар-1: в Подземном мире
Иштар-2: любовное свидание с участием Иштар
Иштар-3: Вечная Женственность
Иштар-4: заклятие Иштар Гестии-Табити)
Клинопись-1: клинопись созвездий/судеб
Клинопись-2: морщины на щеках как знак страдания
Клинопись-3: золотая клинопись фонарей в Фонтанке
Клинопись-4: клинопись мыслей как тупик мышления
Курибу/керубу - 1: стрекозы-саранча-конец света
Курибу/керубу – 2: скала в Карадаге
Ламашту: Ахматова
Мардук: Мордик Бородач
Мелитта: покровительница храмовой проституции
Навуходоносор-1: 3 отрока в печи
Навуходоносор-2: ставит идола
Навуходоносор-3: превращается Богом в тетраморф
Навуходоносор-4: неудача в обретении мирового господства
Новый год: восстание рабов
Передача венца из Вавилона в Цареград и затем на Русь -1: три посланца
Передача венца из Вавилона в Цареград и затем на Русь -2: Федор Бурматов
Потоп-1: ковчег
Потоп-2: зарывание таблиц в Сиппаре
Потоп-3: революция
Сарданапал: изнеженность
Семеро демонов: революция
Семирамида: висячие сады
Синаххериб: убит братьями-близнецами, которых спрятал армянский царь
Таммуз – 1: любовник Иштар
Таммуз – 2: выход душ из Подземного мира = святки > “Поэма без героя”
Тукультипалешарра: завоеватель Кавказа (см. Асархаддон-1)
Халдеи-1: передача знания из Атлантиды в Халдею
Халдеи-2: семизвездие, звездочеты
Халдеи-3: подданные
Халдеи-4: масоны
Хаммурапи – 1: доски судьбы
Хаммурапи – 2: то же, что Мухаммед
Хаммурапи – 3: Ликург, Солон
Хаммурапи – 4: лучшие законы – пенальти и угловой
Шамшиадад: проклятая тиара
Шумер: камни
Эа: останавливает воды потопа
Эабани: вечно живой
Юдифь: убийство Олоферна

Соединяя теорию ритуала с хронопсихологией
banshur69
Пожалуй, в нашем понимании ритуалов древней Месопотамии мы должны вернуться к концепции С.Н.Давиденкова. В книге «Эволюционно-генетические проблемы в невропатологии» (Л.,1947) он пишет, что жизнь в архаическом мире выдвигала на первый план людей художественно-эмоционального типа, формировавших культуру в аспекте синкретического культового действа, каковым и был встроенный в религию ритуал. Кроме того, развитие человеческого общества препятствовало свободному ходу естественного отбора, и вследствие этого инертные, слабые и неприспособленные к жизни люди, страдавшие навязчивыми состояниями и фобиями, получили возможность транслировать свои страхи на поведение и
сознание более сильных членов общества. Поэтому
ритуалы и возобладали в человеческой культуре. Таким
образом, Давиденкову ритуал представляется
объектом психопатологии. Он возникает как следствие
навязчивых состояний у инертных и склонных к
фобиям людей и впоследствии принимает форму культа, создаваемого представителями художественного
типа в качестве обоснования для существования
в обществе слабых и склонных к психическим
болезням его членов. Ритуал в этой концепции является
тормозом эволюции и естественного отбора, и
он же — первое свидетельство возникновения культуры.
Значит, слабость и страх, по этой теории, явились
могучими двигателями культурного развития
человечества, а культура возникает как символическое
средство преодоления естественных недостатков.
Теперь можно подтвердить эту теорию и дать к ней важное дополнение. Недавно У.Габбай опубликовал корпус шумерских плачей, исполнявшихся под аккомпанемент флейты-шем. Все эти 114 текстов содержат типичное описание невроза. Их композиция состоит из трех частей: а) описание гнева божества; б) обращение к божеству не уничтожать города и людей (чаще всего, не затоплять водой); в) просьба к божеству смягчить свое сердце и остудить свой пыл. Интересно, что гневаться может любое божество, и оно же должно обладать способностью успокоиться. Когда божество гневается, то не щадит ни детей, ни стариков. Понятно, что за всем этим стоит страх человека перед гневом бога, и этот страх порождает невроз. Но чрезвычайно интересно посмотреть на календарные даты, когда проводится ритуал с плачем-шем. И оказалось, что, судя по колофонам глиняных табличек, такой ритуал проводится в последние месяцы вавилоно-ассирийского календаря (восходящего к ниппурскому) - Шабату и Аддару. А эти месяцы (конец января-февраль) как раз характерны максимумом сезона дождей. Понятно, что речь идет о неврозе вследствие того самого потопа, который описан в шумерском мифе о потопе (дождь и сильный ветер). Еще одна табличка говорит, что такой ритуал нужно исполнять в первые семь дней месяца Нисану, что тоже понятно - это время половодья Тигра. Итак, невроз возникает не на пустом месте. Но есть и поздние таблички, дошедшие от Селевкидского времени. И в них предписывается исполнять ритуал с плачем в начале каждого месяца и в полнолуние. Значит, это уже страх перед исчезновением луны и перед возможностью луны полной: появится вновь или нет. Невроз расплывается по всему календарю. И одновременно происходит астрализация невроза. Если в вавилоно-ассирийское время плач исполняли именно по причине календарных ужасов, то в селевкидское ужаса ждут от неба.
Таким образом, необходимо связывать трансляцию коллективного невроза эмотивными людьми с определенным моментом времени, связанным с необходимостью адаптации к новым явлениям природы. Давиденков этого не учел, но теперь есть наше понимание, что существует хронопсихология, т.е. что психические состояния существуют в хроносе. Тогда возникает дополнительный вопрос. Давиденков полагает, что невротические состояния и далее ритуалы закрепляют в коллективе художественные натуры. Но что, если дело не в этих натурах, а в самом состоянии коллектива, который переживает одно и то же? Тогда любой может быть транслятором невроза.

Книга М.Ливерани как зеркало ассириологии
banshur69

Я уже довольно давно думаю, что все радикальные концепции по поводу прошлого вызваны обстоятельствами жизни самого исследователя, а не закономерностями развития самих древних обществ. Если у Струве дядя - легальный марксист П.Б.Струве, а мать была сестрой марксистского публициста В.А.Поссе, то стоит ли ожидать от него чего-то другого, кроме следования Марксу, Энгельсу и скорби о бедных римских рабах? Да небось он еще, как все гимназисты, "Хижину дяди Тома" читал, сочувствовал чернокожим. У Шилейко же отец был высший полицейский чин в ранге статского советника, устраивавший царскую охоту в Ропше, а мать домохозяйка и дочь статского советника. Так с чего Шилейке быть марксистом? Дьяконов же был потомок крестьян и разночинцев, Бога почему-то ненавидел и заодно с ним все церкви и храмы. Детская травма? Не знаю. Но в итоге мы видим хвалебную песнь крестьянской общине в Шумере и отрицание ведущей роли храмовых хозяйств. Для Дьяконова город начинается с общины, а не с храма (как для всех остальных на Западе). В общем, это очень личные вещи, идущие буквально от происхождения и из детства. И вот я все время ждал, когда об этих концепциях совершенно ясно и открыто скажет кто-нибудь как о мифологии древности. Это не оно так было, а исследователи так вообразили древний Восток. Понятно, что в России это было невозможно. Значит, оставалось ожидать кого-нибудь не сильно ангажированного на Западе. И вот свершилось. Итальянец Марио Ливерани выпустил книгу "Imagining Babylon. The Modern Story of an Ancient City". Произошло событие чрезвычайного значения! Впервые все радикальные представления историков о древней Месопотамии были заявлены именно как отражения мифов своей эпохи. Потрясает воображение не только содержание этой книги, но и аннотированный указатель к ней. Каждый исследователь характеризуется двумя-тремя словами, обозначающими его личный миф по поводу Месопотамии. Так, про Дьяконова написано: Diakonoff, Igor (1915–1999): and land
division, 144; and feudal mode of
production, 146; position compared to
Gelb’s, 147. А глава о Дьяконове называется "Igor Diakonoff, the ‘Asiatic mode’ and the residual village" Это высший пилотаж, ребята! Дьяконов это деревенщик, который ушел от рабовладельческой концепции в некую особую феодальную концепцию, которую он соединил с марксовой идеей азиатского способа производства. А основная заслуга Дьяконова-историка перед наукой это доказательство деления земель на храмовые и общинные. И в этом - внимание - Дьяконов запараллелен с Гельбом, который работал в том же направлении, но как истый американец ратовал за то, что экономику делали не общины, а частный сектор. Жестоко, но это то, что остается от радикальной концепции на длинной дистанции. А что же Ливерани пишет про Струве в своем дивном указателе? Struve, Vasili (1889–1965): and official
Soviet position on Marx’s Asiatic mode, 144. Дивно, правда? Струве ничего не сказал, кроме того, что озвучил официальную советскую позицию по азиатскому способу. Внутри книги это выглядит так: The Egyptologist and later Sumerologist Vasili Struve was, from 1933, the champion of the official solution (and his authority was decisive in also imposing it on less convinced colleagues), embracing in full both the role of slavery and the ‘hydraulic’ model (with frequent throwbacks to Deimel and to Schneider). The role of the village is minimized and distorted as an organization based on the work of slaves, both for the construction of the canals and for the cultivation of the fields. Replies and counter-replies followed, but Struve’s vision became officially consecrated as valid. Это дивно, коты! "the champion of the official solution". Так, кто еще есть из наших в этом взгляде с небес? Alexander I. Tyumenev underscored two decisive points: (1) that even at the peak of centralization under the Third Dynasty of Ur the work was done not by slaves but by corvée, to which the population was liable (in, therefore, a kind of ‘feudal’ way), (2) that increasingly strong elements of a free economy were then emerging. Еще кто? Больше никого. Ни Дандамаева (поскольку он эмпирик, а не теоретик), ни Якобсона (поскольку он совершенно неизвестен). И, конечно, никаких пятичленок, никаких дьяконо-якобсоновских теорий города и государства 1970-х гг. Ничего этого просто нет, потому что русскоязычная литература не учтена совсем. Зато есть:
Darwin, Charles (1809–1882): theories contemporary with earliest Assyrian excavations, 11
Durkheim, Emile (1858–1917): ‘complex’ city vs. ‘simple’ village, 92–3; influence on Childe, 134
Jacobsen, Thorkild (1904–1993): 138–142; Frankfort’s debt to, 127; theory of ‘primitive democracy, 139–40; preference for literary texts, 141; and myth of the ‘empty country’, 177–8; and Diyala project, 188
Falkenstein, Adam (1906–1966): and topographical documentation of Uruk, 77–8; on the Sumerian city, 105; cautious on Sumerian ‘democracy’, 141
А в целом это вот так (см. по ссылке):
https://www.degruyter.com/downloadpdf/books/9781614514589
/9781614514589-toc/9781614514589-toc.pdf

То есть, от библейской критики до марксизма, Макса Вебера, геополитиков и современного глобализма.
Конечно, эта книга - большое зеркало, которое стоит перед всеми теоретиками древних обществ. Это достижение одновременно философское и научное. И это хорошее напоминание о том, что от большинства ученых не остается ни одной строчки после фамилии, а от меньшинства по две-три строчки, да и те связаны не столько с достижениями, сколько с мифами, которые породили исследователи под воздействием своей социальной среды и эпохи.


18 февраля. 85 лет Олегу Дмитриевичу Берлеву
banshur69
http://www.spbiiran.nw.ru/berlev_o_d/
http://www.orientalstudies.ru/rus/index.php?option=com_personalities&Itemid=74&person=439

Что я о нем помню?

Осенью 1992 г. меня представили человеку в костюме сине-стального отлива, в свитере под горло, с необычайно синими глазами. Я давно искал того, с кем можно обсудить религиозную сторону надписей на жертвенниках и Текстов Пирамид. А занимался я тогда сравнением месопотамских и египетских представлений о святой воде. Прочитанные мною египетские тексты с грамматической точки зрения смотрел А.С.Четверухин. И тот же Четверухин сказал, что пришло время обратиться к Берлеву.
Олег Дмитриевич выслушал меня очень внимательно и предложил пройти в читальный зал библиотеки Института востоковедения, где у него был постоянный рабочий стол с окном на Дворцовую набережную. Там он бывал чаще, чем в кабинете древнего Востока, где у него тоже был рабочий стол, весь заваленный книгами и письмами от коллег. Но за ним он работал редко, предпочитая читальный зал библиотеки. Берлев сел за свой стол, усадил меня рядом, и мы проговорили часа полтора (времена были такие, что народ в читальный зал приходил редко и мы сидели одни). С этого началось наше общение. В ту первую встречу Берлев неожиданно сказал: "Хорошо, что вы идете к нам в аспирантуру. В нашем институте не бывает склок". К чему он это тогда сказал - не знаю. До этих слов мы говорили исключительно о египетских словах и текстовых формулах, а не о научной жизни.
Каждый раз, когда я приходил в институт, на стендах читального зала были выставлены новейшие издания по ассириологии, и на всех требованиях стояла фамилия Берлева. Оказалось, что книги он выписывал для меня, потом брал на свой номер и передавал мне для работы. Такая неожиданная забота о том, чтобы я не пропустил ни одного нового издания, глубоко отдалась во мне. Я почувствовал, что меня опекают, и что нашелся человек, которому стали интересны мои научные поиски. Периодически Олег Дмитриевич приносил для меня книги и из своего дома. Но он никогда не давал их на руки. Читать можно было только при нем в течение рабочего дня. Если я не дочитывал, он приносил и на следующий день. Но не держал своих книг в институте и не передавал для чтения на дом.
Когда Олег Дмитриевич работал, с левой стороны от него всегда лежали осьмушки тетрадного листа, служившие карточками. Он каждый день записывал на эти кусочки имена египтян (в его произношении, егИптян) и краткое название издания, где встретились эти имена. Так собиралась у него полная картотека жителей Египта в эпоху Среднего царства. Нередко он записывал и их должности, и названия профессий. Особенно было ему приятно увидеть филиацию и распознать родственников и потомков тех, о ком он уже знал ранее.
Олег Дмитриевич свято верил в то, что античные источники точно передают информацию об истории и религии Египта. Он постоянно говорил, что необходимо посадить студентов-классиков за многотомную антологию греко-римских сведений о Египте. И когда встречал сведения о каких-нибудь обычаях египтян или об устройстве их общества, то всегда припоминал цитаты из античной литературы.
Во время заседаний диссертационного совета в Институте востоковедения Берлев всегда читал книгу и писал свои карточки. Он не принимал участия в обсуждении работ. Хорошо был виден его птичий нос, выделявшийся из числа сидевших за большим зеленым столом постоянством своего положения. Берлев сидел абсолютно спокойно, и видна была только мелкая работа рук, держащих и перелистывающих книгу. Мелким был и его почерк. Наблюдая за Берлевым, можно было заметить совершенство мелкой моторики во всем его теле. Он был очень точен в движениях и в слове, его пальцы ловко манипулировали с предметами, его сознание уместно подмечало детали.
Когда Берлев читал доклады, то он подавался вперед и старался убедить слушателей интонацией своего голоса. Представлял самые мелкие детали своих доказательств, подводил аудиторию к выводам, но самих выводов прямо старался не делать. Однако все понимали, что именно следует из его докладов. Таковы же были и его печатные труды, также редко содержащие прямые выводы из исследований.
За пределами института Берлев был беспомощен. Оказывалось, что он плохо видит вдаль. Он очень сильно щурился (но при этом не носил очков). В своем желтом полосатом пальто и со своим птичьим носом он был похож на какую-то диковинную тигроптицу. Мы шли к метро. Он говорил мне: "Как Вам повезло, что у Вас трехкомнатная квартира! Сколько ящиков с карточками можно поставить, сколько полок!" Выходил на Удельной, потому что жил на Рашетова.
В 1993 г. произошли два события, связанных с Берлевым. Первое - защита диссертации египетской арабки по автобиографиям вельмож Старого царства. Я видел, как Олег Дмитриевич сидит и правит что-то прямо в тексте диссертации, уже выложенной на обсуждение. Арабка почти не говорила по-русски, не была замечена в научной работе, и многие заподозрили, что ее диссертацию написал сам руководитель. Проверить это можно только при наличии черновиков этой работы в архиве Берлева. Но судя по тому, что мнимый автор диссертации после ее защиты ничем не прославилась в науке, написал ее именно Олег Дмитриевич. В том же году осенью был грандиозный скандал с докторской диссертацией А.В.Эдакова о Позднем Египте. Дандамаев и Якобсон были категорически против защиты, потому что автор-де не учел какие-то их работы. Дьяконов устранился от обсуждения, заявив, что он не египтолог и никогда этим периодом не занимался. Среди оппонентов Эдакова египтологов не было. Защита срывалась. Но тут Берлев неожиданно дал на нее не просто положительный, а восторженный отзыв. Он писал, что «многолетняя работа А.В. Эдакова в области социально-экономической истории Саисского и Персидского времени уже поставила его в ряд с исследователями, известными в мировой египтологии» и что «его мнение по всем затронутым вопросам становится уже настолько весомым, что его придется учитывать всем специалистам, работающим по тому же кругу вопросов, и многим, так сказать, "смежникам", в особенности исследователям следующей эпохи в истории Египта — периода Птолемеев, постоянно жалующимся на неизученность доптолемеевского материала». Когда Берлев пришел в институт, на него накинулись с претензиями, как он мог восторженно отозваться о такой плохой работе, где нет цитат из Дандамаева и Якобсона. На что Берлев сказал, что автору удалось верно прочесть демотический правовой папирус из Гермополя и дать его исторический анализ, чего вообще никто не мог сделать, и только за это ему следует дать докторскую степень. Возразить неегиптологам было нечего - и Эдаков защитился.
Но Берлеву не простили. В конце 1993 г. был его доклад по египто-персидской тематике, и после доклада его стали обвинять в каких-то ошибках в толковании иранских слов. Но делали это не так, как обычно обсуждаются доклады коллег, а гораздо злее и с переходом на личности. У Олега Дмитриевича случился сердечный приступ. И через несколько дней его супруга А.И.Еланская заявила всем сотрудникам, что в институт он больше не придет.
С января 1994 г. Берлев в институте не появлялся. Говорить с ним по телефону тоже удавалось не каждый раз, а только в отсутствии Еланской. В остальное время снимала трубку она и говорила, что все передаст. У Берлева начались странные сосудистые явления: внезапно падало давление и учащалось сердцебиение. Он не мог никуда выходить, хотя жил на первом этаже. Их квартира была двухкомнатной. Обе комнаты были забиты книгами и карточками. Форточка всегда открыта (Еланская следила, чтобы к Олегу Дмитриевичу постоянно шел свежий воздух).
В 1998 г. мы узнали, что произошло невероятное: Берлев туристом поехал в Египет! Будучи тяжело больным, он пренебрег советами врачей. Человек, который даже не выходил гулять во двор своего дома, внезапно сорвался с места и поменял климат. Об этой египетской поездке он говорил очень немногим знакомым. Но узнали об этом все.
Дома Берлев занимался тем, что читал фотографии и прорисовки египетских памятников, которые ему присылали из всех музеев бывшего СССР, слушал в большом количестве классическую музыку (преобладали Моцарт и Вивальди) и - для души - писал иератикой на листах ватмана, совершенствуя свою египетскую каллиграфию.
В последние его годы мы общались по разным вопросам. То он советовал мне выпустить монографию по сравнению месопотамских и египетских текстов с обрядом отверзания уст (чем я тоже занимался в конце 90-х). То говорил о том, как несовершенна наука египтология и как мало мы знаем о египетской жизни. То сообщал мне свои идеи насчет культа Гора. То что-то совершенно космическое, чего не буду разглашать, не получив на то его согласия.
Особенно ему были приятны почему-то поздравления под православное Рождество. В этот вечер он сам подходил к телефону и с ним можно было долго говорить.
Никто не догадался записать его на магнитофон или снять на кинокамеру. Он очень редко фотографировался. Никогда не говорил о себе, о своей жизни, ускользал от слишком прямых вопросов.
Детей у них не было.
Когда Олег Дмитриевич умер, я был на конференции. И узнал о случившемся уже после похорон. Его положили на Южном кладбище у церкви. Алла Ивановна через два года покрестилась, чтобы на том свете быть рядом с ним. Возможно, что так и произошло. Однако тело ее хоть и погребли на Южном через четыре года, но рядом с могилой матери, далеко от мужа.

02.06.1935-21.06.2017. Анатолий Георгиевич Кифишин
banshur69

21 июня 2017 г. на 83-м году скончался Анатолий Георгиевич Кифишин. Он прожил долгую и очень тяжелую жизнь. Сперва окончил Черновицкий университет по египтологии у Е.В.Черезова, а потом приехал в Ленинград и поступил на ассириологию к В.В.Струве. Струве подключил молодого ученого к работе по исследованию текстов II династии Лагаша и особенно Гудеа (сам он в то время занимался текстами первой династии Лагаша и конусами Урукагины). На 4-м курсе Анатолий Георгиевич дал первый в России полный перевод статуи Б Гудеа с подробнейшим историко-географическим комментарием. После окончания Ленинградского университета (1962) он сразу поступил в аспирантуру к Струве и начал писать диссертацию по хронологии и топографии Лагаша в эпоху Гудеа. Однако смерть Струве в 1965 г. и последующий конфликт с И.М. Дьяконовым привели к тому, что Кифишин не дошел до защиты и вынужден был уехать в Москву, где еще какое-то время печатался и работал в научных учреждениях. Но с 1970 по 1985 гг. ему был закрыт доступ во все научные издания. А с 1980 г. он стал безработным.

Read more...Collapse )


Программа форума "Ученые против мифов-5". 21 октября 2017 г., Москва.
banshur69
http://antropogenez.ru/forum-program/