Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Мои группы в Контакте

Древняя Месопотамия
История древнего Востока
Владимир Софроницкий
Надежда Андреевна Обухова
Евгений Боратынский
Владимир Щировский. Танец души
Александр Алексеевич Остужев
Философия истории и культуры
Густав Леонхардт

Окно в Париж

С конца 80-х я испытал весьма странное чувство: открывается некое космическое окно, Россия выходит в мир и получает шанс сделать нечто сверхъестественное, подобно легендарным деяниям 60-х. Когда в 1992 году вышел фильм "Окно в Париж", где прозвучала та же идея, я не был удивлен и комедией фильм не признал. Скажу больше: все время с 89-го года я был одержим идеей путешествий и дружб, лихорадочно дружил и быстро ездил по миру. Точно так же быстро я работал в науке. Когда меня спрашивали, зачем так быстро, ответ всегда был один: "Боюсь, что окно закроется". Меня не понимали, думали, что оно открылось навсегда... В общем, ребята, я успел. Успел сделать, поездить, подружиться, выступить с гарвардской, пражской, тартуской, хельсинкской кафедры, издаться в Париже и в Бостоне. Надеюсь, что вы тоже многое успели. Окно начинает медленно закрываться, первая створка нового занавеса уже ползет на нас, и пора подводить предварительные итоги. Я буду подводить их там, где что-то понимаю. Вы добавите или поспорите.

Collapse )

Нации и профессии

Если бы нации можно было прямо отождествлять с профессиями, то инженеры, изобретатели и программисты жили бы в США, ученые и философы в Германии, повара и парфюмеры во Франции, певцы и музыканты в Италии, художники в Италии и Голландии, композиторы в Австрии, банкиры и психологи в Швейцарии, врачи в Израиле, поэты в России. А в Британии жили бы писатели и британские ученые.

Гоголь прав. Французское недолговечно. А как может быть долговечна кулинария? Только если никто не ест. Немецкое умно и худосочно. Слово британца полно мудрого сердцеведения. А русское замашисто и бойко.

Мысль как категория культуры?

Мне сегодня на лекции задали удивительный вопрос. 20 лет читаю курс "Категории культуры древнего Востока" - и только сегодня услышал: "Скажите, пожалуйста, является ли мысль категорией культуры"?" Прежде чем ответить, нужно вспомнить, как будет мысль на аккадском и на шумерском. А это сложный вопрос. Мысль как таковую они вообще не отделяли от слова. "Помыслить" значит "сказать в сердце своем", внутри себя, про себя. Однако есть два слова, которые весьма похожи на понятие мысли. В аккадском языке это t.eemu "планирование, помышление, понимание". И для этого аккадского слова есть шумерский эквивалент - очень старое слово nam2. Оно встречается в старошумерских и староаккадских текстах. И вот что я по этому поводу подумал. Шумерские абстрактные существительные образуются при помощи слова nam "судьба" и самого слова (nam-lugal "царственность", nam-en "господство"). Но при чем же здесь судьба? Не могло ли быть так, что поначалу, например, nam-mah "величие, авторитет" писалось nam2-mah? Ведь тогда это значило бы "мысль об авторитете, представление об авторитете". И оказалось, что так и есть. В ранних текстах это слово пишется именно знаком KU, читаемым как nam2. Следовательно, можно высказать гипотезу: изначально показатель абстрактности существительного в шумерском понимался как nam2 "план" такого-то объекта. Мысль об объекте прежде всего есть план объекта в сознании говорящего. А потом эту первую часть стали писать через nam и понимать это как судьбу объекта.

О происхождении Василия Васильевича Струве

Сегодня на чтениях памяти В.Г. Луконина в Эрмитаже Андрей Олегович Большаков обнародовал чрезвычайно ценную находку, касающуюся происхождения академика Василия Васильевича Струве. В найденной им эрмитажной личной карточке Струве за 1914 г. карандашом сделана приписка: "Приемный сын Струве, сын Мейснера, Казанской губ.". Таким образом, слова Вильгельма Вильгельмовича (Василия Васильевича) Струве по поводу его родства с легальным марксистом и врагом Ленина Петром Бернгардовичем Струве "даже не однофамилец" оказались чистой правдой. К этому нужно прибавить слова Б.Я. Копржива-Лурье из биографии С.Я.Лурье "История одной жизни". Она пишет, что в 30-е годы Струве представлялся всем как сын погибшего железнодорожника. Видимо, НКВД знало правду происхождения академика, потому что его не трогали по поводу фамилии.
Находка Большакова подтверждается еще двумя источниками, которые дают нам точное указание на семью и происхождение академика Струве. Прежде всего, в статье "Династия астрономов из рода Струве" говорится: "Ещё одним (из многих) носителем фамилии «Струве» был выдающийся востоковед академик Василий Васильевич Струве (1889 – 1965). Рано потеряв родителей, он был усыновлён Василием Бернгардовичем Струве и получил его фамилию. Василий Васильевич Струве был выдающимся египтологом, учеником академика Бориса Александровича Тураева (1868 – 1920). По письменному сообщению Эдуарда Карловича Клауса, правнука Карла Карловича Клауса (Carl Ernst Klaus, 1796 – 1864), Василий Васильевич (первоначально: Василий Фридрихович) Струве был внуком Вильгельмины Майснер, урождённой Клаус".


https://docplayer.ru/28506576-Dinastiya-astronomov-iz-roda-struve-glavnaya-pulkovskaya-astronomicheskaya-observatoriya-ran-sankt-peterburgskiy-filial-instituta-istorii-estestvoznaniya.html

Дальше нам ничего не стоит зайти в генеалогию казанских Мейснеров и найти там эту бабку Вильгельмину.
https://rosgenea.ru/familiya/mejsner/page_2

Итак:

Наш Василий Васильевич Струве, оказывается, Вильгельм Фридрихович Мейснер, сын Фридриха-Карла Константиновича Мейснера и внук Константина Федоровича и Вильгельмины-Альбертины Карловны Клаус-Мейснер. Они немцы, дворяне, помещики Казанской губернии.

Вот казанские Мейснеры и Клаусы со всеми датами

https://forum.vgd.ru/2289/101070/0.htm

Интервью о современном состоянии шумерологии

Дал интервью о современном состоянии шумерологии с библиографией по каждому тезису. Кому интересно - можете заглянуть. Кстати, рекомендую и сам журнал, которым с этого года руководит Михаил Родин - первый научный журналист России в области исторических наук.

http://proshloe.com/shumerologiya.html?fbclid=IwAR0e4hS5PFpxyzSlTlAmUgc5ZX5ld4rLt0jbgMHajmCpBqJ1yz4q8BxheeE

Конференция памяти В.А.Якобсона в ИВР РАН

Институт восточных рукописей РАН — Азиатский музей

Конференция памяти Владимира Ароновича Якобсона
(26.10.1930 — 05.03.2015)

Общество и культура Древнего Востока

18—19 марта 2019

Новомихайловский дворец, Дворцовая наб. 18, каб. 146

Программа конференции

18 марта 2019 (понедельник)

Утреннее заседание (12.00—14.00)

Вступительное слово директора ИВР РАН И. Ф. Поповой

Французов Сергей Алексеевич (д.и.н., доцент, завотделом Ближнего и Среднего Востока, гл. н. с. ИВР РАН, проф. кафедры семитологии и гебраистики СПбГУ, проф. Департамента востоковедения и африканистики НИУ ВШЭ – СПб). Вклад академика Василия Васильевича Струве в грамматологию

Попова Ольга Витальевна, в соавторстве с Луиз Кильян, PhD, университет Париж 1 (к. ф. н., PhD, н. с. Института языкознания РАН). Страусы в жизни и культуре Месопотамии

Богданов Иван Валерьевич (к.и.н., с.н.с. отдела Древнего Востока, Институт Восточных рукописей РАН). Исконное значение титула Hm «величество»: два эпизода

Макеева Наталья Валентиновна (ст. преподаватель, кафедра Древнего Востока СПбГУ). Текст на саркофаге Нехтбастетру

Кофе-брейк

Дневное заседание (14.40—17.00)

Чехович Надежда Олеговна (советник ИВР РАН). В. А. Якобсон и И. С. Клочков: переводы и интерпретация вавилонских поэтов-мыслителей

Логинов Александр Владимирович (к. и. н., доцент, Московский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)), Шелестин Владимир Юрьевич (к. и. н., н. с., Институт востоковедения РАН). Происхождение микенского скипетра в свете древневосточных параллелей

Фионин Максим Владимирович (м. н. с. ИВР РАН, уч. секретарь Отдела Древнего Востока ИВР РАН). Богословие крещения в синоптических Евангелиях и в Ев от Иоанна

Емельянов Владимир Владимирович (д. ф. н., профессор кафедры семитологии и гебраистики СПбГУ). Имя собственное Gu3-de2-a до II династии Лагаша

Погосян /Хахбакян/ Гагик Гайкович (ред., научно-аналитический журнал «РЕГИОН И МИР», Общественный институт политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона, Армения, Ереван). Страна Да(й)аэни-Диау(э)хи по ассирийско-биайнским источникам (XII—IX вв. до н. э.)

19 марта (вторник)

Утреннее заседание (12.00—14.00)

Вергазов Рамиль Рафаилович (канд. искусствоведения, м. н. с. ГМИИ им. А. С. Пушкина). Новые фрагменты росписей Эребуни из коллекции ГМИИ. Первые результаты исследований

Шелестин Владимир Юрьевич (к. и. н., н. с., Институт востоковедения РАН). Последний договор с Киццувадной

Большаков Владимир Анатольевич (к. и. н., доцент кафедры истории и социально-экономических дисциплин Российского университета дружбы народов). Сакральная роль великой царской супруги в контексте идеологии правления Аменхотепа III и Эхнатона

Виноградов Юрий Алексеевич (д. и. н., в. н. с. Отдела истории античной культуры ИИМК РАН). Археологические открытия в западной части острова Сокотра (Йемен)

Кофе-брейк

Дневное заседание (14.40—17.00)

Сафронов Александр Владимирович (к. и. н., с. н. с. Отдела истории и культуры Древнего Востока, ФГБУН Институт востоковедения РАН). Об одном необычном аспекте восприятия фараона при XX династии

Никоноров Валерий Павлович (к. и. н., c. н. с. Отдела археологии Центральной Азии и Кавказа ИИМК РАН). Использовали ли парфяне боевых слонов?

Барбашов Александр Александрович (асп., кафедра археологии, истории Древнего мира и Средних веков ФИПИП, Московский государственный областной университет). Упоминания kft.jw в египетских источниках XVIII династии

Карлова Ксения Федоровна (к. и. н., н. с. Отдела истории и культуры Древнего Востока, ФГБУН Институт востоковедения РАН). Новый источник с упоминанием мифа из «Книги небесной коровы»

Древняя Месопотамия в русской литературе (тематический репертуар)

Асархаддон-1: завоевания Асархаддона
Асархаддон-2: отречение Асархаддона и уход/раскаяние Асархаддона
Асархаддон-3: Брюсов
Асархаддон-4: верблюд
Асархаддон-5: народный бунт
Ашшурбанапал - 1: бык
Ашшурбанапал – 2: всей земли несравненный владыка (см. Асархаддон-1)
Ассирия -1: рыкающий лев, образ агрессии и порабощения
Ассирия -2: современные московские сапожники
Ассирия – 3: глоссолалия (Осирис, Сириус)
Ассирия – 4: воины плывут на бычьих пузырях
Бэл: божество священного брака
Вавилон -1: царство порока
Вавилон – 2: столица цивилизации
Вавилон – 3: Париж эпохи Наполеона
Вавилон – 4: потоп
Вавилон – 5: сонник
Гильгамеш-1: нежелание вступить в брак с Иштар
Гильгамеш-2: плач по Энкиду
Гильгамеш-3: поход на Хумбабу
Гильгамеш – 4: оппозиция Таммузу
Гильгамеш – 5: Фауст
Гильгамеш- 6: Геракл, Гэсэр
Гудеа: глоссолалия (гуди, Гудея)
Иштар-1: в Подземном мире
Иштар-2: любовное свидание с участием Иштар
Иштар-3: Вечная Женственность
Иштар-4: заклятие Иштар Гестии-Табити)
Клинопись-1: клинопись созвездий/судеб
Клинопись-2: морщины на щеках как знак страдания
Клинопись-3: золотая клинопись фонарей в Фонтанке
Клинопись-4: клинопись мыслей как тупик мышления
Курибу/керубу - 1: стрекозы-саранча-конец света
Курибу/керубу – 2: скала в Карадаге
Ламашту: Ахматова
Мардук: Мордик Бородач
Мелитта: покровительница храмовой проституции
Навуходоносор-1: 3 отрока в печи
Навуходоносор-2: ставит идола
Навуходоносор-3: превращается Богом в тетраморф
Навуходоносор-4: неудача в обретении мирового господства
Новый год: восстание рабов
Передача венца из Вавилона в Цареград и затем на Русь -1: три посланца
Передача венца из Вавилона в Цареград и затем на Русь -2: Федор Бурматов
Потоп-1: ковчег
Потоп-2: зарывание таблиц в Сиппаре
Потоп-3: революция
Сарданапал: изнеженность
Семеро демонов: революция
Семирамида: висячие сады
Синаххериб: убит братьями-близнецами, которых спрятал армянский царь
Таммуз – 1: любовник Иштар
Таммуз – 2: выход душ из Подземного мира = святки > “Поэма без героя”
Тукультипалешарра: завоеватель Кавказа (см. Асархаддон-1)
Халдеи-1: передача знания из Атлантиды в Халдею
Халдеи-2: семизвездие, звездочеты
Халдеи-3: подданные
Халдеи-4: масоны
Хаммурапи – 1: доски судьбы
Хаммурапи – 2: то же, что Мухаммед
Хаммурапи – 3: Ликург, Солон
Хаммурапи – 4: лучшие законы – пенальти и угловой
Шамшиадад: проклятая тиара
Шумер: камни
Эа: останавливает воды потопа
Эабани: вечно живой
Юдифь: убийство Олоферна

Рефлексия в ассириологии

Наряду с изучением новых табличек, необходимо параллельно заниматься осмыслением истории ассириологии. Эта задача назрела. И заниматься этим следует нелицеприятно, не испытывая избыточных пиететов к авторитетам, но в то же время и не пытаясь ниспровергнуть их. Ассириология, как сейчас становится понятно, все время обслуживала большую политику. Сперва это были императоры и короли Европы, поощрявшие раскопки своих археологов в Ираке и сосредоточение новых артефактов в своих музеях. Затем к ним прибавились американские миллионеры, рекламировавшие свои экономические предприятия через благотворительность и деньги на науку. Потом пришел черед тоталитарных государств - третьего Рейха и СССР, которые проецировали свои режимы на историю древней Месопотамии и тем самым как бы отмывали через древность собственное свинство. После краха советского режима ассириология в новой России также потерпела крах и стала сливаться с семитологией, из которой она некогда вышла. А в Европе и США происходила работа по инерции, которая перестала быть объективно нужна как толстосумам, так и политикам. И все это время ассириология была только западной игрушкой. Ею не интересовался ислам, для которого все джахилийское в принципе подлежит уничтожению. Тем более она была бы не нужна буддийским обществам. Теперь, когда Запад стал терять сам себя и перестал глядеться в свои основы, ассириология стала проектом прошлого. Наступил кризис осмысления пути и кризис перспективы пути западной цивилизации. Откуда мы шли и куда мы идем? Наше сообщество вдруг встало перед этими вопросами как принц Гамлет. И началась активная рефлексия нас по поводу самих себя.
Результатом рефлексии стала наша книга, которая выйдет в следующем году. Но в ней еще не поставлены многие вопросы. Вот некоторые из них.
1. Может ли ассириология дать новоарамейским народам современного Ближнего Востока возможность автономного пути как в истории, так и в осознании себя? Что мы можем сделать для Востока?
2. Может ли ассириология найти компромисс с исламом относительно статуса доисламских культур в исламском мире?
3. Зачем ассириология так срочно понадобилась Китаю? Он почувствовал вкус к контролю над прошлым, как и все великие державы?
4. Может ли ассириология раздвинуть рамки сегодняшних представлений европейской цивилизации об истории науки, и через это изменить представления о содержании науки и рационального знания?
5. Может ли ассириология повлиять на изменение религиозных и философских представлений современного человечества?

Все эти вопросы чрезвычайно актуальны. До ответов мы пока не дошли. Но главное сейчас - ставить эти вопросы.

https://www.zaphon.de/epages/83179382.sf/de_DE/?ObjectPath=%2FShops%2F83179382%2FProducts%2F%22ISBN+978-3-96327-018-5%22&fbclid=IwAR0s17naRLNystmB01AvZB9CsZhgpmf3tO2fAzqY3asJn-ldWI5SlBGd0YY

Севир Борисович Чернецов в моей жизни

В преддверии конференции памяти выдающегося эфиописта С.Б.Чернецова, которая состоится завтра в Кунсткамере, хочется сказать несколько слов об этом человеке и о его роли в моей жизни.
Севир Борисович долгие годы был, как говорят в волшебной сказке, моим волшебным помощником. Будучи эфиопистом и историком, он живо интересовался смежными востоковедными дисциплинами - семитологией, арабистикой и даже ассириологией. Будучи этнографом, он никогда не применял к объекту метод эмпатии, стараясь объективно понять то или иное явление через анализ текстов и обычаев. Будучи атеистом, он отлично разбирался в истории религии и даже в ее психологии, очень тонко понимая мотивации и чувства верующих людей.
Все мои встречи с Чернецовым происходили на лестнице перед выходом с Восточного факультета. В 1992 году я заканчивал университет. Уже была готова статья по дипломной работе, но я не знал, где ее публиковать. Севир Борисович сказал, что недавно сотрудник Кунсткамеры Игорь Алимов основал новое издательство "Петербургское востоковедение", и он порекомендует меня ему. Так началась счастливая судьба моих статей и книг в лучшем востоковедном издательстве России.
В самом начале сентября 1995 года встреченный также на лестнице факультета Чернецов сообщил мне, что он основал конференцию памяти Б.А.Тураева и просит меня принять в ней участие. Это была великая честь, потому что я со студенческих лет не делал докладов на Восточном факультете, и интересная задача, потому что о Тураеве-ассириологе никто не писал. Я сказал Чернецову, что буду писать о тураевском понимании шестой таблицы Гильгамеша и сравню аккадский текст с только что открытым шумерским. Но прежде я пойду со своим докладом к Дьяконову, чтобы он все прочитал и проверил. Аспирантом Игоря Михайловича я был уже второй год. Дьяконову доклад понравился, он велел мне вставить его в мой научный отчет за 1995-й год, и я с легким сердцем отправился на конференцию. К сожалению, об этом событии нет почти никакой официальной памяти. День конференции я не помню, но проходила она в сентябре, о чем свидетельствует автореферат моей кандидатской диссертации. Называлась она "Конференция памяти Б.А.Тураева" и проходила в Петровском зале Двенадцати коллегий. Вел конференцию академик и декан Восточного факультета М.Н.Боголюбов. Всего было шесть докладов - три, перерыв в полчаса и еще три. Народа было мало. Первый доклад читал сам Боголюбов, он был посвящен роли Тураева в изучении церковной истории. Далее помню доклад Севира Борисовича об изучении агиологических источников по истории Эфиопии после Тураева, свой собственный доклад (он был третий). После перерыва выступала гебраист и антиковед Маргарита Владиленовна Иванова, которая говорила о Премудрости в Книге Притч, и далее были еще два доклада, которые забылись совершенно. В начале конференции выступал какой-то чин из ректората, который ушел сразу после своей речи.
После конференции Чернецов сказал мне, что необходимо напечатать все доклады в журнале "Кунсткамера"  и чтобы я занялся сбором материала. Боголюбов отказался печатать свой доклад, двое других докладчиков обещали дать статьи, но не дали. И в результате в 10-м номере за 1996 год были напечатаны только три статьи из Тураевской конференции - Чернецова, моя и Ивановой. Севир Борисович очень надеялся, что Тураевская конференция станет ежегодной, и что в ней примут участие люди всех специальностей, которыми занимался Тураев: египтологи, ассириологи, эфиописты, семитологи, историки Церкви. К сожалению, при его жизни это не получилось. Есть надежда, что может получиться сейчас.
Осенью 1996 года Севир Борисович Чернецов много беседовал со мной о моей кандидатской диссертации. Ему было интересно все, что связано с праздниками и с календарем. И совершенно неожиданно он предложил мне себя в качестве первого оппонента. Я ужасно обрадовался, потому что чувствовал его искренний интерес к моей теме. Потом у него образовалось множество неотложных дел, и он сказал, что вряд ли сумеет прочесть мою работу. Что-то мешало ему. Но зимой 1997 года он вновь изъявил согласие, и через полгода я получил самый лучший, самый полезный отзыв, о котором и не мечтал. И в тексте отзыва, и в публичном выступлении на защите Севир Борисович сказал, что диссертация представляет собою кассу с кармашками, и диссертант будет заполнять эту кассу всю свою жизнь, потому что сейчас где-то есть карточки, где-то их даже много, а где-то нет совсем. Но будут известны новые тексты - и постепенно ячейки заполнятся. Надо сказать, что я вспоминаю эти слова всякий раз, когда пишу очередную статью или книгу о календаре и календарных ритуалах. Одним взглядом Чернецов проник в самую суть моей работы и одним образом на долгие годы определил ее содержание.
В нулевых годах наши беседы были печальны. Все на той же лестнице Чернецов рассказывал мне о сокращении африканистических проектов в Германии, о том, с каким трудом устраиваются на работу его ученики. Но больше всего - о грядущем конце науки и образования как в Европе, так и в России. Он оказался бОльшим пессимистом, чем можно было ожидать от этого остроумного, скептического и временами очень смешливого человека.
Встретить на своем пути такого собеседника и помощника, как Севир Борисович, было большой удачей моей жизни. И удачей неожиданной, потому что помощь эфиописта ассириологу это тот приятный сюрприз, который почти невозможен в современной науке при узкой специализации и узком мышлении большинства ученых. Чернецов отличался от этого большинства широтой интересов и глубиной проникновения в Иное, будь это Иное религией эфиопов или календарными праздниками шумеров.

http://www.kunstkamera.ru/science/konferencii_i_seminary/2018/ephiopia/

http://www.kunstkamera.ru/index/science/books/books/kunstkamera_etnograficheskie_tetradi_spb_1996_vyp_10/