?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
О значении смерти В.К.Шилейко для истории и востоковедения
banshur69
За много-много лет сидения в разных архивах выяснил, каково было значение смерти В.К.Шилейко (5.10.1930) для отечественной истории и востоковедения.
1. Клинописная коллекция ГМИИ им. Пушкина осталась без квалифицированного исследователя и публикатора, и большинство табличек этого собрания не издано до сих пор.
2. В.В.Струве, который к концу 20-х годов знал только азы клинописи, стал восприниматься научной общественностью как полноценный ассириолог, что в отсутствии контроля и конкуренции позволило ему делать обобщения, основанные на плохо прочитанных и понятых текстах. Это привело к докладу 1934 г. о рабовладельческом строе древнего общества, основанном на интерпретации хозяйственных текстов 3 династии Ура. Понятно, что при живом Шилейко такой "слепой" (т.е. без ссылок) доклад просто не мог бы состояться.
3. Единственный ассириолог, ученик Шилейко А.П.Рифтин был лингвистом и не участвовал в исторических дискуссиях. Насколько понятно из архивных данных, свое издание старовавилонских хозяйственных текстов он готовил в постоянных консультациях с Шилейко, а после смерти последнего не выпустил ни одной самостоятельной статьи по ассириологии, закончив научную карьеру последователем марровского учения о языке.
4. Ту часть книги об Иштари и Исольде, которую консультировал Шилейко, Марр передал Струве и Франк-Каменецкому. В ассириологической части они смогли не очень много и постоянно оговаривались, что данные получены ими от Шилейко. Но Струве принял марровскую теорию "яфетической Иштари" по недостатку знаний, а Шилейко бы в том же проекте ее опроверг.
5. Университетская ассириология в Ленинграде началась Рифтиным в 1934 г. и просуществовала до февраля 1945 г., т.е. до момента его смерти. Рифтин обучил Дьяконова и Старкову. Дьяконов преподавал в университете в 1946-49 гг. и подготовил там только одного специалиста. После этого ассириология и история древнего Ближнего Востока в России полностью ушли в академическую науку. Только в Институте востоковедения на семинарах Дьяконова и Старковой можно было научиться профессии ассириолога или гебраиста в полном объеме. Струве, создавший кафедру истории древнего Востока в 1952 г., не был способен к полноценной подготовке ассириологов, а основной преподаватель ассириологии доцент Л.А. Липин и вовсе отличился: взял хрестоматию и словарь Делича, перевел с немецкого на русский и поставил на этом издании свое имя. После чего на всем предприятии можно было поставить жирный крест.
Теперь Дьяконова нет, нет и основной части его сотрудников, сектор Института востоковедения больше не является учебной лабораторией. Кафедра древнего Востока пришла в полный упадок, поскольку на ней не работают специалисты-ассириологи.
Теперь представим себе, что Шилейко был бы жив после 1930 года. Во-первых, в 1929-м он окончательно переехал в Москву, и там он, разумеется, стал бы преподавать ассириологию в одном из вузов, совмещая преподавание с изданием музейных текстов ГМИИ. Зная о его существовании, Струве был бы более осторожен в изложении своих взглядов на историю, и рабовладельческая теория вряд ли выглядела бы так, как она была подана, а может быть, и вовсе не состоялась бы. При живом Шилейко Рифтин не уклонился бы в марризм, а продолжал бы работать как ассириолог (диалог между специалистами - великий стимул к работе). Не исключено, что Шилейко приезжал бы в Ленинград и продолжал преподавать в ЛГУ.
Вот что такое личность одного человека и его смерть.
Но существует одно НО: Шилейко никогда не был бы лоялен к извращениям Советской власти. А это означало бы его арест в конце 30-х годов. Шилейко никогда не пошел бы по пути формационных спекуляций, оставаясь в границах самой науки. А это означало бы его изоляцию и в перспективе все тот же арест. Куда ни кинь - будущего для такого человека история России не предоставляла. И вот тут задумаешься о провидении.

  • 1
Почему Вы не работаете на кафедре древнего Востока?

Потому что я не занимаюсь социально-экономической историей. Работая на кафедре семитологии, можно готовить ассириологов-гебраистов и читать курсы по литературе и религии. Просто разная специфика кафедр. И она идет от Струве.

Это выглядит так, как если бы на кафедре классической филологии занимались только социально-экономической историей античности, а специалистов по литературе готовили на кафедре романской филологии. Я думал, что особенность Восточного факультета и состоит в единстве истории и филологии.

Так было всегда в истории. Настоящих специалистов - единицы, причем для современников они малопонятны. Только энтузиазм мифа про "широко шагающий прогресс" может способствовать ожиданиям широко понятным и понятым ассириологии, медиевистики, психоанализа.
И в этой особенности любая филигранная ступень науки сродни эзотеризму.
Бейсик - гениальная придумка англо-саксов, они возглавили то, что витало в воздухе.

"Настоящих специалистов - единицы, причем для современников они малопонятны". Времена Ключевского-Соловьева давно уже в прошлом. Ныне историки напоминают эзотерический орден, владеющий неким сакральным знанием, недоступным 99% населения планеты. Их узкопрофильные конференции никому неизвестны, их монографии с новыми научными открытиями расходятся минимальными тиражами и практически не доходят до широкого круга читателя. И уж далеко не все они ведут жж. Оттого народ черпает представления о прошлом из кино, и от букшково-радзиноских.

ну, это совершенно нормально, как мне кажется. Спецы сидят на кафедрах и вещают тем, кто выбрал их специальность, поступая в вузы. И совсем другого уровня спецы сидят на "фабриках иллюзий". Вторые политически ангажированы в любом случае. Первые зашорены и составляют узкую снобскую касту.
Вопрос только один: "и куды бедному хрестьянину податься!?"- а именно, если глубже - КАК составить нынче цельную картину мира, если все за стеклянными перегородками ведомств?

Уповают отдельные озабоченные (Карен Армстронг, например) - на писательскую среду.

Как по мне, эта та же фабрика иллюзий...

  • 1