?

Log in

No account? Create an account
Описание праздников в шумеро-аккадских текстах
banshur69
https://www.academia.edu/38022764/%D0%9E%D0%9F%D0%98%D0%A1%D0%90%D0%9D%D0%98%D0%95_%D0%9A%D0%90%D0%9B%D0%95%D0%9D%D0%94%D0%90%D0%A0%D0%9D%D0%AB%D0%A5_%D0%9F%D0%A0%D0%90%D0%97%D0%94%D0%9D%D0%98%D0%9A%D0%9E%D0%92_%D0%92_%D0%A8%D0%A3%D0%9C%D0%95%D0%A0%D0%9E-%D0%90%D0%9A%D0%9A%D0%90%D0%94%D0%A1%D0%9A%D0%98%D0%A5_%D0%A2%D0%95%D0%9A%D0%A1%D0%A2%D0%90%D0%A5_Presentation_of_Calendar_Festivals_in_the_Cuneiform_Texts_of_Ancient_Mesopotamia?fbclid=IwAR2FCmo7lO9sLx1IXjySRW4XQPwp0EAwxlVrZljYJ-xpEGBMF1sveDeHOeQ

Древняя Месопотамия в русской литературе (тематический репертуар)
banshur69
Асархаддон-1: завоевания Асархаддона
Асархаддон-2: отречение Асархаддона и уход/раскаяние Асархаддона
Асархаддон-3: Брюсов
Асархаддон-4: верблюд
Асархаддон-5: народный бунт
Ашшурбанапал - 1: бык
Ашшурбанапал – 2: всей земли несравненный владыка (см. Асархаддон-1)
Ассирия -1: рыкающий лев, образ агрессии и порабощения
Ассирия -2: современные московские сапожники
Ассирия – 3: глоссолалия (Осирис, Сириус)
Ассирия – 4: воины плывут на бычьих пузырях
Бэл: божество священного брака
Вавилон -1: царство порока
Вавилон – 2: столица цивилизации
Вавилон – 3: Париж эпохи Наполеона
Вавилон – 4: потоп
Вавилон – 5: сонник
Гильгамеш-1: нежелание вступить в брак с Иштар
Гильгамеш-2: плач по Энкиду
Гильгамеш-3: поход на Хумбабу
Гильгамеш – 4: оппозиция Таммузу
Гильгамеш – 5: Фауст
Гильгамеш- 6: Геракл, Гэсэр
Гудеа: глоссолалия (гуди, Гудея)
Иштар-1: в Подземном мире
Иштар-2: любовное свидание с участием Иштар
Иштар-3: Вечная Женственность
Иштар-4: заклятие Иштар Гестии-Табити)
Клинопись-1: клинопись созвездий/судеб
Клинопись-2: морщины на щеках как знак страдания
Клинопись-3: золотая клинопись фонарей в Фонтанке
Клинопись-4: клинопись мыслей как тупик мышления
Курибу/керубу - 1: стрекозы-саранча-конец света
Курибу/керубу – 2: скала в Карадаге
Ламашту: Ахматова
Мардук: Мордик Бородач
Мелитта: покровительница храмовой проституции
Навуходоносор-1: 3 отрока в печи
Навуходоносор-2: ставит идола
Навуходоносор-3: превращается Богом в тетраморф
Навуходоносор-4: неудача в обретении мирового господства
Новый год: восстание рабов
Передача венца из Вавилона в Цареград и затем на Русь -1: три посланца
Передача венца из Вавилона в Цареград и затем на Русь -2: Федор Бурматов
Потоп-1: ковчег
Потоп-2: зарывание таблиц в Сиппаре
Потоп-3: революция
Сарданапал: изнеженность
Семеро демонов: революция
Семирамида: висячие сады
Синаххериб: убит братьями-близнецами, которых спрятал армянский царь
Таммуз – 1: любовник Иштар
Таммуз – 2: выход душ из Подземного мира = святки > “Поэма без героя”
Тукультипалешарра: завоеватель Кавказа (см. Асархаддон-1)
Халдеи-1: передача знания из Атлантиды в Халдею
Халдеи-2: семизвездие, звездочеты
Халдеи-3: подданные
Халдеи-4: масоны
Хаммурапи – 1: доски судьбы
Хаммурапи – 2: то же, что Мухаммед
Хаммурапи – 3: Ликург, Солон
Хаммурапи – 4: лучшие законы – пенальти и угловой
Шамшиадад: проклятая тиара
Шумер: камни
Эа: останавливает воды потопа
Эабани: вечно живой
Юдифь: убийство Олоферна

Осирис и поэзия
banshur69
Днем читал на истфаке лекцию для первокурсников по истории Египта в эпоху великих пирамид.
Ближе к вечеру узнал из сети про скандал двух поэтов.
Придя домой, заснул... и увидел удивительный сон. Некий поэт (в котором совсем не угадывался Жданов) сказал мне: "Поэзия существует потому, что Осирис нем. Его нужно воскресить. Но все поэты знают, что их слова - только пена на губах умершего Осириса. Их слова это замена одного его слова, и то неполноценная. Потому что когда уста Осириса разомкнутся, то поэзия станет не нужна. Осирис начнет творить мир словом. А поэты только имитируют творение, думая, что они..."
И тут я проснулся.
Tags:

Типы учителей в истории
banshur69
Благодаря одной сетевой дискуссии случайно вспомнил свой доклад о типах учителей в истории, который читал в 1994 г. на конференции педработников. Суть его вот какая.
В истории меняются типы учителей. 1. Древний Восток: учитель-пастух. 2. Античность: учитель-философ. 3. Со средних веков до 20 века: Учитель-рыбак. 4. Наши дни: учитель-инструктор.
Учитель-пастух ведет стадо на освоение неподвижных категорий и смыслов (которые никуда не бегают, как и трава, которую едят овцы). Учитель-философ знает, что категории меняются, а смыслы подвижны. Поэтому он собеседует с учеником. Учитель-рыбак это ловец душ, который требует только восприятия вечных истин, соотнося их с религиозными догмами, и не нуждается в собеседовании с учеником. Учитель-инструктор это гид по Касталии. Он учит самым общим приемам познания, учит методу и учит, где взять факты. Таково вкратце содержание моего доклада. Но потом я понял, что преподавание языков невозможно без элементов учителя-рыбака и учителя-пастуха. А лекции по общим предметам необходимы для того, чтобы образовать человека как личность именно данной культуры и данной эпохи.

Норштейн, шинель и ватник
banshur69

Когда Норштейн говорит что-нибудь старомодное и реакционное, то прогрессивный люд обычно пишет, что он ничего не смыслит в реальной жизни и в политике, хотя и большой художник. А некоторые даже обзывают Норштейна "ватником".
Так и представляю себе кружок передовой молодежи конца 1870-х годов, в котором говорят: "Ну, Федор Михайлович, конечно, большой писатель, и сам Белинский его хвалил, и на каторге он за свободу сидел... Но вот написал Бесов - и видно, что ничего он не понял в современной общественной жизни. И романы его теперь стали как...шинельные оды..."

Да, именно так и сказали бы в 70-е годы 19 века. Что теперь ватник - то раньше шинель. И Норштейн ставит "Шинель" не про унижение маленького человека, а про то, что в шинели хорошо, а без шинели беда, и "если Бога нет, то какой тогда я капитан".


Инструкция в вопросах
banshur69

А вот тут меня спросили, как курсовик писать. Да так же, как и статью.

1. В чем проблема?
2. Где она возникла?
3. Что думал не ты сам?
4. Что думаешь ты сам?
5. Библиография.


Гильгамеш и колодцы
banshur69
Как Гильгамеш связан с копанием колодцев? Есть такой странный текст: "Если ты станешь рыть колодец, то помяни имя Гильгамеша!" Ну хорошо, когда Гильгамеш роет колодцы после смерти Энкиду в пустыне, так ему просто силу девать некуда. Он в это же время и львов от безнадеги убивает. А когда он роет колодцы для Солнца перед лесом Хумбабы, то это оттого, что через колодец лежит ход в мир мёртвых, и ему нужно принести жертвы туда, где ночью находится Солнце. Это вроде понятно. Но когда в шумерской песни кишский царь Агга хочет заставить Урук и Гильгамеша рыть колодцы - это про что? Зачем Гильгамешу рыть колодцы для Агги? Чего-то мы тут не понимаем.
А вот в исламе человек роет колодец для спасения души. Исаак, сын Авраама, тоже рыл колодцы. Колодец даёт воду и жизнь.
Значит, и у шумеров колодец это жизнь. Гильгамеш с его жаждой вечной жизни роет колодцы неспроста. И после смерти друга он тоже их роет. А в шумерской песни он должен обеспечить жизнь другому, который заставляет его это сделать. И не соглашается. И начинает войну. И побеждает. Нельзя приказывать соседу дать тебе жизнь. Где-то здесь и обитает истина.

Гильгамеш и "Симплициссимус"
banshur69
Все-таки "Симплициссимус" удивительно похож на те восточные романы, которые вышли из эпоса о Гильгамеше. То есть, на "Александрию" и "Историю Хайа ибн Якзана". Главный герой был воином, другом, любовником, отшельником, спасся от кораблекрушения на необитаемый остров. Причем почему-то вместе с ним спасся корабельный плотник. А в конце жизни герой романа записал рассказ о своем пути на пальмовых листьях, отдал листья капитану голландского корабля, а сам остался на острове.
А эпиграф к роману вообще совершенно гильгамешевый:
Как Феникс, рожден я из пламени был.
Я ввысь воспарял, но себя не сгубил,
Бродил я по странам, в морях я бывал,
Отрады в скитаниях мало знавал,
О том же, что делалось в жизни моей,
Поведал читателю в книжице сей.
Пусть в жизни он следует ныне за мной
Бежит неразумья, вкушает покой

Вавилон и Семеро в "Пушкинском доме" Битова
banshur69

Закончил читать "Пушкинский дом" Битова. Очень простая и достоверная история. Людей (видимо, как и зверей) разводит биология. То есть, биохимия. Что бы человек ни говорил - если он по химии твой, то ты с ним останешься. Если нет - нет. Отсюда пресловутое "классовое чутье". Оно вовсе не классовое. Человек одной, условно говоря, "группы крови" никогда не полюбит представителя другой, даже если тот на сто процентов совпадает с ним по вкусам и убеждениям. Он будет держаться своих, какие бы слова эти свои ни говорили, какую бы чушь ни проповедовали. Дело не в том, что Митишатьев по происхождению простолюдин и self-made man, а Одоевцев аристократ. А в том, что эти друзья-враги одной группы крови. Они могут драться, стреляться на дуэли, как никогда не будет между чуждыми. Но они одно целое, как Гильгамеш и Энкиду, как Господин и Раб вавилонского Диалога. Может быть, они даже половинки одной личности. И в этом подлинное открытие битовского романа.
Между прочим, в романе есть вавилонский след.
"С гневом и болью произнес Лева эту речь о растрачен­ном слове. Он говорил о неискупимом грехе перед ним, о неизбежном возмездии, о Вавилоне... Слову в нем было тошно, и оно вырывалось. «Их семеро, их семеро, их – сто!» — бормотал Лева и пьянел, как тонул".
Строка, которую бормочет Лева, взята из стихотворения Хлебникова 1916 года:
Моих друзей летели сонмы.
Их семеро, их семеро, их сто!
И после испустили стон мы.
Нас отразило властное ничто.

Стихотворение написано в начале 1916 года, через год после выхода второй редакции бальмонтовского перевода вавилонского заговора "Семеро их, семеро их, дважды по семеро". Этот перевод впервые издан в 1908 г. Хлебников мог читать его по любому из двух изданий.
Понятно, что сам факт помещения строки о семерых в абзац о Вавилоне как бы намекает на двойственную природу видения Левы. И в общем гильгамешевом контексте романа, который усмотрен нами выше, этот абзац выглядит вполне органично.


Две заметки по поводу этничности в древней Месопотамии
banshur69

Шумеры как первые дарвинисты

Нельзя обнаружить в шумерских текстах противопоставление одного народа другому. Зато в них есть оппозиция "городские люди - дикари". Но эта оппозиция очень интересно выражена. В тексте "Проклятие Аккаду" сказано:

155. gu-ti-um ki ug3 keshe2-da nu-zu
156. dim2-ma lu2-u18-lu arhush ur-ra ulutim2 uguugu4-bi
157. d en-lil2-le kur-ta nam-ta-an-e3

Кутиев - народ, связи не знающий,
с разумом людей, милосердием хищников, обликом обезьян, -
Энлиль с гор вывел.

Это необыкновенно точное описание дикаря. Разум человеческого рода - понятное определение. Дальше идет удивительная фраза "милосердие UR". Ур - собака, волк, лев. То есть, тот, кто рычит, говорит УРР... Наконец, ulutim2 "форма". Форма дикаря - обезьяна. Теперь обратимся к наиболее загадочной первой характеристике. Что такое "связи не знающий народ"? Первый вариант - не знающий родства. Но дикие племена как раз знают свое родство, поскольку живут родоплеменным строем. Второй вариант - удержу не знающий, необузданный народ. Необузданность и есть признак дикости, непринадлежности к городской жизни с ее почтением к законам и ритуалам.
Такая же связь между дикарем и обезьяной есть в шумерском анекдоте про Лудилуди (имя, означающее "обезьяний человек"). Этот человек приехал из степи в город и пишет своей матери, что он не нашел здесь работы и голодает. Лудилуди просит прислать свежего хлеба и пива.
Значит, нецивилизованный человек по своей форме есть обезьяна. Такова удивительная интуиция шумеров.

Первое обозначение народностей

Когда именно и в каком тексте впервые обозначаются народности? Не племена, не гражданства, не страны, а именно народности? В вавилонском эпосе о боге чумы и убийства Эрре, который составлен в конце IX или начале VIII века до н.э. жрецом Кабти-илани-мардуком.

Таблица 4
И так промолвил воитель Эрра:
"Приморец - приморца, субарей - субарея, ассириец - ассирийца,
Эламит - эламита, кассит - кассита,
Сутий - сутия, кутий - кутия,
Лулубей - лулубея, страна - страну, община - общину,
Семья - семью, человек - человека, брата - брат
Да не пощадят, да истребят друг друга!
А затем да воспрянут аккадцы! И всех одолеют, всеми будут править!"
(Перевод В.А. Якобсона)

Приморцы - потомки династии Приморья и жители островов Персидского залива.
Субареи - жители земель к востоку от Месопотамии.
Сутии - от патриарха Шета (живущие на юго-западе)
Аккадцы здесь - не северяне, а все, кто говорит на аккадском языке и считает себя потомками аккадцев. А это могут быть только вавилоняне.
Ассирийцы - северяне, но не потомки аккадцев.

С географической точки зрения взгляд автора очень интересен, потому что последователен. Он начинает с крайнего востока, т.е. с зоны островов Персидского залива, затем идет на восток материка, потом на север - и резко устремляется в горные области, в Загрос и на Иранское нагорье. Сутии, живущие в юго-западной пустыне, являются промежуточным звеном между именованием двух горных областей. Взгляд автора как бы отрывается от гор и на секунду обращается на Сирийскую пустыню. А победить должны те, кто живет на юге - вавилонские адепты Мардука.

Ранее этого времени в литературе древнего Ближнего Востока обозначения народностей не зафиксированы.