banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

Айзик Абрамович Вайман

Отшумела конференция на Восточном факультете. В работе секции Древнего Востока приняли участие почти все ведущие специалисты по ассириологии, живущие в Петербурге. Египтологов было значительно меньше (только два человека), но у инх еще все впереди, потому что летом состоятся Перепелкинские чтения. Но есть в нашем городе один-единственный человек, который никогда не перешагнет порог университета. И не появится в Институте востоковедения. Он давно уже живет вне научного сообщества. Живет, работает в своем эрмитажном закутке и никого знать не хочет. Он один из немногих гениев, живущих в нашем городе. Да и на Земле можно найти немного аналогов. О нем не любят говорить, в списке известных ассириологов России не найдешь его фамилии. Но не существует ни одной западной работы по истории древней письменности, по истории Шумера, по истории науки на Древнем Востоке, которая обошлась бы без ссылок на короткие статьи этого человека. У него уникальная профессия - дешифровщик рисуночных текстов. Он делает то, чего не мог даже Дьяконов.



Айзик Абрамович Вайман родился 12 июля 1922 года в Шепетовке. Во время войны эвакуировался в Армению, где учился на физико-математическом факультете местного университета. Вполне возможно, что оттуда же пошел и его интерес к древностям Урарту. В 1949 году Вайман окончил исторический факультет ЛГУ по кафедре археологии. Познакомился с Дьяконовым, стал учить у него клинопись и шумерский язык. Поступил на работу в Эрмитаж, где ему дали хранить урартскую коллекцию. Думали, что молодой сотрудник будет работать над документами из Кармир-блура. Но вдруг вместо этого он увлекся совершенно невозможным делом - дешифровкой протошумерских табличек с числовыми операциями. А теперь попрошу вас представить себе то, что я сказал. Если для словесно-слоговых текстов существуют словари и грамматики, из которых можно понять значение слов и уяснить себе хотя бы примерно назначение формантов, то для рисуночного письма есть только списки знаков без всякого пояснения. Опереться совершенно не на что. Все рисуночные тексты имеют два вида знаков: понятийные и числовые. Вайман начал изучать и числовые знаки, и арифметические операции с ними. Увлекшись шумерской математикой, он стал подряд читать все сохранившиеся за три тысячелетия школьные задачи. Результат был поразительным. Им были установлены все виды математического действия (включая дроби и коэффициенты), определены по описаниям геометрические фигуры, исследованы геометрические постоянные и основные типы задач. В 1961 году вышла его книга "Шумеро-вавилонская математика", за которую он получил степень кандидата исторических наук без защиты, хотя и через четыре года после ее выхода.
Но это было только началом его феноменальной деятельности. В работах 1970-х годов Вайман реконструировал систему архаических обозначений времени. В основе ее находится клинописный знак UD "солнце, день, белый". Если этому знаку предшествуют один или несколько горизонтальных штрихов, то это маркер года, если в него вписаны числовые знаки - месяца, а если числовые знаки, находящиеся под ним и повернутые вправо на 90 градусов, - так обозначался день. Он определил, что протошумерский месяц состоял из 30 лунно-солнечных дней, а год - из 12 месяцев. В эти же годы Вайман переходит к чтению понятийных знаков: дешифровывает протоклинописные знаки для обозначения раба и рабыни, устанавливает, что рисуночные тексты должны были читаться именно по-шумерски, открывает формальные особенности протошумерских текстов, подтверждает связь протошумерского письма с протоэламским. В начале 70-х об открытиях Ваймана много пишут газеты и журналы, и он на короткое время становится объектом фотокоров (от этого времени сохранилась приведенная здесь фотография). Работы Ваймана переводятся на немецкий язык и становятся известны мировой науке.
А потом наступают 80-е, 90-е... Вайман делает фантастически интересные открытия: дешифрует надписи на протошумерских печатях из Джемдет-Насра и открывает первые свидетельства астральных культов в раннем Шумере, прочитывает ряд трудных урартских текстов, устанавливает наличие в клинописных текстах слов из индоевропейского языка. Но никакого общественного интереса к науке уже нет, работы докладываются на заседаниях Эрмитажа и кладутся в стол, коллеги недоуменно фыркают и называют сумасшедшим...
И он замыкается, отказывает в консультациях, не дает даже посмотреть книги, лежащие у него на столе. Он, равный Кнорозову (и, кстати, его одногодок), погружается в совершенное забвение. На Западе многие думают, что Вайман давно умер. Но он жив, он продолжает работать, два года назад ему исполнилось 85 лет, и об этом вспомнили только несколько человек...
Сегодня Айзик Абрамович Вайман пишет книгу о знаках протоэламского письма, ключа к которому до сих пор нет. А он говорит, что есть, но никому не показывает своего результата. Ваймана проверяет само время. Сперва подтвердились его числовые прочтения, потом - временная система. И вот недавно независимо друг от друга несколько западных специалистов обнаружили в клинописных текстах протоиндоевропейские слова. А мы - ничтожные люди, сверяющие свое чтение с учебниками и грамматиками - как мы можем проверить и даже понять то, что он делает? Дешифровка - соединение искусного расчета и интуиции, обнаружение системы в построении знаков - остается делом одиночек. Этому искусству научить нельзя. Можно, конечно, объяснить, как дешифровано старое, но впервые прочесть новое - кишка тонка. Это в России умели только двое - Кнорозов и Вайман.   
Tags: Встречи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments