Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

Мои группы в Контакте

Древняя Месопотамия
История древнего Востока
Владимир Софроницкий
Надежда Андреевна Обухова
Евгений Боратынский
Владимир Щировский. Танец души
Александр Алексеевич Остужев
Философия истории и культуры
Густав Леонхардт

Веничка и Маршак

Сегодня задумался в метро, ушел куда-то в сторону от лекции, и пришло: до Венички единственным примером, когда человек долго ехал на поезде, а приехал обратно на вокзал, был "рассеянный с улицы Бассеянной" Маршака. То есть, Радищев доехал куда хотел, и Чичиков все время доезжал. И только интеллигент 1920-х не смог. Вот фабульные корни "Москвы-Петушков". Маршак и стоящие за ним обэриуты.

Каравайчук как перспектива Мандельштама

Вчера днем, около половины третьего, встретил в метро Каравайчука. Уже третий раз встречаю его в метро спускающимся по эскалатору. Он был в чем-то темном, и в темном берете, и в темных очках. Проводив Каравайчука взглядом, я подумал, что, наверно, вот так же должен был бы выглядеть Мандельштам, если бы он дожил до старости. Аутичный человек с высоким голосом, поющий самому себе какие-то грозные и торжественные гимны, не слышащий других, говорящий отрывками без начала и конца, но полными глубокого смысла, если вслушаться в них. Острые взмахи рук, нетерпимость в каждом слове, преодоление всего - людей, машин, воздуха. Совершенно петербургский тип.
А через полтора часа я сидел под сфинксами, у самой воды, дул ветер, накатывали легкие волны. И я вспоминал музыку Каравайчука, озвучившую этот самый пейзаж в "Монологе". И подумал, что на эту музыку и на этот пейзаж лучше всего легли бы именно стихи Мандельштама:

В Петрополе прозрачном мы умрем,
Где царствует над нами Прозерпина...

Или:

В Петербурге мы сойдемся снова,
Словно солнце мы похоронили в нем,
И блаженное, бессмысленное слово
В первый раз произнесем...

Вот. Каравайчук, как и Мандельштам, - блаженное бессмысленное слово, прозвучавшее в Петербурге.

О славе

Прочитал, что можно прославиться, если опубликуешь в ЖЖ статью, которая попадет в какой-то топ-лист. Это обеспечит тебе сразу тысячу друзей.
Сперва подумал: напишу-ка я что-нибудь топовое и хитовое, пойду-ка прославлюсь.
Потом подумал: а зачем мне тысяча друзей? Пожалуй, я в такой толпе не смогу и двух слов сказать. Да и вообще затеряюсь.
А затем подумал: зачем мне вообще нужна слава?
Машина мне не нужна. Если от дома до работы ехать на машине, то как раз полтора часа простоишь в пробках, а на лекции опаздывать нельзя. Без машины-то я и за сорок пять минут доберусь.
Дача нужна, конечно... Но как подумаешь, что на даче надо постоянно работать - нет, пожалуй, не нужна.
Нужно ли мне, чтобы узнавали на улице? Ой, боже мой, нет, ни в коем случае. Я тогда не смогу полноценно ездить в метро, тем более, не смогу в метро отключиться от всего и думать о лекции. И так уже началось. Идешь от метро до работы - каждый десятый здоровается. Студентов-то много было, и сейчас много, вузов-то не сосчитать. Где я только не работал! И помнят, надо же. Иногда идет тебе навстречу человек, здоровается, а ты проходишь метров сто - и только тогда вспоминаешь, в каком году и где он сдавал тебе экзамен. А еще смешнее, когда твои бывшие студенты здороваются с тобой в Париже или в Берлине. Чувствуешь себя суперзвездой. И этого хватает, чтобы не захотеть быть узнаваемым в большем масштабе.
Ехал я как-то с Фёдором Двинятиным в метро. Мы стояли и беседовали, на нас (разумеется, на него одного) были направлены десятки глаз одновременно. Мне казалось, что его расстреливают. Он старался не замечать, смотрел в мою сторону. Я понял, что он до сих пор не привык. А уж я бы никогда не привык, и насилу выдержал тогда эти взгляды, хотя они были мимо меня. Нет, спасибо, узнаваемым быть не хочу.
Нужно ли мне быть известным? Уже. Знают не меня, а мои работы, и это лучше всего.
Нужно ли быть популярным? Нет. Плохо чувствую себя в большой толпе, стараюсь не ходить на собрания. Зал в 150 человек беру легко. Но не собой, а тем, что говорю. И пусть этот зал думает не обо мне, а о предмете, ради которого собрались.
Собственно, желание славы на том и заканчивается. Такие вещи, как полезность, насущность и бессмертие, идут ступенями выше и не зарабатываются постами, попадающими в топ.
Что же, значит, слава мне не нужна.
Ну, так и не буду я писать ничего топового и хитового.
Пойду-ка я спать.