?

Log in

No account? Create an account
Чернышевский и слесарь Полесов
banshur69

Совершал над собою насилие, перечитывая "Дар". И окончательно убедился в том, что 4 глава это суждение аристократа об интеллигенте. Причем суждение откровенно непорядочное.

"...у этого рассудительного юноши, который, не забудем, печется лишь о благе всего человечества, глаза как у крота, а белые, слепые руки движутся в другой плоскости, нежели его плошавшая, но упрямая и мускулистая мысль. Все, к чему он ни прикоснется, разваливается. Невесело в его дневнике читать о снарядах, которыми он пытается пользоваться, - коромыслах, чечевицах, пробках, тазах, - и ничто не вертится, а если и вертится, то, в силу непрошенных законов, в другую сторону, чем он того хочет: обратный ход вечного двигателя - ведь это сущий кошемар, абстракция абстракции, бесконечность со знаком минуса, да разбитый кувшин в придачу".

Неужели Чернышевский виноват в своей близорукости? Неужели аристократ Годунов-Чердынцев разбирается в снарядах с мастерством профессионального механика? Что же это глумление ближе всего напоминает? О, конечно же, Ильфа и Петрова и их пассажи о слесаре-интеллигенте Полесове.

"Однажды, после одного такого запоя, он вывел во двор, как барана за рога, мотоцикл, составленный из кусочков автомобилей, огнетушителей, велосипедов и пишущих машинок. Мотор в 1 1/2 силы был вандереровский, колеса давидсоновские, а другие существенные части уже давно потеряли фирму. С седла свисал на шпагатике картонный плакат «Проба». Собралась толпа. Не глядя ни на кого, Виктор Михайлович закрутил рукой педаль. Искры не было минут десять. Затем раздалось железное чавканье, прибор задрожал и окутался грязным дымом. Виктор Михайлович кинулся в седло, и мотоцикл, забрав безумную скорость, вын ес его через туннель на середину мостовой и сразу остановился, словно срезанный пулей. Виктор Михайлович собрался было уже слезть и обревизовать свою загадочную машинку, но она дала вдруг задний ход и, пронеся своего создателя через тот же туннель, остановилась на месте отправления — посреди двора, ворчливо ахнула и взорвалась. Виктор Михайлович уцелел чудом и из обломков мотоцикла в следующий запойный период устроил стационарный двигатель, который был очень похож на настоящий двигатель, но не работал" (12 стульев, глава 12).

Вот вам, пожалуйста, и двигатель, и задний ход.
Стало быть, интеллигента били с конца 1920-х годов справа и слева. А Набоков, как известно, читал роман, вышедший за девять лет до написания "Дара".


"Не общее" Гнедича и "необщее" Боратынского
banshur69

Вот Боратынский:
Но поражён бывает мельком свет
Её лица необщим выраженьем,
Её речей спокойной простотой...

А вот Гнедич:

Спешу вас отдать под покров снисходительной дружбы.
И если она не найдет в вас ни прелестей слова,
Какими нас музы из уст их любимцев пленяют,
Ни пламенных чувствий, ни дум тех могучих, какие
Кипят на устах вдохновенных и души народов волнуют,
То, нежная в чувствах, найдет хоть меня в моих песнях,
Души моей слабость, быть может, ее добродетель;
Узнает из них, что в груди моей бьется, быть может,
Не общее сердце; что с юности нежной оно трепетало
При чувстве прекрасном, при помысле важном иль смелом,
Дрожало при имени славы и гордой свободы...

Возможно, что необщее выраженье лица Музы у первого поэта появилось под влиянием не общего сердца Музы у более возрастного второго.


Читая Гнедича
banshur69

Вот люблю я читать всякое такое. Например, синий том Гнедича из большой серии Библиотеки поэта. Удивительное сходство с настроением стихов Шилейко. И родились они почти в один день - 13 и 14 февраля. Читаю - и вдруг попадаю на стихотворение "Ласточка" (публ. 1833):

"Птица любови и мира, всех птиц ненавидишь ты хищных.
Первая, криком тревожным — домашним ты птицам смиренным
Весть подаешь о налете погибельном коршуна злого,
Криком встречаешь его и до облак преследуешь криком,
Часто крылатого хищника умысл кровавый ничтожа.

Чистая птица, на прахе земном ты ног не покоишь,
Разве на миг, чтоб пищу восхитить, садишься на землю.
Целую жизнь, и поя и гуляя, ты плаваешь в небе,
Так же легко и свободно, как мощный дельфин в океане".

Это, конечно, сшибло меня с ног. Потому что Гнедич не читал клинописных текстов и не знал, что:
1. Ласточка считается в них птицей, связанной с орлом или коршуном Анзу, и предупреждает о его налете.
2. Она же считается птицей Тиамат (т.е. моря) и имеет эпитет e-bir tamti "пересекающая море". Т.е. ласточка действительно связана с морем, как и дельфин.
3. Издатель книги И.Н.Томашевская-Медведева интересно комментирует строку о прахе земном: "Ласточки проводят большую часть жизни на лету и по земле передвигаются с трудом". А это уже прямой ответ на вопрос, почему в 11-й таблице эпоса о Гильгамеше ласточка, которую Утнапиштим второй по счету выпустил из ковчега, не нашла берег и вернулась. Она просто не спускалась на берег, потому что не любит по нему ходить. Чистая птица, в отличие от ворона, не будет стоять на прахе. Ворон, выпущенный третьим, нашел сушу именно потому, что стоял на прахе и ел падаль.

Дальше следует знать, что ласточка у многих народов мира связана с судьбой. Почему - никто толком ответить не может. Но шумеролог сможет ответить. В клинописи "ласточка" (SIM) и "судьба" (NAM) пишутся одним знаком, который читается по-разному. Но благодаря двуязычию жителей Месопотамии возникла ассоциация шумерского слова SIM "ласточка" с аккадскими словами shimtu "судьба" и simtu "достойный чего-либо, подходящий для чего-либо". Видимо, из этой игры словами двух неродственных языков и родилась идея ласточки-судьбы, которая пошла потом к остальным народам древнего мира.

Та же Медведева пишет в комментарии: "В предисловии к «Простонародным песням нынешних греков» Гнедич приводит «Песнь ласточки», относящуюся к народному творчеству древних греков и известную по сборнику Афенея (III — II век до н. э.). Эту песню он сравнивает с украинской «Веснянкой».

Пришла, пришла ласточка, прекрасные времена
Приносящая и прекрасные годы,
Черевцом белая, а спинкой черная.
Не вынесешь ли вязанки фиг
Из полного дома?
Сыру коробочки,
Вина чарочки
И пшеницы?
Ласточка и от пирожка
Не откажется.
Уйти нам? или что-нибудь получим?
Если подашь, уйдем; если нет, не отстанем:
Двери унесем и притолоки;
Или женушку твою, которая сидит в комнате:
Маленькая, легко унесем.
Если малость подать, велико будет даяние.
Отпирай, отпирай дверь! не отказывай ласточке!
Не старые мы, видишь, все молодые. {*}

Это тоже интересно. В Месопотамии верхняя Рыба в созвездии Рыб, частично пересекающаяся с Пегасом, называется SIM "Ласточка". Созвездие Рыб как раз восходит в марте, когда встречают весну. Это представление в точности воспроизводится в поэме Арата "Явления", где говорится, что халдеи называют голову Северной Рыбы "Ласточкина Рыба". В названии созвездия сходятся и связь ласточки с водой, и ее встреча в начале марта. Из этого следует, что созвездие названо так не по геометрическому сходству, а по связи с обрядом времени своего восхождения - встречей ласточки как судьбоносной вестницы весны.


Шумерские коты/некоты
banshur69
живут здесь
https://www.academia.edu/38329100/lu2-su-a_The_cat_people_or_clan_of_the_ruler_On_an_Old_Sumerian_social_term_

"Анеты Нины"
banshur69

14 февраля - день рождения В.К.Шилейко.

У меня сегодня уникальная находка. В архиве СПбФ РАН обнаружилась папка с анкетами научных сотрудников СССР за декабрь 1928 года. Анкеты созданы по просьбе С.Ф.Ольденбурга для справочника сотрудников РАН, который так и не вышел. И вот среди бумаг этой папки я обнаружил... не просто анкету Шилейко и его жены Андреевой-Шилейко, но и чудесным образом затесавшийся сюда экземпляр некролога Шилейко, отпечатанный отдельным оттиском членами египтологического кружка при Эрмитаже. Именно этот экземпляр позволил мне решить одну из самых жгучих загадок, не дававших мне покоя одиннадцать лет.
Среди докладов Шилейко в некрологе упоминается под номером 14 доклад "Анеты Нины". Поскольку некролог перепечатан в массе поздних изданий, то эти анеты так всюду и идут. И очень трудно понять, что это вообще такое. Что касается имени Нина, то это старое чтение Нанше или старое чтение имени Инанна. Речь о двух богинях, связанных с любовью. Но кто же такие анеты? И вот в оттиске некролога, почему-то положенном рядом с анкетами супругов Шилейко в бюрократическую папку учета сотрудников РАН, я вижу правку в слове "анеты": "не" зачеркнуто, сверху написано "ис". Аисты Нины!
Так. А кто же такие аисты Нины (т.е. Инанны или Нанше)? Есть ли вообще в шумерском слово "аист"? Оказывается, есть: laga. Но в шумеро-аккадских силлабариях на это слово два аккадских эквивалента: gurištu "vulva"; laqlaqqu "stork, also desig. of vulva". В аккадских медицинских текстах laqlaqqu, кроме того, означает болезнь кожи, экзему (возможно, венерологического характера). Оказывается, здесь была игра слов. И теперь понятно, о каких "аистах Нины" делал доклад Шилейко. Он наверняка раскрыл символический смысл этого слова в шумерских текстах.


Эпиграф без текста
banshur69
Когда вам гадит Троглодит,
Ведь что-то им руководит.
(Рената Муха)

"Усталый, но довольный" в аккадском эпосе о Гильгамеше
banshur69

Начало этому наблюдению положил в ФБ Сергей Эрлих. Он написал:

"Фраза "усталые, но довольные" стала для меня явным признаком графомании. Почему-то я ее запомнил с детства. Неизвестный блогер напоминает ее происхождение: "предложение "Усталые, но довольные, мы возвращались домой" в учебниках за 5-й класс демонстрировало правило: "Обособляются согласованные определения, относящиеся к личному местоимению, независимо от степени распространенности и местоположения определения". Т.е. я впервые встретил это клише в своем школьном учебнике. Андрей Битов тоже вспоминает эту цепляющую фразу, которая и к нему пришла из пионерского детства: "«Усталые, но довольные, возвращались пионеры домой>. Сейчас не до конца понятно, чем эта фраза из школьного учебника русского языка так веселила нас".

Стало интересно, "кто первый"?

Гугл-книги указывают, что первым был Гайдар (Школа): "усталые, но довольные, возвращались мы большой дорогой к своим". Забавно, что фраза из гайдаровской школы жизни стала штампом школьного учебника.

Но Гайдар не был первым. Неизвестный блогер нашел у Куприна (Без заглавия):
"Домой возвращаешься усталый, перепачканный с ног до головы, но бодрый и веселый, с чудовищным аппетитом. ..."
и у Достоевского (Записки из мертвого дома):
"Ровно за полчаса до барабана заданный урок был окончен, и арестанты пошли домой, усталые, но совершенно довольные, хоть и выиграли всего-то каких-нибудь полчаса против указанного времени".

Но и Достоевский имел прешественников. Вчера мне встретилось у Чосера в хрестоматийных "Кентерберийских рассказах": "we were tired but happy". Т.е. есть не все так просто. Может это из Библии? Может коллеги знают истинную историю этого штампа?"

Прочитав пост Эрлиха, я как-то сразу понял смысл строки 9 таблицы I ниневийской версии эпоса о Гильгамеше:
urha ruqta illikam-ma anih u šupšuh "Далеким путем ходил он, так что устал и..."
Следующую форму каждый понимает по-своему.
Дьяконов неверно переводит "устал и вернулся". Его перевод восходит к переводу В.К. Шилейко, данному в предисловии к переводу Н.С.Гумилева (1919). Шилейко точно так же переводит: Далеким путем он ходил — но устал и вер[нулся].
Современный исследователь эпоса Р.М.Нуруллин пишет в 2012 г.:
"...устал и смирился... – Первоначальный перевод конца этой строки Дьяконовым в из-
дании 1961 г. – «устал и вернулся». С появлением варианта d1, содержащего текст конца
строки, этот перевод был им исправлен (издания 1973 г. и 1981 г.).
Сегодня конец строки известен по двум манускриптам: нововавилонскому манускрипту
d1, в котором мы находим глагольную форму šupšuḫ «он успокоился» (статив породы Š
от глагола pašāḫu «успокаиваться»), и манускрипту из Угарита (George 2007a, 239, l. 10),
который дает отличающуюся форму šupšuq «он был изнурен» (статив породы Š от глагола
pašāqu «быть узким»). В обоих случаях речь, по-видимому, идет о состоянии Гильгамеша
в конце его странствий в поисках бессмертия. В рамках первой интерпретации мы имеем
дело с противопоставленными друг другу действиями («устал (aniḫ), но (в итоге) обрел
покой (šupšuḫ)»), во втором варианте эти действия оказываются синонимичными и подчер-
кивают крайнюю изнуренность Гильгамеша («устал и был (вконец) изнурен (šupšuq)»)42.
Исходя из имеющегося сегодня материала представляется затруднительным установить,
какой из вариантов является первоначальным: оба чтения дают вполне удовлетворитель-
ный смысл. Трудно также оценить, в какой мере эти два варианта обусловлены фонети-
ческой близостью звуков q и ḫ в аккадском языке (вопрос о возможности спорадического
перехода одной из этих фонем в другую до сих пор слабо освещен в литературе, см. GAG3
§ 25). Следует, однако, отметить, что нередкое появление корней pšḫ и ’nḫ в одном и том же
пассаже может служить аргументом в пользу чтения šupšuḫ" (ВДИ 3 (2012), с. 207).
Английский издатель эпоса Э.Р.Джордж (2003) никак не комментирует данную форму и переводит: He came a distant road, but weary and granted rest (George, Gilgamesh I, p. 539).
Если посмотреть немецкий перевод Ш.Мауля (2005), то прочтем там: Einen weiten Weg kam er her, um (zwar) muede doch (endlich) zur Ruhe gekommen zu sein (Das Gilgamesch Epos, S. 46).
Если же мы посмотрим Чикагский словарь аккадского языка, то там основа pšḫ имеет следующие значения: "to be at rest, to become tranquil, to act benevolently, to relent, to abate, to settle; III 1 to soothe, calm, rest, pacify" (CAD P, p. 227). Этот же корень подозревают в основе слова Песах (Господь доволен жертвой). Основным значением глагольного корня является умиротворение, удовлетворение, и только вследствие этого - состояние покоя и отдыха. После строки 9 идет строка, связанная с предыдущей: "Оставил на стеле все труды". Она связана с предыдущей. И тогда получается:
"далеким путем он ходил, вследствие чего, усталый и умиротворенный (= довольный), высек на стеле свои труды" Поправка к предыдущим интерпретациям заключается в том, что Гильгамеш не устал и изнемог, не устал и смирился, а устал и удовлетворился, устал и смягчился. Гильгамеш доволен своим результатом - тем, что он принес людям "весть о днях допотопных" (I 8).
Таким образом, получается, что "усталый, но довольный" - устойчивое выражение, первая запись которого зафиксирована в Прологе аккадского эпоса о Гильгамеше и восходит к концу II тыс. до н.э.


5 января 2019 г. "Чародейка" в Мариинском
banshur69
Посмотрел "Чародейку" Дэвида Паунтни по опере Чайковского в Мариинке-2. Дирижер - Гергиев. Что сказать?
Во-первых, я впервые побывал в Мариинке-2. Ужасно не понравилась мне эта стеклянно-бетонная коробка с могучими эскалаторами и одной кабинкой на весь туалет на каждом этаже. Туалет просто потряс: один писсуар, одна кабинка и большая советская очередь желающих, растянувшаяся по фойе. Это надо видеть. При этом два эскалатора и два лифта. Отдельного помещения под буфет нету. Люди едят преимущественно стоя, и все в том же фойе. Столики с сиденьями тоже есть, но их мало и они все в том же фойе, по которому прохаживаются гламурные кисы, выгуливающие вечерние наряды. Впрочем, кисы тут к слову. Но тем же самым кисам было бы гораздо удобнее гулять по широкому фойе и сидеть с напитками в буфете. Вместо этого они вынуждены вести себя как самые настоящие кошки среди хрустальных ваз: ходить между столиками по узкому фойе, не задевая стоящих и сидящих со своими бутылками людей. Одним словом, Мариинка-2 это даже не заходя в зал ад кромешный. Но самое интересное начинается в зале. Оказывается, что расстояние от сцены до зрительских мест настолько огромно, а оркестровая яма настолько широка, что слова певцов совсем не долетают до зала. Голоса слышны, а слова нет (во всяком случае, в партере). И поэтому наверху, прямо над сценой, прикреплен экран с субтитрами. Всю дорогу ты делаешь вот что: смотришь на сцену - слушаешь голоса - смотришь наверх (что он/а спел/а?). Не могу сказать, что это удобно. Но если бы не это, то текст просто не достиг бы наших мозгов. Ушей он так и не достиг, так хорошо хотя бы воспринимать его глазами. Мариинка-2 делает из слушателя какого-то зришателя.
Теперь о спектакле. Дэвид Паунтни - постмодернистский идиот. Он одел героев 15 века в дворянские костюмы 19-го. В результате всю дорогу очень смешно. Когда дьяк во фраке негодует, что в корчме скоморохи набрались эллинских борзостей, или когда он поет, что "гудут сопелы, бряцают струны и пляшут скоморохи", а сам в дворянском собрании, от эдакого анахронизма можно помереть со смеху. Понятно, что американцу все равно, поскольку он "читает Фауста в вагоне и сожалеет, отчего Людовик больше не на троне". Но пора уже делать поправки на европейскую историю, дабы не превращать молитву в фарс. Использование пистолетов в сцене убийства героев кинжалами тоже не отнесешь к удачным находкам. Если говорить о том, что понравилось в режиссуре, то это обоняние цветков, которое должно символизировать распитие спиртного. Интересный прием.
Ладно, бог с ней с режиссурой. Главное в опере - голоса. И сегодня было кого послушать. Елена Стихина (Настасья) - красивое драматическое сопрано. Играет замечательно. Однако в голосе маловато страсти. Все же ее героиня - чаровница, привораживающая мужчин. А поет Стихина так ровно и гладко, словно и не думает никого приворожить. Вместо этого она часто бухается на колени и просит пощады, что выходит у нее убедительнее, нежели женские чары. Исполняющий партию князя Владислав Сулимский очень убедителен в передаче эмоций властного человека. У него сильный голос, но он пользуется им несколько прямолинейно - т.е. постоянно форсирует. Его князь груб и прям даже тогда, когда нужно выразить любовь. Михаил Колелишвили в роли дьяка Мамырова демонстрирует прежде всего великолепную дикцию. Он единственный, кого можно было воспринимать без титров. Его голос может быть и злым, и насмешливым, и воркующим. Он богат интонациями. Ольга Савова спела-сыграла княгиню убедительно, но опять же без страсти. Первое место отдаю Сергею Семишкуру, певшему княжича Юрия. Его мягкий тенор (не сразу скажешь, лирический или драматический) напомнил мне Нэлеппа. Он трогателен и в своем заблуждении, и в своей любви. Он, пожалуй, единственный в сегодняшнем спектакле, кому удалось передать и спеть любовь.
По окончании спектакля на поклон вместе с исполнителями вышел сам Гергиев. Больше всего оваций досталось ему и почему-то Сулимскому. Вместе с труппой на поклон вышла и маленькая девочка, которая на протяжении всего спектакля бегала по сцене и скакала на деревянной лошадке. Кто она такая и зачем она там понадобилась - про то знает только Дэвид Паунтни.

Иван Бортник в роли Сатина
banshur69
Вспоминая Бортника, думаю прежде всего о его Сатине в спектакле Эфроса "На дне". Любимов не давал ему больших ролей, и почти всю жизнь Бортник существовал в массовке Таганки. Но при Эфросе в 1984 г. он получил роль-мечту, которая была одной из главных в русском театре со времен Станиславского. И эта роль была исполнена им не просто с блеском, а с полным сознанием творимого.
Эфрос сознательно, бессознательно ли, сделал "На дне" как спектакль о равнодушии и распаде. Действо начиналось с того, что в огромном доме открывалось множество окон и звучала песня Высоцкого "Что за дом притих..." Из этого пролога уже можно было понять, что главная идея - бежать из ночлежки куда глаза глядят, потому что здесь любого ждет верная погибель. Все актеры с удивительной точностью играли рассеянность сознания. Они говорили по инерции, дрались по инерции, пели по инерции. Они изображали людей без огня, без жизненной силы. Могучий голос Золотухина, только что певшего "Солнце всходит и заходит", был нужен в следующий момент только для изображения бессилия. Бессильная ярость хозяйки ночлежки, которую играла Славина, ее дикость при отсутствии всякого желания, дополняла ту же тему. Надежда была на Луку, но Трофимов играл совершенно равнодушное существо, которое только для виду произносит, что "люди живут для лучшего человека" и тому подобную ерунду. Он был совсем не мягок, хоть его и мяли. Он был жесткий, усталый, знающий, что всем этим людям скоро придет конец и что надо говорить какие-то слова, лишь бы что-то говорить. И над всем этим хаосом равнодушных и рассеянных людей парили два создания, пытавшихся удержать в человеке достоинство и порядок - Сатин и Татарин. Сатин-Бортник, слушая совершенно бледную, мертвенную, косноязычную речь Луки-Трофимова, вдруг загорается смыслом этой речи. Он подпрыгивает точно в рост Трофимова и кричит: "Он мне покоя не дает - этот старик!" Сатин хочет допрыгнуть до Луки. И свой монолог о достоинстве Человека Бортник произносит с полной уверенностью в том, что это достоинство есть..., точнее, что оно возможно, и что Человек действительно может звучать гордо. Он настаивает на том, что смысл есть, что люди живут не зря, что из этой трясины есть выход... Минут через пять после того Татарин, которого играл Расми Джабраилов, вдруг забирается вверх под самую крышу Таганки, и начинает там читать Коран. Он молится, его освещает луч света, и мы чувствуем, что Татарин нашел жизненную опору в вере. Так у Эфроса обнаруживаются два выхода из ночлежки: светская гуманистическая вера в Человека и вера Человека в Бога. Это сильнейший финал, который показывал, что мы уходим из нашего нынешнего мира и нам скоро откроется какое-то другое знание, другой путь.
Хорошо, что я видел этот спектакль два раза. Много запомнил. Оказалось, что его записи нет.
Видел я Бортника и в других ролях, но то были эпизоды. Или солдаты, или парни с гитарой, или отцы героев... Главная его роль случилась только у Эфроса, в тот несчастный и трагический период Таганки.

Фрагмент монолога Сатина можно найти в https://tvkultura.ru/video/show/brand_id/20882/episode_id/978438/video_id/991118/?fbclid=IwAR2LVRccg4PPMqRsdwWwixDlx77lqrg0JFykA43fW89azIEmKWTuPmOoE5s с 26.32

Пословицы шумеров о свинье
banshur69

Подарок символу года:

Ты продолжаешь ходить вокруг амбара, как свинья, с кусочком во рту.

Когда лев поймал дикого кабана, он взревел: «Твоя плоть еще не наполнила мой рот, но твой визг уже оглушил мои уши!»

Он скопил все для себя, но ему пришлось убить свою свинью.

Визжала свинья, которую собирался убить мясник. (Мясник сказал:) «Твои пращуры и предки шли по этой дороге, и теперь ты тоже идешь по ней, так почему ты визжишь?»
(просто эпос о Гильгамеше в одной пословице)

Когда убивают откормленную свинью, говорят: «Я хочу заменить то, что я ем».

Свинья подберет и маленький кусочек хлеба.

Боров тащил что-то в пасти. "Где моя жена?" - сказал он.
Намтар бог смерти) приблизился. "О, моя унавоженная пища!" - сказал он.

Свинья дом подрывает.

Свинья берет и себе, и хозяину.