?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Соединяя теорию ритуала с хронопсихологией
banshur69
Пожалуй, в нашем понимании ритуалов древней Месопотамии мы должны вернуться к концепции С.Н.Давиденкова. В книге «Эволюционно-генетические проблемы в невропатологии» (Л.,1947) он пишет, что жизнь в архаическом мире выдвигала на первый план людей художественно-эмоционального типа, формировавших культуру в аспекте синкретического культового действа, каковым и был встроенный в религию ритуал. Кроме того, развитие человеческого общества препятствовало свободному ходу естественного отбора, и вследствие этого инертные, слабые и неприспособленные к жизни люди, страдавшие навязчивыми состояниями и фобиями, получили возможность транслировать свои страхи на поведение и
сознание более сильных членов общества. Поэтому
ритуалы и возобладали в человеческой культуре. Таким
образом, Давиденкову ритуал представляется
объектом психопатологии. Он возникает как следствие
навязчивых состояний у инертных и склонных к
фобиям людей и впоследствии принимает форму культа, создаваемого представителями художественного
типа в качестве обоснования для существования
в обществе слабых и склонных к психическим
болезням его членов. Ритуал в этой концепции является
тормозом эволюции и естественного отбора, и
он же — первое свидетельство возникновения культуры.
Значит, слабость и страх, по этой теории, явились
могучими двигателями культурного развития
человечества, а культура возникает как символическое
средство преодоления естественных недостатков.
Теперь можно подтвердить эту теорию и дать к ней важное дополнение. Недавно У.Габбай опубликовал корпус шумерских плачей, исполнявшихся под аккомпанемент флейты-шем. Все эти 114 текстов содержат типичное описание невроза. Их композиция состоит из трех частей: а) описание гнева божества; б) обращение к божеству не уничтожать города и людей (чаще всего, не затоплять водой); в) просьба к божеству смягчить свое сердце и остудить свой пыл. Интересно, что гневаться может любое божество, и оно же должно обладать способностью успокоиться. Когда божество гневается, то не щадит ни детей, ни стариков. Понятно, что за всем этим стоит страх человека перед гневом бога, и этот страх порождает невроз. Но чрезвычайно интересно посмотреть на календарные даты, когда проводится ритуал с плачем-шем. И оказалось, что, судя по колофонам глиняных табличек, такой ритуал проводится в последние месяцы вавилоно-ассирийского календаря (восходящего к ниппурскому) - Шабату и Аддару. А эти месяцы (конец января-февраль) как раз характерны максимумом сезона дождей. Понятно, что речь идет о неврозе вследствие того самого потопа, который описан в шумерском мифе о потопе (дождь и сильный ветер). Еще одна табличка говорит, что такой ритуал нужно исполнять в первые семь дней месяца Нисану, что тоже понятно - это время половодья Тигра. Итак, невроз возникает не на пустом месте. Но есть и поздние таблички, дошедшие от Селевкидского времени. И в них предписывается исполнять ритуал с плачем в начале каждого месяца и в полнолуние. Значит, это уже страх перед исчезновением луны и перед возможностью луны полной: появится вновь или нет. Невроз расплывается по всему календарю. И одновременно происходит астрализация невроза. Если в вавилоно-ассирийское время плач исполняли именно по причине календарных ужасов, то в селевкидское ужаса ждут от неба.
Таким образом, необходимо связывать трансляцию коллективного невроза эмотивными людьми с определенным моментом времени, связанным с необходимостью адаптации к новым явлениям природы. Давиденков этого не учел, но теперь есть наше понимание, что существует хронопсихология, т.е. что психические состояния существуют в хроносе. Тогда возникает дополнительный вопрос. Давиденков полагает, что невротические состояния и далее ритуалы закрепляют в коллективе художественные натуры. Но что, если дело не в этих натурах, а в самом состоянии коллектива, который переживает одно и то же? Тогда любой может быть транслятором невроза.

  • 1
извините за комментарий, но эта тема мне близка: то, что вы описываете, скорее относится не к неврозу, в том строгом значении, как это есть в психологии, а к ПТСР - посттравматическому стрессовому расстройству. Воздействие ПТСР может передаваться из поколения в поколение, закрепляться таким образом в ритуалах. Но тут тогда не слабость индивидуальной психики, а сила травмирующего происшествия. 47 год это еще детство психологии, тема ПТСР развивается после вьетнамской войны, но сейчас кризисная психология это большие глубокие исследования. Тогда, грубо говоря, получается, что культуру создавали в основном не невротики, а травматики. И это то, что вы пишете: "дело не в этих натурах, а в самом состоянии коллектива, который переживает одно и то же? Тогда любой может быть транслятором невроза".

Большое спасибо за ценное уточнение.

>Тогда, грубо говоря, получается, что культуру создавали в основном не невротики, а травматики.
"Других писателей у меня нет". :-) Если всё население поголовно травматики просто большинство много и тяжело работает и ему не до рефлексий.

" транслировать свои страхи на поведение и
сознание более сильных членов общества. "

Более сильные в каком смысле? физически? Имеется в виду, что у физически сильных людей нет фобий и страхов?

Вы читали Выготского, "Мышление и речь" и "История развития высших психических функций"?

Это было бы Вам более полезно, чем эти мертворожденные теории в духе нового эволюционно-нейропсихологического ницшеанства. "Слабые" "сильные" "препятствует эволюции".

Разум препятствует эволюции. Разум. Потому что если башка есть и можешь камень в руку взять, то отсутствие когтей уже некритично.

Нет, психически сильные. Т.е. люди с устойчивой психикой.

Edited at 2018-08-19 07:02 pm (UTC)

"психически сильный" - вряд ли это научный термин.

- Отсутствие когтей всегда критично. И разум в сём подсказчик и советчик.

В своё время писал о "деревенской" культуре и "городской". Подавляющему количеству селян много больше свойственно одухотворять природную, погодную составляющую их жизни, т.к. именно от медведя, волков или кабанов в лесу, птичек, саранчи в поле, дождей, засухи на дворе в первую очередь зависит их существование и жизнь. В то время, как зависимость от места в обществе и умение общаться в нём находится, пожалуй, второстепенны. В то же время горожанин премного больше зависит от своего места и участия в жизни общества: кому
как куда кланиться, кому и как угождать, где молчать, а где кричать и т.д., в то время, как его (горожанина) зависимость от природы/погоды уже в этом сравнении наинезначительнейшая.
Отсюда духи и силы, которые необходимо постоянно задабривать, которым необходимо угождать и с которыми необходимо договариваться. В первом случае — косолапые, сохатые, ветродуйные и дождеполевающие, во втором — парфироносные, златопогонные, мигалкоездящие (раздающенаделённые).
И в том, и в том случае, конечно, есть и гром-и-молнии, и пожары и просто соседи, и это то, что являеься общим баластом. Наличие внешних обстоятельств требует создание определённого уклада, ежедневного, еженедельного, ежемесячного и ежегодного круга обязанностей и служб. Т.е. все сложные умопредставления, обычия, суеверия и обрядности являются построениями, создаваемыми для обезопасевания себя от самых распространенных и частых угроз.

По крайней мере так я думал(ю) своею неочень-то образованной головой.
И в этом свете мне кажется чрезвычайно занятным переход от страхов ветров/дождей к страхам неба/луны.
Что-то произошло? что-то изменилось? Что явилось "критической массой"?
Ничего не бывает "просто так"

Как раз недавно послал в ВФ статью с критическим анализом социоантропогенетической концепции Давиденкова. Не знаю: примут ли - срок рецензирования ещё не вышел.

Сама идея невропатологического объяснения ритуала - ценное ядро концепции, которое необходимо сохранить, но в целом концепция имеет противоречия. В том числе и то, о котором вы сказали. Давиденков пишет, что 1) «шаман — это неврастеник», вызывающий у себя истерический припадок и (NB!) «заражающий» им других, и 2) «шаманство было когда-то поголовным». Из этих посылок необходимо следует, что неврастения была поголовной. Но Давиденков этого вывода не делает, старательно его обходит, но... неубедительно.

>Из этих посылок необходимо следует, что неврастения была поголовной.
Если неврастения поголовная (ну в смысле распределения Гаусса конечно, то есть процентов 80 населения), то значит, что это не предки были безумны, а мы со своим модерном съехали с глузду. :-)

Так ритуал - это же не просто свидетельство невроза, а способ его преодоления. И далее - само развитие ума диктовалось необходимостью преодолевать врождённое безумие человечества. У животных такой проблемы не было и нет - у них неврозы только экспериментальные, рефлексы работают безупречно.

"...Давиденкову ритуал представляется
объектом психопатологии. Он возникает как следствие
навязчивых состояний у инертных и склонных к
фобиям людей..."

С одной очень важной поправкой: как средство борьбы и преодоления или, хотя бы, уменьшения навязчивых состояний, прежде всего - тревог и страхов.
Ритуалы создают не обязательно невротики, но и совершенно здоровые люди для преодоления или, хотя бы, уменьшения страха и неизвестности. Разумеется, прежде всего - в стрессовых ситуациях. Например, студенческие ритуалы перед экзаменами. :-)
И в первую очередь - в повторяющихся однотипных стрессовых ситуациях. Впрочем, Вы сами об этом пишете: "Давиденков полагает, что невротические состояния и далее ритуалы закрепляют в коллективе художественные натуры. Но что, если дело не в этих натурах, а в самом состоянии коллектива, который переживает одно и то же?

Ну а дальше дурной, пардон, полезный пример заразителен: если помогло одному моему соплеменнику, то почему же не поможет и мне? Индукция, однако.


Edited at 2018-08-25 07:47 am (UTC)

  • 1