Category: наука

02.06.1935-21.06.2017. Анатолий Георгиевич Кифишин

21 июня 2017 г. на 83-м году скончался Анатолий Георгиевич Кифишин. Он прожил долгую и очень тяжелую жизнь. Сперва окончил Черновицкий университет по египтологии у Е.В.Черезова, а потом приехал в Ленинград и поступил на ассириологию к В.В.Струве. Струве подключил молодого ученого к работе по исследованию текстов II династии Лагаша и особенно Гудеа (сам он в то время занимался текстами первой династии Лагаша и конусами Урукагины). На 4-м курсе Анатолий Георгиевич дал первый в России полный перевод статуи Б Гудеа с подробнейшим историко-географическим комментарием. После окончания Ленинградского университета (1962) он сразу поступил в аспирантуру к Струве и начал писать диссертацию по хронологии и топографии Лагаша в эпоху Гудеа. Однако смерть Струве в 1965 г. и последующий конфликт с И.М. Дьяконовым привели к тому, что Кифишин не дошел до защиты и вынужден был уехать в Москву, где еще какое-то время печатался и работал в научных учреждениях. Но с 1970 по 1985 гг. ему был закрыт доступ во все научные издания. А с 1980 г. он стал безработным.

Collapse )

"Ученые против мифов-5": заметки очевидца

21 октября, т.е. вчера, в НИТУ МИСИС в Москве прошел научный форум "Ученые против     мифов-5". Впс был приглашен прочесть на этом форуме лекцию о лженаучных идеях в изучении древней Месопотамии. И вот мои впечатления...
Collapse )

5 августа. Тураев как ассириолог

5 августа 1868 года в Новогрудке родился отец всех российских древневосточников Борис Александрович Тураев. Он был египтологом и эфиопистом. Однако мог быть стать и ассириологом. Аккадский и шумерский языки Тураев изучил в 1890-93 гг. во время стажировки в Берлине. Свою единственную работу по ассириологии он написал на материале, который остался неизвестным для современной науки. Она называется:
"О двух клинописных табличках музея церковно-археологического общества при Киевской Духовной академии" // Записки Восточного отделения (Императорского) Русского археологического общества, 13, 1901. С. 08–015.
Тураев обнаружил в числе артефактов, купленных в Палестине иеродиаконом отцом Ювеналием и привезенных им в Киев, две клинописные таблички, которые безошибочно датировал эпохой 3 династии Ура (которую тогда еще называли 2-й династией). Таблички по запросу Тураева были доставлены в Петербург. Дальнейшая их судьба неизвестна. Если таблички были отправлены назад после их фотографирования, то их постигла участь всей коллекции древностей ЦАО. Либо они уничтожены при реквизиции коллекции у Академии в 1930-е годы, либо погибли после разграбления киевских музеев немцами в 1940-х. Шилейко за все время своей работы в Петербурге и Москве ничего о них не сообщает. И современная наука пользуется только фотографиями табличек, хотя они крайне несовершенны. Если текст первой таблички при помощи транслитерации Тураева вполне можно прочесть по фото, то второй, лишенный в тексте транслитерации, остался только в переводе и шумерологии не известен.
Оба текста относятся к числу хозяйственных. Однако если первая табличка содержит сведения о выплате рационов в ячменном зерне, то вторая должна была говорить о числе жертв к празднику в честь бога Думузи.

Тураевская публикация http://www.knigafund.ru/books/52165/read#page64
Современная транслитерация первой таблички по фотографии и транслитерации Тураева http://cdli.ucla.edu/search/archival_view.php…
О судьбе коллекции ЦАО при КДА http://kdais.kiev.ua/index.php…

Шумер. abzu и англ. abyss: о загадке сходства

Вопрос о значении шумерского слова abzu не только не имеет ответа, но даже и не поставлен в ассириологии. Как-то само собой разумелось, что это слово исконно шумерское и раскладывается на две части: ab “море” + zu “знать”. Что это такое – никто не задумывался. Все контексты с упоминанием abzu и его аккадского двойника apsû собраны в американских словарях, причем в шумерском словаре abzu отведен большой раздел (PSD, AII 184-202; CAD, AII 194-197). Так что теперь мы точно знаем все основные значения этого слова. Итак, abzu может означать:Collapse )

Была ли полемика? Заметки по поводу статьи С.Б.Криха

Новая статья С.Б.Криха посвящена полемическим приемам Струве и Дьяконова во время их дискуссии о характере шумерской экономики.
https://www.academia.edu/30359767/%D0%98._%D0%9C._%D0%94%D1%8C%D1%8F%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%B2_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2_%D0%92._%D0%92._%D0%A1%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B2%D0%B5_%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%BD%D0%B0_%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8F%D1%85_%D0%A8%D1%83%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%B0_I._M._Diakonoff_vs_V._V._Struve_Polemics_in_the_fields_of_Sumer_2016_
Автор верно замечает, что аргументы Дьяконова были более детальными и носили исключительно научный характер. Аргументы же Струве были часто более эмоциональны, подспудно затрагивали соотношение статусов двух полемистов и их возраст и апеллировали к более общей точке зрения на историю, которая втайне была одобряема отнюдь не всеми, кто принимал ее официально. Кроме того, Струве не слишком различал своих оппонентов, и иногда приписывал одному из них аргументы другого. Однако в статье есть одно очевидно уязвимое место, которое, как ни странно, касается ее эпиграфа. Крих приводит цитату из Дьяконова по поводу Струве: "...я никогда и нигде с ним не полемизировал".  И затем сомневается в истинности этой фразы, называя ее "в лучшем случае неточным заявлением". А между тем, изначально это так и было. Дьяконов не собирался подвергать сомнению теорию Струве о рабовладельческой формации древних обществ. Он был человеком другого поколения и другой профессии. Но их разделяло и еще кое-что.Collapse )

О значении смерти В.К.Шилейко для истории и востоковедения

За много-много лет сидения в разных архивах выяснил, каково было значение смерти В.К.Шилейко (5.10.1930) для отечественной истории и востоковедения.
1. Клинописная коллекция ГМИИ им. Пушкина осталась без квалифицированного исследователя и публикатора, и большинство табличек этого собрания не издано до сих пор.
2. В.В.Струве, который к концу 20-х годов знал только азы клинописи, стал восприниматься научной общественностью как полноценный ассириолог, что в отсутствии контроля и конкуренции позволило ему делать обобщения, основанные на плохо прочитанных и понятых текстах. Это привело к докладу 1934 г. о рабовладельческом строе древнего общества, основанном на интерпретации хозяйственных текстов 3 династии Ура. Понятно, что при живом Шилейко такой "слепой" (т.е. без ссылок) доклад просто не мог бы состояться.
3. Единственный ассириолог, ученик Шилейко А.П.Рифтин был лингвистом и не участвовал в исторических дискуссиях. Насколько понятно из архивных данных, свое издание старовавилонских хозяйственных текстов он готовил в постоянных консультациях с Шилейко, а после смерти последнего не выпустил ни одной самостоятельной статьи по ассириологии, закончив научную карьеру последователем марровского учения о языке.
4. Ту часть книги об Иштари и Исольде, которую консультировал Шилейко, Марр передал Струве и Франк-Каменецкому. В ассириологической части они смогли не очень много и постоянно оговаривались, что данные получены ими от Шилейко. Но Струве принял марровскую теорию "яфетической Иштари" по недостатку знаний, а Шилейко бы в том же проекте ее опроверг.
5. Университетская ассириология в Ленинграде началась Рифтиным в 1934 г. и просуществовала до февраля 1945 г., т.е. до момента его смерти. Рифтин обучил Дьяконова и Старкову. Дьяконов преподавал в университете в 1946-49 гг. и подготовил там только одного специалиста. После этого ассириология и история древнего Ближнего Востока в России полностью ушли в академическую науку. Только в Институте востоковедения на семинарах Дьяконова и Старковой можно было научиться профессии ассириолога или гебраиста в полном объеме. Струве, создавший кафедру истории древнего Востока в 1952 г., не был способен к полноценной подготовке ассириологов, а основной преподаватель ассириологии доцент Л.А. Липин и вовсе отличился: взял хрестоматию и словарь Делича, перевел с немецкого на русский и поставил на этом издании свое имя. После чего на всем предприятии можно было поставить жирный крест.
Теперь Дьяконова нет, нет и основной части его сотрудников, сектор Института востоковедения больше не является учебной лабораторией. Кафедра древнего Востока пришла в полный упадок, поскольку на ней не работают специалисты-ассириологи.
Теперь представим себе, что Шилейко был бы жив после 1930 года. Во-первых, в 1929-м он окончательно переехал в Москву, и там он, разумеется, стал бы преподавать ассириологию в одном из вузов, совмещая преподавание с изданием музейных текстов ГМИИ. Зная о его существовании, Струве был бы более осторожен в изложении своих взглядов на историю, и рабовладельческая теория вряд ли выглядела бы так, как она была подана, а может быть, и вовсе не состоялась бы. При живом Шилейко Рифтин не уклонился бы в марризм, а продолжал бы работать как ассириолог (диалог между специалистами - великий стимул к работе). Не исключено, что Шилейко приезжал бы в Ленинград и продолжал преподавать в ЛГУ.
Вот что такое личность одного человека и его смерть.
Но существует одно НО: Шилейко никогда не был бы лоялен к извращениям Советской власти. А это означало бы его арест в конце 30-х годов. Шилейко никогда не пошел бы по пути формационных спекуляций, оставаясь в границах самой науки. А это означало бы его изоляцию и в перспективе все тот же арест. Куда ни кинь - будущего для такого человека история России не предоставляла. И вот тут задумаешься о провидении.

"Лебединая песня" академика Струве

В архиве В.В.Струве действительно нашлись все части обширного замысла книги о раннединастическом Лагаше. Стало ясно, что статьи, которые он публиковал в 1950-е и 60-е годы, были частями этого ненаписанного opus magnum'а. Помимо статей, есть также и неопубликованные доклады. При этом совершенная им работа настолько грандиозна, что имеет себе мало равных в шумерологии. Струве составил картотеку лексики надписей 1 династии Лагаша, картотеку имен собственных из хозяйственных текстов этой эпохи, перевел множество надписей, написал 1-ю историографическую главу, которая стала статьей 1964 года... Но его остановил сам материал. Многие слова были тогда непонятны, многие непонятны и сейчас, поскольку они не вошли в более поздние по времени шумеро-аккадские силлабарии. А фактическая история эпохи остается непроясненной и по сию пору, поскольку эта эпоха очень плохо обеспечена пространными историческими документами.
Но если в целом собрать все напечатанные материалы и кое-какие черновики, то получаются следующие части:
1. Интерпретация документа номер 19 издания М.В.Никольского.
2. Основные вехи войны Урукагины и Лугальзаггеси.
3. Число полноправных граждан Лагаша до реформ Урукагины.
4. Удельный вес рабского труда в храмовом хозяйстве досаргоновского Лагаша.
5. Интерпретация строк 14-19 III столбца "Овальной пластинки".
6. Значение шумерийского документа, изданного А. П. Рифтиным, для изучения эпохи правителей Лагаша - Лугальады и Урукагины.
7. Вопрос о существовании в Шумере предсказания будущего посредством стрел.
8. Государство Лагаш. Борьба за расширение гражданского права в Лагаше XXV-XXIV вв. до нашей эры (издана как монография, 104 с.).
9. Энтемена - узурпатор.
10. Ритуал передачи земельного владения в Шумере.
11. Проверка при Урукагине, царе-реформаторе, боеспособности воинов, получивших ранение.
12. Вопрос о восстановлении некоторых лакун в шумерской надписи так называемой "Овальной пластинки".
13. Реформы Урукагины в Лагаше (перевод и комментарий конусов).
14. Исторические надписи Урукагины и история их интерпретации.
15. Ономастика раннединастического Лагаша (издана как монография).
16. Упоминание о собственности Урукагины и его жены в документах храма богини Бабы (не опубликована).

Книжка не получится, но сборник статей и материалов вполне.

Кафедра древнего Востока ЛГУ в конце 1970-х годов

Слева направо у Восточного факультета ЛГУ:

Игорь Владимирович Виноградов (1933-1984) - доцент, египтолог.
О нем: От друзей и коллег // Ассириология и египтология. Материалы научных чтений памяти Игоря Владимировича Виноградова (к 65-летию со дня рождения). СПб., 2000. С. 5-6.
Николай Сергеевич Петровский (1923-1981) - профессор, египтолог.
О нем: http://www.cesras.ru/history/petrovskij-nikolaj-sergeevich
Ростислав Антонович Грибов (1933-2001) - доцент, ассириолог.
О нем: http://banshur69.livejournal.com/81470.html

Фото из коллекции Ю.Н. Прорубщиковой.

Иудеи поселка Ал-Йахуду знали клинопись



Начиная с 1992 года стали публиковаться клинописные таблички городка Ал-Йахуду (Город Иудейский), собранные в частных коллекциях Мусаева (Лондон), Софера (США) и Скёйена (Осло). Это 209 хозяйственных текстов и 1 брачный контракт на аккадском языке. Тексты записаны в период с 597 по 477 гг. до н.э. обитателями еврейского городка и двух еврейских поселков, расположенных к северо-востоку от Ниппура. В текстах есть еврейские, арабские, египетские и вавилонские имена. Иногда рядом с клинописью процарапаны стилом на табличке алфавитные арамейские имена. Постепенно становится ясно, что в период вавилонского пленения часть иудейской элиты знала клинопись и, следовательно, могла читать клинописные тексты Вавилонии и Ассирии. И теперь уже не удивительно, что в Книгу Бытия, которая датируется началом V в. до н.э., попало 11 шумеро-вавилонских мифологических сюжетов. Ниже следуют фотографии музейной экспозиции Ал-Йахуду в The Bible Lands Museum, Jerusalem. Фотографии автора этого поста, с любезного разрешения моего коллеги профессора Вэйна Хоровица.
http://failedmessiah.typepad.com/failed_messiahcom/2015/01/ancient-tablets-from-babylonian-exile-made-public-for-the-first-time-678.html












Профессор Вэйн Хоровиц. Он издает вторую часть собрания табличек из Ал-Йахуду.


Издание первой части табличек. http://www.ancientjewreview.com/articles/2015/2/18/pearce-and-wunsch-documents-of-judean-exiles-and-west-semites-in-babylonia-1