Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Письмо Хаммурапи и "Бродячая собака"

Завсегдатай "Бродячей собаки" некто Бабенчиков писал в мемуарах: "Встречались иногда и такие монстры, как способный молодой поэт Шилейко, выглядевший весьма
ветхим, сгорбленным стариком. Тогда еще студент университета, он обнаружил в хранилищах Эрмитажа два письма вавилонского царя Хаммурапи и получил
справедливое признание как учёный-востоковед...» (Бабенчиков М. В. «Счастливые дни золотой юности...» // Встречи с
прошлым. Сборник материалов ЦГАЛИ. М., 1982. Вып. 4. С. 185—186).

Публикация была на немецком, и не двух писем, а одного.

Ein Brief Hammurabis aus der kaiserlichen Ermitage zu St. Petersburg // Orientalistische Literaturzeitung. 1914. Bd. XVII. No.3. S. 112.

Ее можно посмотреть здесь
https://archive.org/stream/orientalistische17deutuoft#page/n69/mode/2up

Письмо написано от Хаммурапи к губернатору Ларсы Синиддинаму. Таких писем дошел целый архив. Но эта крохотная табличка содержит совсем простую информацию. Точнее, одну царскую эмоцию, одно требование:

1. Синиддинаму
2. скажи!
3. Говорит Хаммурапи:
4. "Увидев эту табличку,
5. в Вавилон ступай,
6. со мной встреться! (ittiya nanmer)
7. Не откладывай!
8. Быстро
9. приходи!" (sinqam)

Шилейко неверно прочел строку 6 и неправильно транслитерировал два знака глагольной формы в стрк. 9 (хотя правильно ее перевел). Интересно, что в стрк. 5 он прочел знаки как имя собственное Ilusha Mer "бог ее Мер", и даже решил, что речь идет о фаворитке аморейского царя. Правда, Шилейко тут же оговорился, что такое имя ему неизвестно. Но сам текст был понят, как призыв царя встретиться с некоей особой женского пола.
Но в целом великолепно! Это 22-х-летний почти самоучка в ассириологии. Коковцов преподавал грамматику, но не клинопись. Читать таблички Шилейко научился сам в доме хозяина коллекции Н.П.Лихачева.

Вопреки Бабенчикову, никакого признания эта публикация не получила. У письма Хаммурапи обнаружились копии в Британском музее, они были изданы немцем А.Унгнадом в том же самом 1914 году, и с той поры его текст цитировался по немецкому изданию. Шилейко со своим изданием обрел известность разве что в "Бродячей собаке". Вот такая история.

"Школа жуков" в театре Luzores

Спектакль театра Luzores “Школа жуков” поставлен по нескольким стихотворениям из “Столбцов”. Режиссер спектакля Александр Савчук сообщает в программке: “Столбцы Николая Заболоцкого – размышления о разумных деревьях и талантливых животных. Для нас это повод для создания тихого спектакля-импровизации. Мы импровизируем со словом, пространством, объектами. Мы учимся слушать деревья и тишину”. Целых 50 минут для зрителя открыта “первая школа жуков”. В зале 14 человек.
Из темноты постепенно выхватываются лучом фигуры и лица трех актеров – двух женщин и мужчины. Они выходят в зал строем, босые, в костюмах жуков, напоминающих камуфляж. Их руки прижаты к глазам, а пальцы выше голов. Они жужжат, ревут и пищат. Они жуки. Из нечленораздельных звуков постепенно возникают звуки стихотворения. Потом жужжание останавливается. Актеры по одному, не переговариваясь, не перекрывая чужие звуки своими, читают по одному стихотворению. Первое про корову и коня. Второе про деревья. Третье про человека, который властен над животными и деревьями. Про животных и деревья читают актрисы-женщины, про человека – мужчина. Три стихотворения читаются по три раза. Интенсификация текстов не сопровождается форсированием голосов. Все три раза очень тихо, но внятно. Потом опять возникает жужжание, актер читает финальное стихотворение. Руки устремляются вверх. Жужжание нарастает. Жуки улетают. Остаются только взмывшие вверх руки. Звука нет. Занавес, если бы он был.
В середине спектакля во дворе залаяла собака. Она лаяла очень громко, иногда перекрывая голоса актрис. И этот лай чудесным образом соединился со спектаклем, открыв мне несколько простых ощущений по поводу увиденного. Прежде всего, я понял, почему Заболоцкого нужно повторять несколько раз. Потому что его образы мерцают, переливаются и тут же покидают сознание. Они как бабочки. Их невозможно запомнить с первого раза. Они не предназначены для долгого обдумывания. Их нужно хватать налету. Бабочки дзэна появляются в результате работы с псевдоархаическим материалом. Этот материал чужд сознанию современного человека. И дальше я стал размышлять, почему он ему чужд. Дело в том, что в основе выбранных труппой стихотворений лежит гилозоизм, т.е. одушевление материи. Гилозоизм является продуктом высокоразвитого городского сознания с его двумя крайностями отношения к природе – либо “мы обнимемся с природой”, либо “мы покорим природу”. Современный человек давно уже не верит ни в первое, ни во второе, ни вообще в то, что природа имеет душу. Но самое интересное в том, что и древнему человеку, жившему сельским хозяйством, не могла бы прийти в голову нелепая мысль, что у мира вокруг него есть душа. Такие представления - утопия именно 20 века, породившая Хлебникова и Платонова в прозе и вдохновившая Заболоцкого на концепцию “Столбцов”. И в этой связи следует понять, что современное сознание отвергает не древние представления о мире (которые ему как раз понятны), а гилозоизм как тупиковую ветвь идеологии авангарда. Не хотим мы ни обниматься с природой, ни вставать над нею. Это в прошлом. Наша задача сегодня  – найти контакт с первичным миром, хотя бы на время войти в него.
Когда Заболоцкий пишет, что у коровы “косноязычные глаза” и сравнивает корову с домом, или когда он считает коня умнее коровы и пишет про “умное лицо коня”, он не знает, что для древних земледельцев бронзового века корова есть основа и минимум смыслополагания. Корову нельзя сравнить ни с чем, а вот глаза женщины можно сравнить с коровьими (ср. и у Гомера “волоокая Гера”), потому что у коровы красивые глаза. Там, где авангардист 20 века видит в поволоке мутность, там древний земледелец видит красоту. Конь для древних людей – просто конь. Нельзя найти ни одного текста, где было бы сказано, что у кого-то “умное лицо” – даже у людей. Нет у древних иерархии животных, это потом в сказках Нового времени появляется такая иерархия. Быка нельзя сравнить ни с кем. А вот кого-то или что-то можно сравнить с быком. Например, арфу, потому что она громко звучит. Или царя, потому что он яростен в битве. Но царя по той же причине можно сравнить и со львом. Сравнения в древних текстах всегда проводятся по критерию общего сходства в действии или качестве, но не по внешнему облику. Коварный враг сравнивается со змеем, поскольку он ползет по земле. А с конями сравнивали быстроногих гонцов. Разумеется, сравнение коровы с домом или столом, сравнение дерева с животным – за гранью понимания древних. Тогда можно было сравнивать либо искусственное с естественным, либо подобное с подобным. Никто из людей бронзового века не стал бы писать о том, как человек возвысился над природой или как он вошел в единство с ней. Просто потому, что любая часть природы была для него, прежде всего, соотносима с потребностями его тела, и в этом смысле – либо благоприятна, либо вредна для человека. А воспринимать дерево или животное абстрактно, только лишь по форме древний земледелец не умел. Значит, для того, чтобы появился гилозоизм, должно было возникнуть созерцание – плод философии “осевого времени”.
Является ли современный человек созерцателем природы? Ни в коем случае. Он ее потребитель. Теперь он не работает в природе, как раньше, а только пользуется ее плодами. Посещение реального мира проблематично для него. Он умножает свои представления о природе, не будучи в нее вовлечен или стараясь не быть вовлеченным. Отсюда понятно, что о природе у него могут быть любые фантазии, но он едва ли сможет услышать живой голос природного существа. Спектакль Савчука – как раз попытка настройки восприятия на этот голос. Пользуясь всеми средствами собственных голосов, актеры пытаются приобщить зрителя и слушателя к тихому созерцанию. И когда в зале после гудения, жужжания, рева установилась абсолютная тишина, когда восприятие зрителя научилось улавливать мельчайший шум, мельчайшие вибрации, оказался слышен лай собаки. Он прозвучал как голос того мира, который древние считали для себя примером и образцом, который идеализировали романтики и авангардисты, и который становится слышен современному человеку только после искусственного гудения актерских голосов. Пробуждение чувства природы через имитацию природы – таков на сегодня удел человека, забывшего про ее ритмы и зовы.
 

О возможном происхождении дня 9 Ава и запретов в этот день

Вчера во время семинара по сравнению еврейских праздников с вавилонскими я заметил одну вещь, которую, коты, хочу вам поведать.
На 9 Ава запрещены пять вещей: еда и питье, умывание, умащение, «ношение сандалий» (любой кожаной обуви) и супружеская близость. Все эти запреты распространяются на полные сутки — и на ночь, и на день. Поэтому заканчивают есть еще до наступления 9-го Ава и не едят в сумерки на исходе этого дня.
А теперь вспомним запреты, которые Гильгамеш дает Энкиду перед тем, как тот спускается в Подземный мир доставать биту и мяч. Что он ему говорит?
"Ты не должен носить чистые одеяния - они поймут, что ты чужак.
Ты не должен умащать себя елеем - иначе они тебя окружат, слетевшись на его аромат.
Ты не должен бросать палку в преисподнюю - не то окружат тебя убитые такой палкой.
Ты не должен держать в руке посох из кизилового дерева - не то духи сочтут себя оскорбленными.
Ты не должен надевать кожаные сандалии на свои ноги.
Ты не должен целовать любимых жену и сына.
Ты не должен бить нелюбимых жену и сына". (184-197)

А знаете ли, чем заканчивается этот шумерский текст про Гильгамеша и Подземный мир?

"Полдень прошел, короны его коснулся.
Бильгамес поминальный обряд исполнял,
На девятый день поминальный обряд исполнял,
Юноши и девицы Унуга, все старухи Кулаба плач завели,
Как это было положено". (UET 6 60, 10-14).

Этот же девятый день (вариант: девять дней) упоминается в Астролябии Б в строках о месяце Абу:
«В месяц Ненегар (Абу) жаровни зажжены, Ануннаки факелы подняли, Гирра нисходит, с Шамашем равняется; месяц
Гильгамеша, когда девять дней юноши в борьбе и
атлетике по кварталам своим соревнуются». Шумерский вариант: "на девятый день".
В другом шумерском тексте "Смерть Гильгамеша" говорится про месяц Ненегар как праздник покойников, во время которого устраиваются соревнования при свете факелов. И этот праздник посвящен Гильгамешу.

То, что еврейский месяц Ав это вавилонский Абу, надеюсь, объяснять не надо.
Так вот вам, коты, древнейшее упоминание запретов 9 Абу/Ава в письменном источнике. Ни одного иерусалимского храма еще не было, а поминальный обряд и запреты уже существовали в Шумере.

Для любителей сравнить русский с шумерским

В шумерском языке есть немало слов, похожих, например, на русские.
я- ngae
он - ene
они - enene
не - nu
зуб - zu2
око - igi
огонь - izi
уж - (m)ush

Но это случайные совпадения. А вот когда мы сравниваем не выборочно, а все 20 наиболее устойчивых слов стословного списка, то никаких совпадений с русским в большинстве случаев не приключается. Похожим словам ставлю плюс.
мы - enden (хотя наш - me)
я - ngae +
два - min
глаз (око) - igi +
ты - zae (хотя тоже похоже: t > z) +.
кто - aba
огонь - izi +
язык - eme
камень - na
имя - mu +
рука - shu
что - ana
умирать - ush2, ug5
сердце - sha3
пить - na8
собака - ur-gi7
вошь - uh2
луна - iti
ноготь - umbin
кровь - mud

В списке 20 самых устойчивых похожи только 5. Причем даже соответствия какие-то нащупываются (i = o). Но вероятность близкого родства уже нулевая. Хотя какое-то отдаленное пра-родство мерещится.
Теперь сопоставляем 20 самых устойчивых со списком для праславянского.

*mу - enden
*azъ - ngae
*dъwa - min
*oko - igi +
*ty - zae +
*kъ - aba
*ogn’ь - izi +
*ęzykъ - eme
*kamy - na
*jьmę - mu +
*rǫka - shu

Ниже по списку сходств не находилось, поэтому и смотреть не будем. По-прежнему похожи 4 из 20.

Теперь добьем себя окончательно сравнением шумерских сходств с русским со списком для праиндоевропейского языка. То есть, возьмем только эти 4.

*h₃okʷ-, *h₃ekʷ- - izi
*túh₂ - zae
*h₁eh₂ter-, *h₁égnis - igi
*h3nómn̥ - mu

Ну и что в этом вертопрахе было похожего на ревизора? Пожалуй, только случаи с оком и огнем.

Г.С.Старостин: "Огонь", кстати, по нашим консонантным классам не прошел бы ни в одном случае как сходство. Только если специально закладываться на возможность палатализации, но это очень расширяет возможности для случайных сходств (потому что класс велярных можно тогда сопоставлять и с велярными, и с переднеязычными аффрикатами/фрикативными скопом).

Арабско-шумерский крокодил

Буквально только что нашел в шумерском тексте то же слово, которое арабы используют для обозначения крокодила. timsāḥ пришел в арабский из Египта, в египетском его реконструируют из t' + msḥ.t.
"Вавилонская башня" говорит о его происхождении следующее:
Proto-Afro-Asiatic: *maḥas- (?)
Meaning: big snake, crocodile
Egyptian: msḥ 'crocodile' (OK)
Western Chadic: *maHas- 'python'
High East Cushitic: *hamas- 'snake'
Но шумерское слово происходит не из афразийского, а непосредственно из арабского. Оно пишется dim3-šaḫ2 (нормальные переходы). И нашелся этот зверь вот в такой пословице шумерского народа: dim3-šaḫ2-gin7 bid3-da ka-ga14-na al-sag3 "Подобно зверю димшаху, он берет в рот свою задницу" (букв. "он бьет свою сраку своим ртом"). В статье М. Сивиля "Early Semitic Loanwords in Sumerian" этого слова нет.

МЕ как доречевая частица

Как-то прихожу я к В.Н.Топорову с очередными материалами по шумерской категории МЕ. Он внимательно их изучает, смотрит мои версии этимологии этого слова, и внезапно говорит: "Это могла быть доречевая частица... У нее может не быть этимологии, потому что такое сочетание звуков вообще могло родиться до человеческой речи". Потом в отзыве на мою докторскую по МЕ он напишет ровно это самое. Доречевая частица... Дальше я начал думать, и неожиданно понял, что, поскольку среди аккадских значений шумерского МЕ есть "желание", то само это слово могло быть у высших животных доречевой частицей, выражающей желание получить что-то. Например, кошки говорят "мяу" только тогда, когда чего-то очень хотят. Они бегут с этим звуком навстречу нашим мискам с едой, или навстречу нам, желая погладиться. И я подумал, что, должно быть, в древних языках есть такие глаголы, которые невесть откуда взяты, и в которых нет понятных корней, а все они состоят из чего-то типа "мяу" или "му".
Предчувствия меня не обманули. Когда я открыл аккадский словарь, то сразу же и обнаружилась основа настолько странная, что ее занесли в словарь под звездочкой. *ma'u (mu'au) "to be willing, to want" (CAD M1, 435). Его парадигма вообще ни на что не похожа, это даже не вдвойне неправильный глагол, а черт знает какой глагол. imuwa (imua) "он захотел". Какие консонанты образуют здесь корень? Неясно. Однако интереснее всего то, что на выражение желания здесь всего один контекст, а на отказ от желания - сорок остальных. Человек не хочет серебра, бог отказывается принимать молитву, один человек не желает слушать и понимать другого. То есть, это "мяу" употребляется, в основном, тогда, когда речь идет о "не-мяу" относительно ранее желаемого объекта. От этого глагола, взятого с частицей отрицания la, образовался потом глагол lemu "не хотеть". То есть, "не-мявкать".
Прав великий жрец Топоров. Тут что-то дочеловеческое, из глубин эволюционной первобытности идущее.

Бестиарий аккадского эпоса о Гильгамеше

А вот кому зверей из "Гильгамеша"?

Вышел сборник "Бестиарий III. Зооморфизмы в традиционном универсуме" (СПб., Кунсткамера, 2014).

https://www.academia.edu/9350842/%D0%91%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%B9_%D0%B0%D0%BA%D0%BA%D0%B0%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D1%8D%D0%BF%D0%BE%D1%81%D0%B0_%D0%BE_%D0%93%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%B3%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D1%88%D0%B5_Animals_in_the_Akkadian_Epic_of_Gilgamesh

"Глокая"

В знаменитом высказывании Щербы понятно почти каждое слово.

"Глокая куздра штеко бодланула бокра и кудрячит бокрёнка"
Куздра и бокр - два животных разных видов.
Бокрёнок - детеныш бокра.
Бодланула - ударила, забодала.
Штеко - сильно.

А вот что такое "глокая"? Мы понимаем, что это определение к куздре. Но какая именно куздра? С чем ассоциируется глокость?

Интересные шумерские пословицы

Русская сказочка/басенка в двух строках:
108. ka5-a-a e2-a-ni nu-mu-da-an-/du3\
109. e2 gu5-li-na-še3 al-tar-re ba-DU

Лис своего дома не построил,
В дом своего друга в качестве работника пришел.

Это и "Лиса и Заяц", и "Стрекоза и Муравей" (за пределами басни Муравей-моралист наверняка пустил Стрекозу жить с условием, чтобы она работала по дому).

А вот две календарных:


65. itid du6-kug-ga-ka šaḫ2 nu-un-[shar2]
66. itid kiĝ2-ga-ša-an-an-na-ka aga? gibil! nu-um-mur10
В месяц Священного Холма свинью он не (должен резать),
В месяц Обряда Госпожи новую тиару надевать не (должен).

Это предписания скромности и поста перед началом осеннего новогодья. Дулькуг соответствует вавил. Ташриту = евр. Тишрей. Ему предшествовал месяц Обряда Инанны = вавил. Элулу (Очищение) = евр. Элул. Интересно, что пословица сказывается на женском диалекте шумерского языка. То есть, вполне возможно, что это предписание, исходящее от женского божества и предназначенное для мужчин.

Нам известна в переводе В.К.Афанасьевой пословица про то, что лиса помочилась в море и сказала: "Все море сделала я!" А вот ее календарный вариант, более интересный:

Лиса помочилась в Тигр и сказала: "Я вызвала половодье карпов!" (Gordon, 1962, 234).

Нерест карпов в воде Тигра, сходящей с гор на равнину Шумера, - главный признак пришедшей весны. В тексте "Энки и устройство мира" говорится о том, что бог Энки оплодотворил Тигр и Евфрат своим семенем и они стали плодородными. Следовательно, лиса уподобляет свою мочу семени Энки и своим действием вызывает приход весны.