banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

Спорю с Хоружим

Продолжаю слушать лекции С. С. Хоружего о духовной и культурной традиции России (также и вот здесь http://www.polit.ru/lectures/2004/09/28/horuzhiy.html). Чем дальше слушаю - тем больше хочется поспорить.

1. Для Хоружего российская духовная традиция зародилась в результате трансляции исихастской духовной практики из Византии.
2. При этом он говорит не о XIV, а о IV веке как о начале исихазма, и настаивает на том, что самые первые монашеские практики Палестины и Египта были по сути уже энергийно-личностными и исихастскими.
3. Еще он подчеркивает, что индивидуально человек не может заниматься духовной практикой, в связь с инобытием можно войти только под руководством старца, будучи его послушником.
4. Он также считает, что тот конфликт между духовной и культурной традициями, который всегда существовал в русской истории, был снят в эмиграции духовными писателями вроде о. Сергия Булгакова или о. Иоанна Мейендорфа. И вот-де русский путь на будущее, и вот-де перспектива русской духовности.

По всем этим пунктам нужно решительно возразить автору лекционного курса.

1. Автор совершенно не хочет рассматривать российскую духовную традицию как производное от нескольких культурных слоев, давших несколько слоев духовной практики. Прежде всего, с самого общего полета, Россия есть явление индоевропейской традиции. Самый старый ее слой - южный индо-ирано--греческий. И в этом слое духовная практика отшельничества, просветления, орфического преображения работала на полную мощь по всей территории, где впоследствии появилась Киевская Русь. Далее на север существовали практики германско-балтийские, сохраненные исландским эпосом, и финно-угорские, почти совсем не известные, поскольку они не оставили письменных памятников. Следующий слой - общеславянский, т.е. родовое язычество, которое уже тогда переосмысляло древнейший индоевропейский пласт. И только потом на духовные практики двух предыдущих слоев наложились византийские, связанные с балканским восприятием мира. Хоружий же представляет дело так, что вот была девственно-чистая Русь безо всяких предшествующих духовных практик, пришли византийские старцы - и тогда только появилась русская духовность. Это заблуждение.
2-3. Здесь он фундаментально неправ, и вот почему. Хоружий не отличает (или не хочет отличать) индивидуальный духовный опыт человека и научение человека органону в рамках духовно-практических институтов. Христианская традиция началась вовсе не с монахов Египта IV века - она началась у реки Иордан, где Иисус крестился, и в пустыне, где он был искушаем. Там основа всего христианского духовного опыта. Но обращаю внимание, что это был индивидуальный опыт Христа. Точно так же и в исламе: суфизм ведет свое родословие с затворничества Мухаммада на горе Хира, где через месяц был явлен ему Коран. Так же и в буддизме. Это означает, что через индивидуальный духовный опыт человек может сообщиться инобытию. И только через много сотен лет этот опыт становится социальным институтом. Воспроизводил ли Христос или Мухаммад духовную традицию, существовавшую до него? Конечно, ибо она существовала многие тысячи лет. Скажу даже больше - жизнь человечества вообще была бы невозможна вне постоянно существующей духовной традиции. Но продолжение и развитие духовной традиции возможны только при том условии, что в человеке уже есть его индивидуальный духовный опыт, который позволяет воспринять духовную традицию не как закрепление его статуса в социальном институте, а как метод закрепления, усиления и осмысления того, что встречено прежде. Некоторым и этого не нужно, им хватает и собственного духовного опыта, и они только изредка обращаются в сторону монастыря и старцев (как Тютчев или Достоевский).
4. Соединение российской духовной и российской культурной традиций потому произошло в эмиграции, что произошло в ИНОБЫТИИ, где все противоречия примиряются. Тут коренное заблуждение Хоружего. В БЫТИИ самой России, пока это бытие осуществляется, конфликтность духовного и культурного всегда было и будет мощнейшим стимулом к развитию духовности. Можно сказать, что Россия только на том и стоит, как бы ни было ей больно, и только это и продает за границу. На этом конфликте стоят и монашествующие писатели (Леонтьев), и пишущие монахи (о. Роман). Позиция величайших русских деятелей культуры - около монастыря, ПРИ монастыре, а не внутри его. Пока он в России - он при и еще спорит. А вот когда вне России - то там духовная смерть русской традиции совершилась, и теперь время в инобытии слиться поэту и монаху. Так оставьте Россию живой, юродствующей, богохульничающей, потому что такой она ближе к Богу, чем если бы все в ней примирилось и уложилось как надо. Тогда бы и не было ее. 

И еще одно. Когда Хоружий говорит о своем нежелании рассматривать человека субстанциально, а только энергийно, то он полагает, что энергийное больше отвечает природе человека, поскольку он потенциален и разомкнут, в нем гораздо больше импульсов, чем завершенных действий и эмоций. И вот эти-то начаточные импульсы он желает считать истинной природой человека. Да помилуйте! Ведь это поощрение человека несобранного, и прежде всего духовно несобранного, который большинство своих порывов не может довести до результата. И как же может существовать такой взгляд на человека для описания духовной традиции, которая состоит из осуществления строгого органона, из умного делания по точному образцу? На мой взгляд, есть очевидное противоречие между духовной практикой и чисто энергийным человеком.
Tags: Дискуссии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments