Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Мои группы в Контакте

Древняя Месопотамия
История древнего Востока
Владимир Софроницкий
Надежда Андреевна Обухова
Евгений Боратынский
Владимир Щировский. Танец души
Александр Алексеевич Остужев
Философия истории и культуры
Густав Леонхардт

Окно в Париж

С конца 80-х я испытал весьма странное чувство: открывается некое космическое окно, Россия выходит в мир и получает шанс сделать нечто сверхъестественное, подобно легендарным деяниям 60-х. Когда в 1992 году вышел фильм "Окно в Париж", где прозвучала та же идея, я не был удивлен и комедией фильм не признал. Скажу больше: все время с 89-го года я был одержим идеей путешествий и дружб, лихорадочно дружил и быстро ездил по миру. Точно так же быстро я работал в науке. Когда меня спрашивали, зачем так быстро, ответ всегда был один: "Боюсь, что окно закроется". Меня не понимали, думали, что оно открылось навсегда... В общем, ребята, я успел. Успел сделать, поездить, подружиться, выступить с гарвардской, пражской, тартуской, хельсинкской кафедры, издаться в Париже и в Бостоне. Надеюсь, что вы тоже многое успели. Окно начинает медленно закрываться, первая створка нового занавеса уже ползет на нас, и пора подводить предварительные итоги. Я буду подводить их там, где что-то понимаю. Вы добавите или поспорите.

Collapse )

Нации и профессии

Если бы нации можно было прямо отождествлять с профессиями, то инженеры, изобретатели и программисты жили бы в США, ученые и философы в Германии, повара и парфюмеры во Франции, певцы и музыканты в Италии, художники в Италии и Голландии, композиторы в Австрии, банкиры и психологи в Швейцарии, врачи в Израиле, поэты в России. А в Британии жили бы писатели и британские ученые.

Гоголь прав. Французское недолговечно. А как может быть долговечна кулинария? Только если никто не ест. Немецкое умно и худосочно. Слово британца полно мудрого сердцеведения. А русское замашисто и бойко.

Шумеры и любовь

Шумеры с подозрением относились к чужакам, женщинам и покойникам. Детей считали собственностью и охотно расплачивались ими с кредиторами. Стариков уважали за достигнутый возраст дожития. Животных ценили за рабочие качества. А любили только друзей и коллег по работе. С ними можно было выпить пива и приятно пообщаться.

О неразрешимых загадках в ассириологии

В ассириологии полно загадок, которые притаились даже внутри всем известных текстов. Они как подводные камни, мешающие плыть дальше.
В широко известном тексте разговора господина с рабом есть строки 60-61, когда раб говорит о бессмысленности служения богу:
ila tu-lam-mad-su-ma ki-i kal-bi arki-ka it-ta-na-lak
shum4-ma par-s.i shum4-ma ila la ta-shal shum4-ma mim-ma sha2-nam-ma ir-rish-ka
Приучишь ли ты бога, подобно собаке, позади тебя следовать,
если обрядов, если "не вопрошай!", если чего другого он от тебя хочет?

И вдруг в 1990 г. В. фон Зодэн открывает альтернативную возможность чтения ila la ta-shal как dingir La-ta-rak. То есть, он читает первый знак, который Лэмберт понимает как существительное в вин.п., как детерминатив, а знак SHAL в другом возможном чтении RAK. И что же получается? Имя загадочного божества по имени Латарак. Это божество почиталось как хранитель семьи от демонов, поэтому его статуэтки замуровывались под порогами жилищ. В астрономии и астрологии Латарак - один из пары Близнецов, олицетворяющий бога мертвых Нергала. Однако он еще и символ созвездия Льва, поскольку изображается со львиной головой, причем в лапе у него кнут. Его эпитет - "царь пустыни".
Смысл получается неплохой. Бог требует от тебя то обрядов, то оберегов, то чего-то еще. Но как проверить, правильно ли чтение фон Зодэна? Для этого нужно, чтобы хотя бы в одной из пяти известных копий было написано La-ta-ra-ak. Однако назло ученым всюду только LA.TA.SHAL/RAK. Более того, даже в астрологических текстах только один раз последний слог имени Латарака пишется через -ra-ak.
И вопрос остается нерешенным.

Гачев как космист

Помимо востоковедных дисциплин, ваш покорный слуга читает на Восточном факультете еще и "Философию культуры". И завтра будет лекция о Георгии Дмитриевиче Гачеве, которому сегодня 90 лет. Пока нет хороших энциклопедических статей, в которых было бы изложено учение Гачева. Поэтому воспользуюсь этой кафедрой и изложу для всех.
Литературовед и культуролог Георгий Гачев изучал АВТОСТЕРЕОТИПЫ НАРОДОВ МИРА, данные через: а) особенности ландшафта, флоры и фауны; б) конкретные смыслы терминов; в) идеи науки и философии; г) образы литературы и искусства; д) быт.
Гачев растет из трех корней. Первый его корень – Шпенглер, изучавший стили культуры и первым описавший прасимволы различных народов. Гачев повернул тему иначе: вместо стилей, т.е. готового произведения, изучал то, что обуславливает их появление, - мироощущение народа. Второй корень Гачева – Розанов. Именно розановская манера исследовать предмет и себя в момент его изучения привела к особой гачевской манере ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРОЛОГИИ, к особой специфике подачи материала, когда личная жизнь автора провоцирует мысли о предмете и описывается синхронно с самим его исследованием. Однако розановская подача материала у Гачева совершенно исключает розановскую интонацию страдальческой жалобы на жизнь. Гачев оптимистичен, и третий его корень – языковой и интонационный – это Андрей Белый эпохи «Глоссолалии». Язык, изобилующий неологизмами, острый, вычурный и дерзкий, новый язык, которым только и может быть описана открытая новая реальность.

Метод Гачева (названный им Космософией) прост. Каждая культура относится к одному из четырех типов КОСМОСА: космос бытия (Запад), космос при-бытия (Америка), космос пре-бытия (Восток) и космос у-бытия (Россия). У Гачева эти космосы выглядят так:
Космос Бытия - Европа. "Человек - мера всех вещей". Уют, комфорт, приспособление бытия к человеку, познание бытия, как оно есть.
Космос При-бытия - Америка. В Америку все при-были, и стремится она к при-были. Человек живет ради прибавления к Бытию денег, имущества и т.д.
Космос Пре-бытия - Восток. Поклонение силам, которые выше Бытия и которые определяют собой Бытие, прославление сверх-Бытия. Несколько измерений мира, трансцендентность, трансперсональность.
Космос У-бытия (Из-бытия, рассеянного Бытия) - Россия. Всего много, поэтому ничего не жаль. Нужно из-быть жизнь, расплескать горе-тоску. Люди ищут расслабления, рассеяния, истаивания в периферии, в ничто... Люди хотят делать Ничего. Инициатива наказуема.

Каждая культура есть КОСМО-ПСИХО-ЛОГОС, т.е. триедннство ландшафта, национального характера и мышления. В каждой культуре выделяется ПРИРОДИНА (Природа + Родина), КЕСАРЬ (государство, верх) и НАРОД (низ). Каждая культура состоит из четырех элементов, расположенных по-разному, т.е. с различным преобладанием этих элементов. Гачев пишет:

“…есть некий образный априоризм, что залегает под рассудочным и понуждает в своем силовом поле опилки рассудочных выкладок так или иначе располагать. Но это силовое поле – уже сверх или под логикой: оно истекает из всего бытия данного народа… Следовательно, чтобы проступила особая логика, надо целостность бытия одного народа сравнивать с аналогичной целостностью другого. На этом фоне и национальные логики, как верхушки сих айсбергов, отличимы и понятны станут” .

“Вот, например, набор основных элементов, по которым французский образ мира отличается от германского… Иерархия четырех стихий: вода, огонь, земля, воздух…; мужское или женское; -ургия (трудом сотворенность) или – гония (рожденность всего в бытии);… иерархия времен года; иерархия чувств; время или пространство; …происхождение или назначение; …причина или цель; интравертность (психики) или экстравертность ”

Внутри этой схемы у него располагаются десятки тысяч частных наблюдений над конкретными культурами, что позволяет в конечном итоге типологизировать культуры на основе исходных оппозиций.

Но к методу Гачева нужны комментарии.
1. На самом деле, при таком подходе открывается целый веер промежуточных инвариантов. Во-первых, это образ мира, присущий данной языковой семье. Во-вторых, это образ мира ареальной культуры, включающей несколько языковых семей. В-третьих, образ мира, присущий человечеству в определенную большую эру истории. И только через эти малые инварианты когда-нибудь придем к большому Единому.

2. Национальной природы не бывает, ибо всякий народ откуда-нибудь да пришел, и всякий народ по начальной природе своей – первобытный кочевник. Следовательно, речь идет о природе, окружающей народ в некоторую эпоху его истории, когда он живет оседло или кочует внутри одного ареала. Логосом же можно назвать не только мышление, но и продукты мышления, т.е. идеи и образы творчества.

3. Образный априоризм чужой культуры хорошо изучать тогда, когда ты в состоянии понять сообщаемый текст на самом первичном грамматическом уровне и можешь заниматься его семантическим анализом. Если же язык древний, мертвый и плохо понятен, то можно довольствоваться и самыми простыми и внешними его фактами – как то, частотностью употребления слов и отдельных выражений. Это уже многое скажет.

4. Самой уязвимой из гачевских идей является идея определить ментальность народа по фонетике его языка. Предлагаемые им "расшифровки" гласных и согласных звуков совершенно субъективны, а для тоновых языков они не работают вообще.

5. Остальные предложенные им оппозиции вполне рациональны и могут быть подтверждены текстами изучаемых культур. Однако некоторые из них относятся не к культуре, а к ее ландшафту, а некоторые связаны с хозйственным укладом, свойственным самым разным народам множества отдаленных друг от друга регионов. Поэтому так трудно вычленить собственно национальное.

6. Тем не менее, статистика может установить: а) какой из четырех элементов наиболее часто упомянут в текстах; б) преобладает ли в родословиях матри - или патрилинейность (есть ли полиандрия или, напротив, развито многоженство); в) какое из времен года наиболее сакрально в календаре; г) какие эмоциональные состояния преобладают в текстах одной культуры в разные эпохи; д) время или пространство более выражены в канонических текстах данной культуры; е) происхождение или назначение интересны данной культуре более всего. Что касается экстраверсии или интроверсии, то они существуют объективно только для индивидуальной психологии. Для культуры же, наверно, можно ввести оппозицию "замкнутость/открытость".

Несмотря на влияние Шпенглера и Белого, Гачев не изоляционист, не антропософ, а продолжатель русского космизма. И он продолжает его там, где остановился Вернадский. Если Вернадский изучал изменение научных моделей мира из эпохи в эпоху, то Гачев пришел к выводу о зависимости научных моделей мира от мироощущения культуры, породившей ученого. Независимо от Гачева к тому же выводу сегодня пришли физики-теоретики, открывшие несколько лет назад в римском Институте фундаментальной физики семинар по изучению научных моделей и описаний мира в разных культурах мира. В 2012 г. я читал там лекции о шумеро-вавилонской картине мира. Так вот, гачевский космизм позволяет оценить степень субъективности любого концептуального построения, потому что он вычленяет из него влияние культуры-донора. После такого вычленения интересно изучить остаток, чтобы выяснить, каков процент той новой информации, которую можно отнести собственно к contribution to knowledge. То есть, после Гачева (и во многом - вследствие Гачева) мы говорим о культурно-обусловленной ноосфере.

Толстоевский и после

Почему Толстоевский написан тяжелее, чем проза Пушкина, Лермонтова, Гоголя и Чехова? Возраст другой. Толстоевские романы написаны после 40, когда тех уже на свете не было или они ушли от художественной прозы (Гоголь в проповедь, Чехов в драматургию). Да и Гончаров... "Обыкновенная история" легче пуха. Это порхание молодого человека 34 лет. "Обломов" не только тяжеловат, но и назидателен: автор 47 лет занимается социологией обломовщины изнутри романа. "Обрыв" уже полный толстоевский, поскольку автору около 60.
Однако Толстой после 75 лет совершает прыжок в невозможное. "Хаджи-Мурат" как будто написан дожившим до 40 лет Лермонтовым. Точно то же произошло к 75 годам с Буниным. Его муза обрела легкое дыхание.
В общем, лета не только клонят к суровой прозе, но и утяжеляют ее в возрасте от 40 до 70. А после 70 опять возможна легкость.

Булгаков на фоне Роулинг

В День рождения автора Б, БГ, М и МиМ, а также СС скажу вот что.
На фоне Гарри Поттера МиМ читается как совершенное фэнтези, только философски нагруженное. Что Дурсли, что Степки Лиходеевы и Никаноры Босые совершенные магглы. Воланд это, понятное дело, Волан-де-Морт. Тот на мопеде, который принес Гарри в дом Дурслей и потом отправил его в Хогвартс - Азазелло. Ну, кошка на заборе это хогвартская профессорша. А Дамблдор... неужели Иешуа? Забавно. В общем, люди-пешки и их шахматисты. Теперь про Гарри Поттера. Поскольку, по крайней мере, первый роман это роман воспитания, т.е. роман про то, как Волан-де-Морт не тронул Гарри Поттера, а тот стал постигать истину, то МиМ тоже прочитывается как роман воспитания... Ивана Бездомного. Ведь если задуматься, то весь этот спектакль был задуман для его личностной эволюции. Но вот чего нет у Роулинг, так это любви мужчины и женщины. И женской жертвенности нет. Но кто знает - может, эта любовь скрылась в семье родителей Гарри, погибших от Воланда... то есть, от Волан-де-Морта. Иван Бездомный тоже такое дитя, духовный воспитанник обоих влюбленных.
В общем, получается, что поэтика романа, некогда воспринимавшегося как пропуск в церковь и в самую серьезную теологию, с течением времени откочевала в фэнтези. Большинство его смыслов тоже оказались там же. Однако это результат чтения на фоне того, что случилось после. Вряд ли сам господин из нехорошей квартиры, считавший себя мистиком, согласился бы прослыть сценаристом Голливуда.

Норштейн, шинель и ватник

Когда Норштейн говорит что-нибудь старомодное и реакционное, то прогрессивный люд обычно пишет, что он ничего не смыслит в реальной жизни и в политике, хотя и большой художник. А некоторые даже обзывают Норштейна "ватником".
Так и представляю себе кружок передовой молодежи конца 1870-х годов, в котором говорят: "Ну, Федор Михайлович, конечно, большой писатель, и сам Белинский его хвалил, и на каторге он за свободу сидел... Но вот написал Бесов - и видно, что ничего он не понял в современной общественной жизни. И романы его теперь стали как...шинельные оды..."

Да, именно так и сказали бы в 70-е годы 19 века. Что теперь ватник - то раньше шинель. И Норштейн ставит "Шинель" не про унижение маленького человека, а про то, что в шинели хорошо, а без шинели беда, и "если Бога нет, то какой тогда я капитан".

Рефлексия в ассириологии

Наряду с изучением новых табличек, необходимо параллельно заниматься осмыслением истории ассириологии. Эта задача назрела. И заниматься этим следует нелицеприятно, не испытывая избыточных пиететов к авторитетам, но в то же время и не пытаясь ниспровергнуть их. Ассириология, как сейчас становится понятно, все время обслуживала большую политику. Сперва это были императоры и короли Европы, поощрявшие раскопки своих археологов в Ираке и сосредоточение новых артефактов в своих музеях. Затем к ним прибавились американские миллионеры, рекламировавшие свои экономические предприятия через благотворительность и деньги на науку. Потом пришел черед тоталитарных государств - третьего Рейха и СССР, которые проецировали свои режимы на историю древней Месопотамии и тем самым как бы отмывали через древность собственное свинство. После краха советского режима ассириология в новой России также потерпела крах и стала сливаться с семитологией, из которой она некогда вышла. А в Европе и США происходила работа по инерции, которая перестала быть объективно нужна как толстосумам, так и политикам. И все это время ассириология была только западной игрушкой. Ею не интересовался ислам, для которого все джахилийское в принципе подлежит уничтожению. Тем более она была бы не нужна буддийским обществам. Теперь, когда Запад стал терять сам себя и перестал глядеться в свои основы, ассириология стала проектом прошлого. Наступил кризис осмысления пути и кризис перспективы пути западной цивилизации. Откуда мы шли и куда мы идем? Наше сообщество вдруг встало перед этими вопросами как принц Гамлет. И началась активная рефлексия нас по поводу самих себя.
Результатом рефлексии стала наша книга, которая выйдет в следующем году. Но в ней еще не поставлены многие вопросы. Вот некоторые из них.
1. Может ли ассириология дать новоарамейским народам современного Ближнего Востока возможность автономного пути как в истории, так и в осознании себя? Что мы можем сделать для Востока?
2. Может ли ассириология найти компромисс с исламом относительно статуса доисламских культур в исламском мире?
3. Зачем ассириология так срочно понадобилась Китаю? Он почувствовал вкус к контролю над прошлым, как и все великие державы?
4. Может ли ассириология раздвинуть рамки сегодняшних представлений европейской цивилизации об истории науки, и через это изменить представления о содержании науки и рационального знания?
5. Может ли ассириология повлиять на изменение религиозных и философских представлений современного человечества?

Все эти вопросы чрезвычайно актуальны. До ответов мы пока не дошли. Но главное сейчас - ставить эти вопросы.

https://www.zaphon.de/epages/83179382.sf/de_DE/?ObjectPath=%2FShops%2F83179382%2FProducts%2F%22ISBN+978-3-96327-018-5%22&fbclid=IwAR0s17naRLNystmB01AvZB9CsZhgpmf3tO2fAzqY3asJn-ldWI5SlBGd0YY