banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Category:

"Вон бежит собака" Казакова и "Казак" Чехова

У Юрия Казакова есть рассказ "Вон бежит собака". И я часто думал, что уже читал в русской классике подобную историю. Наконец, вспомнил. Рассказ Чехова "Казак".
И там, и там основное событие происходит на рассвете. У Чехова на Пасху, у Казакова летним утром. Есть человек, которому предстоит счастье, и несчастный, нуждающийся в помощи. Есть и препятствие для оказания помощи. У Чехова это мещанин, казак и жена мещанина. У Казакова это рыбак, попутчица и собственное равнодушие рыбака. У Чехова жена запрещает мещанину делиться куличом с казаком. У Казакова рыбак не замечает, что попутчице нужна помощь, поскольку он упоен предстоящей встречей с рекой. Финалы соответственные: у Чехова мещанин ссорится с женой и запускает хозяйство, у Казакова рыбак после трех дней счастья лупит себя кулаком по коленке. В обоих случаях наступает позднее раскаяние. Таковы сходства.
Не менее примечательны и различия. У Чехова герой нуждается в материальной помощи, у Казакова героиня втайне несчастна и очень робко ищет помощи душевной. В рассказе Чехова осознание своего дурного поступка сопровождается у мещанина религиозным страхом: вдруг тот казак был ангел или святой, на Пасху ходивший по земле и испытывающий людей в любви к ближнему. В рассказе Казакова есть только стыд и совесть самого рыбака, заговорившие в нем после трех дней счастья. Наконец, в финале чеховского рассказа мещанин хочет найти казака. А рыбак Казакова не испытывает желания найти свою попутчицу. Его эмоции поверхностны. Он уедет и скоро забудет про тот эпизод.
В общем, понятно, что Казаков занят интериоризацией и секуляризацией чеховского сюжета. На душевную помощь нужно больше времени, чем на то, чтобы отрезать ломоть от кулича. А сожаление атеиста о своем дурном поступке гораздо менее серьезно и продолжительно, чем страх перед загробным наказанием у верующего.
Два рассказа разделены еще и удивительным рефреном, давшим начало рассказу Казакова. "Вон бежит собака!" Он семь раз повторяет эту фразу как стихотворную строку или как заговор. Для него это формула счастья - собака на утренней росистой траве перед погружением в рыбную ловлю. Но это тоже чеховский прием, ср. повторение "У лукоморья дуб зеленый" в пьесе "Три сестры". Некое ритмически организованное высказывание, связанное с эмоциональным состоянием человека. Новаторство Казакова по сравнению с Чеховым только в том, что здесь дано не припоминание давно известных стихов, а случайное ритмическое расположение слов, маркирующих впечатление. Рыбак создает свое одностишие, не отдавая себе отчета в том, что он его сейчас создал.
Tags: Наблюдения
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments