?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Читая комментарий Зельченко на стихотворение Ходасевича "Обезьяна"
banshur69
С. 52. Среди контекстов, связанных с уханьем совы и филина как знамением войны, следует вспомнить и самый известный.
Фирс. Перед несчастьем тоже было: и сова кричала, и самовар гудел бесперечь.
Гаев. Перед каким несчастьем?
Фирс. Перед волей.
(Чехов. Вишневый сад)

С. 61. "Газеты полны "ужасов пожаров", приучают читателей к слову антициклон, интервьюируют астрономов на предмет отсутствия пятен на Солнце и возмущаются бездействием властей". Это о летних пожарах 1914 г. К сожалению, автор комментария не приводит сами сводки по поводу пятен на Солнце.
Здесь невозможно пройти мимо работы А.Л.Чижевского "Физические факторы исторического процесса", где он прямо пишет: "В таком положении находился вопрос о зависимости между различными состояниями солнцедеятельности и проявлениями органической жизни на Земле когда мы, наблюдая за пятнообразовательной деятельностью Солнца в летние месяцы 1915 года, обнаружили следующий факт: некоторые периоды усиления солнцедеятельности совпадали с развертыванием и усилением военных событий на многих фронтах мировой войны"; "Было ли констатированное нами в 1915 году явление соответствия простою случайностью или же, действительно, существовала какая-либо зависимость между явлениями на Солнце и военными событиями на Земле, но, заинтересовавшись этими странными совпадениями, мы еще тогда сделали первую попытку найти им то или иное объяснение. Полагая исходным пунктом развития всякого события в человеческих обществах центры высшей нервной деятельности, мы прежде всего остановились на вопросе о том, какое влияние может доказывать пятнообразование на поведение человека, который, несмотря на стратегические. дипломатические и пр. тормозы, стремится усилить свою военную или общественную деятельность одновременно с усилением деятельности нашего светила, затем, пользуясь астрономическими данными о Солнце и хронологией истории, можно легко было убедиться в замечательных совпадениях некоторых важнейших событий в жизни человечества за последние 300 лет с максимумами активности Солнца. Но последовавшие вскоре затем события надолго оторвали нас от текущих работ, прекратив выполнение плана намеченных нами исследований". https://www.astrologic.ru/library/chizhevsky/02.htm
Таким образом, из обращения комментатора к газетным сводкам ясно следует происхождение науки гелиобиологии, инспирированной именно пожарами 1914 года и началом Первой мировой войны. Указание Чижевского на 1915 г. как первый год гелиобиологии может относиться только к началу его научных исследований, но не к началу самих наблюдений. См. также брошюру В. Хлебникова "Битвы 1915-17 гг.", где он пытается вывести закономерности наступления войн как климатических событий.

С. 69. В сводке текстов о Шарманщике-Судьбе упущена песня Вертинского "Сумасшедший шарманщик" (1930), в которой вся русская история 1914-1930 гг. предстает песней Шарманщика.

С. 94. Мистические переживания Ходасевича наверняка имеют и лермонтовский источник в "Ангеле":
И звуков небес заменить не могли
Ей скучные песни земли.

Если говорить о моем восприятии стихотворения "Обезьяна" в целом, то я думаю, что это выражение солидарности поэта-нехристианина с существом, которое христианин превратил в раба. Но что это за существо? Обезьяна - родственник, потерпевший поражение рядом с человеком и обращенный им в рабство. Поэтому она пьет воду как Дарий III - царь старого мира, страна которого была покорена Александром Македонским. Обезьяна это собственно и есть старый мир, бывший до человека и человеком попранный. Отсюда понятно, почему у Ходасевича образы обезьяны и серба связаны с началом войны. Серб Гаврила Принцип положил конец всей предвоенной цивилизации, всему прошлому миру. Этот мир хрипит в своем ошейнике и жаждет воды, и ему осталось бы, как Дарию, только пить из грязного ручья, но приходит Поэт. Поэт поит хорошей водой серба, а серб дает напиться обезьяне. Но не сербу, а именно Поэту обезьяна протягивает руку. Поэт протягивает ей руку, как протянул ее только что старому миру, вспомнив о Дарии и Александре. И через глаза обезьяны он попадает в мир, который предшествует их общему с обезьяной миру - в мир светил и волн. Это стихотворение - солидарность Ходасевича со всей довоенной культурой, которая унесена сербом на плече, как бьющаяся в ошейнике обезьяна. И осознание того, что у мира обезьяны и мира Поэта общий источник - пифагорейская музыка сфер. Поэт понимает и обезьяну, и серба. Обезьяна тоже понимает всех. Серб понимает Поэта и не понимает обезьяну. А это означает, что вход в пифагорейский мир для него закрыт.


  • 1
ассоциативный стих

И видит Бог, никто в мои глаза
Не заглянул так мудро и глубоко,
Воистину - до дна души моей.
Глубокой древности сладчайшие преданья
Тот нищий зверь мне в сердце оживил,

И что же происходило в древности?

  • 1