banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Category:

Образы Гоголя

100-летие Гоголя знаменовалось открытием гениальной скульптуры работы Андреева. Нахохлившийся Гоголь, больная и умирающая птица. 200-летие мы встречаем установлением памятника работы Церетели в Италии. Гоголь мясистый, гигантский, нечеловеческий. Такой не может быть болен или ранен, такой не мечется и не заблуждается.



Он живет как памятник самому себе в средоточии своего самолюбия. Между этими крайностями - два других Гоголя: от Советского правительства (веселый и легкий Гоголь в начале своего поприща) и от питерских бизнесменов (равнодушный, черствый ко всему Гоголь). Все эти памятники - не Гоголю, а эпохе, их поставившей.
И, конечно, всюду - бесчисленные копии моллеровского портрета, сделанного в Риме. На самом деле, Гоголь-писатель, тот, который проживал в Петербурге с 1829 по 1836 год и создал здесь все, кроме "Мертвых душ" и "Шинели", никогда не выглядел так, как мы привыкли его воспринимать. Сохранился портрет 1834 г. и рисунок Пушкина, а также пара словесных описаний. Мы видим, что у Гоголя в то время была короткая стрижка, завитый кок, он носил сюртук, очки, был необычайно подобострастен и стеснителен, на балы не ходил, бывая только в писательском клубе.

 

А Гоголь с моллеровского портрета - это уже проповедник, однодум, выразитель бед и чаяний России. Он хочет определить уже не свое поприще, а судьбу всей страны на долгие годы. Да и судьбу человечества тоже был бы непрочь определить.
Между этими рисованными вначале и лепленными потом образами есть только один достоверный - фотография Гоголя, сделанная в Риме в 1845 году. Человек, изображенный на ней, совершенно не похож на известные нам рисунки. У него очень умеренный нос, не очень большие глаза, в лице нет никакой скорби, одет он щеголевато, но с большим вкусом, и даже тросточку носит.



Фотографический Гоголь вопиюще не похож на свои портреты. Что же это значит?
У Гоголя есть свойство казаться. Он призрачен и неуловим. И каждый художник видел в нем что-то свое, но не видел самого Гоголя. Каждому художнику казалось естественным раскрыть душу сперва модного литератора, а затем - великого писателя. Но душа не давалась. Может быть, потому, что была очень хорошо упрятана в теле и разуме. Может быть, основная проблема самого Гоголя - как обнаружить свою душу за сотней образов и масок, надеваемых и на своих героев, и на самого себя в разных житейских обстоятельствах. Гоголь - великий актер, за ролями потерявший собственный облик и лихорадочно его разыскивавший. Именно этим вызвана необходимость прямого обращения к себе в "Авторской исповеди". Говорение от "Я" могло стать спасительным, но не стало, потому что на месте гоголевского Я моментально оказался Двойник-Трикстер, превративший Исповедь в фарс. Этот Двойник высмеивал саму душу Гоголя, пародировал ее. Только показалось, что стала возможна искренность, как страдание души подменялось нелепым вышучиванием этого страдания. И Гоголь сходил с ума от невозможности проявиться тем, кем он был. В этом и была основная его трагедия: Я есть, но вы все время видите не меня, а Заместителя (Нос или Тень) моего Я. 
Гоголь парадоксален. Он первый дворянский писатель, не знавший французского и немецкого языков, но вместе с тем первый русский писатель-эмигрант, открывший Европе Россию. Он первый сатирик, который вместо славы возжаждал христианского смирения и вместо балов Парижа отправился в Иерусалим. Он первый писатель, создавший поэму (пусть и в прозе). Окруженный восторженными почитательницами, никогда не любил и не был женат. Вышутивший всю империю, получал деньги от самого царя для продолжения работы над "Мертвыми душами". Украинец по происхождению, русский по языку и предмету описания, итальянец по мироощущению (живописец словом). Самый самостоятельный во всей русской прозе первой половины девятнадцатого века, но оба главных сюжета - "Ревизора" и "Мертвых душ" - получил от Пушкина. Сколько же в нем таких парадоксов!
Короткое время - только 1835 год - читал лекции по всеобщей истории в Петербургском университете. И за это время умудрился написать ряд эссе по истории ислама http://feb-web.ru/feb/gogol/texts/ps0/ps8/ps8-076-.htm, средневековой Европы, даже по культурологии. Сравнил Шлецера с Миллером и Гердером http://feb-web.ru/feb/gogol/texts/ps0/ps8/ps8-085-.htm. Кратко и точно описал основные вехи исламской цивилизации http://feb-web.ru/feb/gogol/texts/ps0/ps9/ps9-138-.htm. Прочел увлекательные лекции по переселению народов в V веке http://www.bibliotekar.ru/rusGogol/68.htm. А потом остыл, иссяк и с кафедры ушел.
Вот, кстати, и разгадка страшного гоголевского кризиса в творчестве: быстрая вспышка вдохновения ("вьюга-вдохновенье"), короткий период работы, стремительное остывание и нежелание воротиться на тот же путь. Стремительность жизни: чиновник-профессор-беллетрист-романист-проповедник-аскет. Дальше и не могло быть ничего. Васильевка в прошлом, Петербург позади, Европа вся истоптана, Палестина уже была. Осталась Москва, и в Москве - умереть, потому что жизнь не велит оглядываться назад, жизнь запрещает возвращаться и повторяться. 
Да и как не умереть. Пушкина, Крылова, Баратынского, Языкова нет, Жуковский ослеп и умирает в Германии, умер даже Белинский - вечный оппонент и восторженный почитатель. Глинка колесит по Европе и тоже скоро умрет. А новые - для нового времени. А его время кончилось, кончилось и в людях, и в идеях, и в делах.
И он умирает - как хотел бы Дон-Кихот, заморив себя голодом. И его лечат как Поприщина. И душа выходит из тела, сбросив ненавистные одежды-маски. Гоголь свободен, но истинный его образ остается неизвестен потомкам. Каждый рисует и лепит на свой манер, придумывая своего Гоголя. И Гоголь перемещается по эпохам, по прежнему не имея ни лица, ни места.
 
Tags: Календарь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments