banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

След доклада Шилейко в статье И.Г.Франк-Каменецкого

Среди работ египтолога и семитолога И.Г.Франк-Каменецкого есть статья "Пережитки анимизма в библейской поэзии" (1923),  в которой содержится упоминание о неопубликованном докладе В.К.Шилейко "О первоначальном значении семитического El" (Франк-Каменецкий И.Г. Колесница Иеговы. Труды по библейской мифологии. М., Лабиринт, 2004. С. 85). Доклад был прочитан в 1922 г. в РАИМК и произвел на ученого столь большое впечатление, что третья часть статьи Франк-Каменецкого "Световой характер божества" содержит проверку основного вывода Шилейко на библейском и отчасти на египетском материале.
Приведя цитату Пс. 118:27 «Яхве - Бог (el), и он озаряет вас», Франк-Каменецкий пишет: "Это было бы единственное место в Ветхом Завете, где el сохранило пережиточно свое древнее значение, если принять теорию В. К. Шилейко, согласно которой
слово это первоначально служило для обозначения светового божества" (Колесница Иеговы, 101-102).
Таким образом, все, что мы знаем о содержании доклада Шилейко, это его основная идея, что само слово 'el первоначально служило для обозначения светового божества. Нетрудно понять, почему он пришел к такому выводу. Во-первых, как ассириолог и шумеролог Шилейко знал, что само слово ilu "бог" пишется в аккадской клинописи тем же знаком, что и слово "небо", а именно - знаком светящегося небесного тела. Следовательно, если для шумеро-аккадской письменности бог связан именно со светом и свечением небесного тела, то можно предположить связь со светом и самой этимологии слова 'el. Во-вторых, есть огромное число контекстов, в которых семитский Эл-Илу-Элоах-Элохим предстает как связанный с сиянием и светом. Франк-Каменецкий собрал немало таких контекстов: "Исайя (10, 17) называет Яхве «светом Израиля»; в Пс.27, 1 мы читаем: «Яхве - мой свет и мое спасение»; в Кн. пророка Михея (7, 8): «когда я сижу во тьме, Яхве - мой свет». Иногда божество еще конкретнее названо светочем: «ты - мой светоч, Яхве; Яхве озаряет мою тьму»; в другом месте, где воспроизведен тот же текст, мы находим не лишенный интереса вариант: «ты зажигаешь мой светоч»; внесенная поправка, очевидно, имеет целью
устранить непосредственное сопоставление Яхве с источником света. Представление о тесной связи божества со светом сохранилось в целом ряде собственных имен: «Яхве - (мой) светоч», «Яхве - (мой) свет»; «Яхве сияет», «Бог - (мой) свет», «Бог сияет» и др. То же представление лежит в основе поговорки: «свет божий - душа человека»" (Колесница Иеговы, 101). Не исключено, что эти примеры фигурировали и в докладе Шилейко. В-третьих, божество в шумеро-аккадской и семитской мифологиях обязательно связано со славой, харизмой, т.е. у него или вокруг него есть сияние (меламму, кабод). Эти три обстоятельства позволяют толковать слово 'el как связанное именно со светом и свечением.
Однако, если привлекать известные нам представления, в своем основном этимологическом выводе Шилейко оказывается неправ. Во всех семитских языках 'il/'el значит именно общее понятие "божество". Есть попытка вывести это слово из основы 'wl "быть сильным, быть превосходным", что вполне возможно (Botterweck G.J., Ringgren H. (ed.).Theological Dictionary of the Old Testament. Vol. 1. Michigan, 1997. P. 244). Сила и превосходство над человеком - главная черта божества в человеческом понимании. Но сущность слова 'el все же связана не просто с самой силой и превосходством, и для того, чтобы понять истинное наполнение этого слова в самых ранних письменных источниках, следует подойти к вопросу апофатически. Мы не знаем, что есть бог, но мы точно знаем, что такое в аккадском языке beeel la ili "господин без божества". Это беззащитный и вследствие этого несчастный человек. Его преследуют злые демоны, он подвергается порче, выйдя на главную улицу города (CAD I/J, 103). К этому можно прибавить староаккадское имя собственное Шаррукин-или "Саргон - мой защитник", обозначающее то же самое - защиту и покровительство человеку со стороны аккадского царя (который, заметим, не был обожествлен). Таким образом, человек, у которого есть бог, это защищенный и удачливый человек. Следовательно, ilu это прежде всего защитник, обладающий силой, превосходством и незримо присутствующий рядом с человеком.
Но дальше мы вспоминаем, что защита человека богом имеет манифестацию в виде сияния, свечения. Бог изливает свет для того, чтобы его лучи окутали подзащитного. Поэтому у бога есть меламму или кабод. Например, аккадское слово kidinnu,  обозначавшее сияние, магическую силу (от элам. kiten), дало в аккадском kidinnuutu "защита" и даже "экономический иммунитет от налогов" (CAD K, 342-344). Тогда мы понимаем, что Шилейко прав не в этимологии, а по существу. Просто Франк-Каменецкому не удалось уловить все извивы его мысли. В семитском понимании божества действительно обязательно светоносное начало, но потому, что оно есть начало защитительное, берущее человека под свою опеку и сообщающее ему свою силу.
Tags: Наблюдения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments