banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

Сон с Лосевым



О существовании Лосева я узнал в 1987 г; увидев его фото работы Ю.Роста и лаконичную подпись о 93-летнем историке античной эстетики. Я помню, что был глубоко поражен образом философа в академической шапочке и в старых роговых очках, с толстым томом своего научного сочинения в руках. 1 июня 1988 г. я увидел в Литературной газете некролог этого же человека, написанный С.С.Аверинцевым. Меня поразили тогда слова: “Умер великий Пан!” Здесь же было сказано о том, что Лосев был и филологом, и философом, и музыковедом. Я был заинтригован. Накануне моего ухода в армию (4 июля 1988) мне подарили (даже не помню, кто) седьмой том “Истории античной эстстики” в двух книгах, и эти тома не только ушли со мной служить, но и вернулись домой. Осенью в армии мне стало плохо с глазами, меня положили в госпиталь и стали капать в глаза, так что невозможно стало читать. Но я все равно пошел в библиотеку и… нашел только что вышедшую Литературку со статьей А.А.Тахо-Годи о Лосеве (26 октября 1988). Читал, буквально раздирая глаза, борясь с ненавистными каплями. Там было написано, что Лосев – философ имени и мифа, что он историк античной философии и культуры. И вдруг меня как током пронзило: “Свой, родной человек!” У меня и прежде, и потом бывали такие моментальные узнавания своего (например, Бах). И таким же родным стал мне с 1988 года Лосев. Там же, в госпитале, нашел (вот чудо!) его “Античную мифологию”. А в январе 1989-го увидел его во сне. Это был удивительный сон. Я увидел человека в рубашке, шапочке и очках, сидящего напротив меня за большим столом и говорящего странные вещи (о которых я до того думать никак не мог). Лосев говорил об отце Павле Флоренском и о его сыне Кирилле. Вот Павел: он многих наук в деталях не знал, но знал целое, из которого происходят все науки. А Кирилл – тот преуспел в некоторых науках, но понятие о целом имел весьма смутное. Так вот, говорил мне Лосев, ты, когда будешь заниматься наукой, не забывай о целом, которое больше всех наук и благодаря которому только и возможны все науки. Это целое и есть Бог. Я проснулся и сразу же записал свой сон. Придя из армии, я запоем читал книги Лосева: книги 20-х годов существовали в Питере только в микрофильмах (и то не все), с поздними было легче. Выходили публикации в "Студенческом меридиане". Все это было совершенно безотчетно и бессознательно.
К началу 90-х я понял, чем так близок мне Лосев и даже чем он, античник, может быть полезен мне, ассириологу. Философия Лосева была мне малоинтересна. Метафизики своей он не создал, в методе комбинировал Гегеля, Гуссерля, Платона и Соловьева, в идеях паламитство, имяславие, предреволюционный романтизм и символизм. Драка Лосева с советской властью, его надрывная церковность меня не привлекали, потому что и среди атеистов той поры было немало великих имен. Также выяснилось, что молодой Лосев был монархист, европоцентрист и даже скрытый антисемит, что меня, демократа, востоковеда и семитолога, могло бы только оттолкнуть, не знай я его дальнейших работ. Но поздний Лосев, вышедший из книги об античном символизме, представлял уже совершенно самостоятельное и цельное явление как с методологической, так и с идейной стороны. Это был историк европейской культуры, систематически описавший три стадии ее развития (античность, средневековье, Возрождение) как культурно-исторические типы. Его филологическим методом был терминологический анализ с выходом на реконструкцию общественных отношений. Его философским методом стал анализ типов выразительности (эстетический анализ) через изучение тропов литературного произведения и логических конструктов произведения философского. Я понял, что за Лосевым можно идти дальше. Необходимо дать анализ культуры Древнего Ближнего Востока в филологическом и философском аспектах, описав ее также как культурно-исторический тип. Но отличие такого анализа от лосевского будет заключаться в том, что вместо логико-эететического аспекта, присущего античности, на первый план выйдет аспект календарного ритуала, порождающего все остальные формы предфилософского мышления древних. И я пошел по этому пути, соединив его с размышлениями И.М.Дьяконова о необходимости реконструировать систему ценностей для каждого этапа развития древневосточных обществ.
К счастью, живой образ А.Ф.Лосева сохранен для нас Виктором Косаковским. </lj-embed> </lj-embed>
Tags: Сны
Subscribe

  • Гильгамеш и колодцы

    Как Гильгамеш связан с копанием колодцев? Есть такой странный текст: "Если ты станешь рыть колодец, то помяни имя Гильгамеша!" Ну хорошо,…

  • "Глокая"

    В знаменитом высказывании Щербы понятно почти каждое слово. "Глокая куздра штеко бодланула бокра и кудрячит бокрёнка" Куздра и бокр - два…

  • К генеалогии Служкина

    Пушкин: Ленский (антипод - Онегин, дуэль) Гоголь: Манилов Тургенев: старик Кирсанов (антипод - Базаров, дуэль) Гончаров: Обломов (антипод - Штольц)…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments