Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Мои группы в Контакте

Древняя Месопотамия
История древнего Востока
Владимир Софроницкий
Надежда Андреевна Обухова
Евгений Боратынский
Владимир Щировский. Танец души
Александр Алексеевич Остужев
Философия истории и культуры
Густав Леонхардт

Владимир Аронович Якобсон (26.10.1930-05.03.2015)

Вчера вечером я позвонил Владимиру Ароновичу Якобсону, чтобы узнать, сможет ли он оппонировать моей магистрантке и двум бакалаврам. Он сказал, что находится не дома, но с удовольствием встретит ребят и прочитает их работы. Голос его был таким же сильным, но тембр его показался мне чужим. "В чем же дело? Пусть привезут работы".
А через несколько часов его не стало. Больно! Ушел мой Учитель. Как мне больно...
84 года.

Статья на его 80-летие
http://banshur69.livejournal.com/178377.html

Его завещание всем нам: "Кое-что о патриотизме"
http://magazines.russ.ru/zvezda/2013/9/15ia.html

С Новым годом!

С наступающим 2014 годом, дорогие френды! Будьте здоровы, счастливы, полны сил и ума! Да не покинут вас вдохновение и желание идти вперед!

Большое спасибо sosna и warrenj за подробные консультации! Лечусь по вашим рецептам.

R.I.P. А. Н. Житинский (19.01.1941-25.01.2012)

С Днем рождения, Александр Николаевич! Здоровья и процветания Вам, Вашей Музе и Вашему клубу!
благодарю, музе передам :)

Дорогой друг

edgar_leitan! Сердечно поздравляю тебя с Днем рождения! Да хранит тебя добрый дух твоей венской кафедры! Да будешь ты здоров, радостен, просветлен, посещен знаниями и мыслями! Да не заходят к тебе "мощи, посетившие батюшку"! Да приветят тебя на всех континентах любящие истину и снедаемые жаждой познания! Да будут живы и здоровы твои родители! Да не оставят тебя твои ангелы и твои друзья!

20 октября. 95 лет Нине Яковлевне Дьяконовой


И. М. Дьяконов, Дмитрий Дьяконов, Михаил Дьяконов, Н. Я. Дьяконова. Лето 1949 г.

Сегодня исполнилось 95 лет профессору Герценовского педагогического университета Нине Яковлевне Дьяконовой, крупнейшему в России специалисту по английскому романтизму. Она ведет занятия с аспирантами, переводит, редактирует переводы учеников, заседает на редколлегии "Литпамятников". Летом ездит к сыну и внуку в Монпелье, где у сына кафедра физики. Дьяконовы известны по всему миру как физики и скандинависты. Профессии отца и матери почему-то не были унаследованы.
Когда Нину Яковлевну спрашивают, как ей удалось до таких почтенных лет сохранить работоспособность и не утратить своей обычной радости духа, она всегда отвечает: "Много любви, много труда... Вот мы с Гариком одногодки, а его уже нет. Почему? Потому что он не преподавал. А учительское дело полезно и для головы, и для тела. Не дает расслабиться. Нужно все время держать себя в узде". Добавлю к этому, что у Нины Яковлевны потрясающее чувство юмора (см. "Перловник Дьяконовых") и очень внимательное отношение к своему здоровью. Она любит и умеет лечиться и полностью доверяет врачам.
Очень хотелось бы отметить 100-летие Нины Яковлевны в ее живом присутствии. Давайте пожелаем ей здоровья и многих успехов во славу науки и преподавания.

                      
http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10270405@SV_Articles

Христос воскресе!



Можно изобразить рождение и смерть. Воскресение показать нельзя. На пасхальных открытках изображают яйца, куличи, довольных детей, ломящиеся от яств столы для разговения. Но само Оно - то, ради чего всё - остается невысказанным и неизобразимым. Это благо.
Для России воскресение дороже рождества. Россия умирала и воскресала множество раз, ей не привыкать. Поэтому воскресение празднуется не по канону, а из глубины души. Воскресать больно, хотеть новой жизни трудно, у мертвого уже появилась привычка не жить. Но его насильно поднимают из гроба, насильно ставят на ноги, говорят - иди и делай! И многажды умерший встает, чтобы снова, по которому уже разу приняться за жизнь. После смерти все тяжело - и ступать по земле, и летать по небу. Но жизнь после смерти наступает неотвратимо, потому что за ночью следует утро. Это просто. Воскресение больно, тяжело и просто. Требует ли оно усилий от самого умершего? Не знаю. Может быть.
Поздравляю всех православных и католиков со светлым праздником Пасхи! Мне радостно, что сегодня мы празднуем вместе.

Пёстрые мысли

Хотел сегодня написать про Бродского, были мысли. Но два дня назад видел его во сне, даже гулял с ним. И теперь написать еще что-то было бы пошлостью.
Лег спать, было семь часов вечера. Спал в полной тишине, телевизор и радио не работали. Приснилось, что умер Сэлинджер. Нелепый какой-то сон. В девять проснулся, включил компьютер - и тут же увидел... Интересно, как же я понял, что это произошло, и почему приснилась именно смерть Сэлинджера? Я читал его когда-то давно, желания перечитать не возникло. И тем не менее, какой странный сигнал о чужой смерти. Или меня уже где-то назначили в хароны? Не понять.
Попил чаю и продолжил думать о Чехове. В своем календарном духе, разумеется. Щедрин и Чехов родились рядом, 27 января и 29 января. Безусловно, есть то, что их сближает. Это социальная юмористика, тяга к эксцентрике, пессимизм мировоззрения. Но есть между ними и пропасть. Щедрин единственный в России автор, который вывел образ Абсолютного Зла (Иудушка). Он хочет показать, что зло является актом сознательной работы порочного ума и выплеском дикой агрессии. Глуповцы у него все время заняты конструированием глупостей, злодейским реформированием государства. Топтыгин по ошибке поедает чижика, но тоже производит работу по увеличению зла. Они все время ТВОРЯТ зло. А добро у Щедрина, заметьте, никто не творит, добра у него вообще нет, весь мир в деятельности и, как следствие, во зле. Вот тут и пропасть. Чехов показывает, что зло возникает в результате непроизвольных ощущений, настроений, поступков, несознательно оброненных слов. Зло не творится, оно для мира естественно. Живя, ты уже нарушаешь, уже в чем-то неправ. Поэтому будешь страдать. А значит - все живое нуждается если не в любви, то в жалости и в облегчении страданий. Что же касается добра, то вот его как раз нужно делать. Добро является результатом сознательных усилий человека, да и далеко не всегда человек, желающий сделать добро, действительно добивается результата. Иногда (и даже очень часто) его действия бессмысленны. Но все равно эти сознательные действия не позволяют соткаться из воздуха злу. Чеховское добро - преодоление энтропии, зло же - сама энтропия. Чехов доктор. Мир для него - больной, безделие человека - болезнь, сам человек - врач. Вот почему нравственная позиция Чехова намного деликатнее и тоньше щедринской. В этом мире нет Иудушки, нет Угрюм-Бурчеева. Все люди, все страдают. Очень интересны чеховские упования на иной мир. Что значат все эти небеса в алмазах, ангельские пения будущего? Это мистические состояния самого Чехова, в которых он видел воздаяние человеку страдающему за его добро, или просто желание смертельно больного обрести загробный покой в максимально человечной форме? Это заемная мистика или его собственная? Никто, кажется, этой темой не занимался.

Эйфория

Тут главный психиатр Питера возмущается тем, что по данным ВЦИОМ 72 процента опрошенных в России чувствуют себя счастливыми и испытывают чувство эйфории. Психиатр считает их больными людьми. В комментах к этой новости больным считают его самого. Дескать, мы такое пережили, что кризисы нам нипочем.
А я так думаю, что плохо психиатр физиологию учил. Когда человек замерзает, то чувствует во всем теле такую сладость и такую эйфорию, что отказывается от растираний и от прочих действий, возвращающих его к жизни. Оборвавшиеся самоубийцы тоже говорят, что первые секунды висения дают прилив сил и по телу разливается приятная сладость. Как оно дальше - они не знают, дальше не висели. И те, которых спасли от замерзания, тоже не знают, что там дальше.
А нам, думаю, скоро придется это узнать. Эйфория 72 процентов это не психиатрический диагноз, а биологический, предлетальный.

Ушел в лучший мир Лев Лосев. Его пригласил Иосиф


 «Земля же
была безвидна и пуста»*.
В вышеописанном пейзаже
родные узнаю места.

 

* Бытие 1 : 2

 

Местоимения

Предательство, которое в крови.
Предать себя, предать свой глаз и палец,
предательство распутников и пьяниц,
но от иного, Боже, сохрани.

Вот мы лежим. Нам плохо. Мы больной.
Душа живет под форточкой отдельно.
Под нами не обычная постель, но
тюфяк-тухляк, больничный перегной.

Чем я, больной, так неприятен мне,
так это тем, что он такой неряха:
на морде пятна супа, пятна страха
и пятна черт чего на простыне.

Еще толчками что-то в нас течет,
когда лежим с озябшими ногами,
и все, что мы за жизнь свою налгали,
теперь нам предъявляет длинный счет.

Но странно и свободно ты живешь
под форточкой, где ветка, снег и птица,
следя, как умирает эта ложь,
как больно ей и как она боится.

* * *

Коринфских колонн Петербурга
прически размякли от щелока,
сплетаются с дымным, дремотным,
длинным, косым дождем.
Как под ножом хирурга
от ошибки анестезиолога,
под капитальным ремонтом
умирает дом.

Русского неба буренка
опять ни мычит, ни телится,
но красным-красны и массовы
праздники большевиков.
Идет на парад оборонка.
Грохочут братья камазовы,
и по-за ними стелется
выхлопной смердяков.

 

* * *

Научился писать, что твой Случевский.
Печатаюсь в умирающих толстых журналах.
(Декадентство экое, александрийство!
Такое бы мог сочинить Кавафис,
а перевел бы покойный Шмаков,
а потом бы поправил покойный Иосиф.)
Да и сам растолстел, что твой Апухтин,
до дивана не доберусь без одышки,
пью вместо чая настой ромашки,
недочитанные бросаю книжки,
на лице забыто вроде усмешки.
И когда кулаком стучат ко мне в двери,
когда орут: у ворот сарматы!
оджибуэи! лезгины! гои! -
говорю: оставьте меня в покое.
Удаляюсь во внутренние покои,
прохладные сумрачные палаты.