banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

"Кабаре Декаданс"

...А с театром "Особняк" я решил поступить иначе. Не смотреть на историю, не запоминать фамилии актеров, а если случайно запомнились - выбросить из головы. Режиссеров тоже не помнить. Приходить только на само действо. Ни с кем не обсуждать. Не оставаться с актерами после. Нет. Надоели мне эти премьеры премьеров, толпы, идущие не на спектакль, а на актера, на модного режиссера, на модную концепцию...
Вчера был на "Кабаре Декаданс". Пахло Новым годом. Зрители сидели за столиками с шампанским, ели шоколад. Горели свечи. На сцене висели женские платья и костюмы. Шампанское разливал официант в гриме печального Пьеро. Он же впоследствии оказался одним из двух актеров кабаре. Начало мне понравилось. Это та самая вешалка, с которой начинается театр.
Потом свет в зале погас. Началось действо, состоявшее из мимики Пьеро и голоса Коломбины. Коломбина пела Вертинского в первом акте и Марлен Дитрих во втором. Я по привычке хотел отвлечься от актеров, но опыт уже не позволил смотреть на них как в первый раз. Наталья Эсхи покорила меня в "П. Гюнте" полигендерностью своих образов, а Константин Гаёхо показал мне настоящего, и потому неожиданного Астрова в миксере трех чеховских пьес. И теперь, смотря на него, то разливающего шампанское, то пьющего напитки за столиком сценического кабаре, я думал, что он и фактурой, и пластикой, и своим голосом (которого не было в сегодняшнем спектакле) был бы идеальным Гоголем, если бы театру вдруг случилось поставить что-то фантасмагорическое. А смотря на актрису, я подумал, что с ней хорошо бы ставить Орландо.
Актриса пела. Удивительное дело - вместо пения в игре, так органичного для актеров, она решила петь как певица. Голос местами резок, на верхах хорош, а вот в середине диапазона даже неприятен. И эту неприятную интонацию она демонстрирует очень уместно. Точно тогда, когда это нужно. Актер вовсе нем. Он или пьет напитки (сколько же он их выпил за спектакль! Шампанское, пиво, шнапс и даже кефир), или ходит по сцене, или танцует с актрисой, или внезапно одевает ее в висящие на сцене платья.
Актриса пела Вертинского. "Бал Господень" хорош игрой рук, голос был менее выразителен. Потом пошли всем известные вертинские шлягеры, они звучали неплохо. Затем начисто был провален "Дни бегут". Слишком быстро, плохо по дикции, скомкана интонация. Этот провал врезался сильно, потому что именно здесь я ожидал триумфа. А когда вместо плюса жирный минус - это, согласитесь, запоминается.
И вдруг - внезапно - "Пикколо-бамбино". Актриса ушла от Вертинского в какую-то свою боль и тайну, и произошло то, ради чего мы и приходим в театр. Образ отделился от актера и пошел путешествовать по залу. Мы видели одновременно и умершую балерину, и плачущего клоуна, и еще каких-то людей на похоронах... Их было немного, но все видны. Я тотчас же понял, что присоединен этим образом ко всеобщему воодушевлению зала, что мы сейчас видим не разное, а одно и то же, и после этого будем долго вспоминать, что же произошло тогда на кладбище и как Он запоздало любил Ее. Аплодисменты были сумасшедшие. И другими они быть не могли, потому что в этом эпизоде к нам прорвалась сама истина искусства.
Потом было много хорошего. Но главное мы уже видели и ощутили.
Во втором акте - непрерывная смена платьев и костюмов. Попытка концерта. Попытка абсента. Попытка Голливуда. Все это перемешано с войной и угрюмым пьянством по Ремарку. "Лили Марлен" прозвучала ожидаемо. "Мэкки-Нож" был более задорен. Ради танцев внезапно привлекли из зала мужчину, который после одного тура остался одиноко стоять, не получив знака, что делать дальше. Наконец, ему надоело, и он сел на стул перед самой сценой.
Чем закончился спектакль? Этим ли мэккинайфом или еще чем-то - даже не помню. Ах, да. Закончился он тем, что шампанского на столах не оставалось, конфеты были съедены, свечи погашены, а костюмы, побывавшие на актрисе, ушли за сцену в окружении красного света.
Мы сидели и не хотели расходиться, потому что чувствовали себя попавшими в сказку. И не желали, чтобы она заканчивалась. Но выйдя из театра, я подумал, что обе сказки закончились очень плохо. Сказка Вертинского - Первой мировой и гражданской, а сказка Дитрих - Второй мировой. Кабаре были преддверием двух катастроф человечества. И значит - лучше вовремя выйти из этих сказок. Привет Вуди Аллену. Полночь в Париже лучше провести в своем времени.
Tags: Впечатления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments