banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

Дальнее родство и семантические переходы

При сравнении языков далеких семей следует учитывать изменение значений родственных слов. То есть, семантические переходы. Особенно это важно при сравнении с языками-изолятами. Такой метод называется этимостатистикой.С.А.Бурлак пишет:

"Еще один способ определения временн{о/}й глубины дивергенции языков — так называемая этимологическая статистика (этимостатистика) или корневая глоттохронология. Эта методика (разработанная одним из авторов данного курса — С.А. Старостиным, см. [Старостин С. 1989b]) исходит из того принципа, что корни, как и слова, имеют определенный срок жизни в языке и некоторую стабильную скорость выпадения, а также из того, что в любом тексте мы можем встретить фиксированное число наиболее частотных в данный момент времени корней. Выделив такие списки корней (а их в принципе может быть произвольное количество, поскольку объем текстов не ограничен), мы можем посчитать процент этимологических совпадений с ними в другом родственном языке и таким образом также измерить расстояние между сравниваемыми языками. Данная методика имеет как свои плюсы, так и свои минусы:

1) С одной стороны, мы не ограничены каким-то заранее заданным списком значений и не должны выбирать "основное" слово, выражающее данное значение в данном языке. Совпадение между нем. Hund `собака' и англ. hound (`охотничий пес') будет достаточным для того, чтобы установить факт тождества: главное в этимостатистической методике — это чтобы корень сохранялся в обоих сравниваемых языках, и требование полного совпадения значений не является обязательным.

Это чрезвычайно существенное достоинство, поскольку если для некоторого значения в языке существует несколько синонимов, то различия в выборе представителя данного значения в стословном списке могут привести к разным датировкам.

Кроме того, этимостатистический анализ позволяет повысить надежность выводов, давая возможность получить для каждой пары сравниваемых языков серию результатов (для которых можно вычислить математическое ожидание и возможные пределы отклонений) любой длины, поскольку количество текстов в принципе неограничено.

Еще одно важное достоинство этимостатистического метода состоит в том, что он позволяет получить более надежные, чем глоттохронология, результаты при датировке распада праязыков макросемей: отдаленно-родственные языки насчитывают лишь 5-10% совпадений по стословнику (что близко к статистической погрешности), доля же совпадающих корней значительно выше — около 15-20%.

2) С другой стороны, для применения этимостатистики требуется хорошо разработанная сравнительная фонетика и этимология сравниваемых языков; необходимым является наличие хороших этимологических словарей. Поэтому для мало изученных и неполно описанных языков данная методика фактически неприменима — в отличие от классической глоттохронологии, для которой достаточно гораздо меньшей степени изученности.

Отметим, впрочем, что изложенная выше методика глоттохронологии также предполагает предварительное установление соответствий между языками — хотя бы для того, чтобы можно было отделить заимствованные слова от исконных. В принципе оправдано и применение глоттохронологии без предварительного изучения сравнительной фонетики — но лишь для того, чтобы ориентировочно разобраться в классификации языковой семьи и очень приблизительно определить масштабы ее глубины. Только после тщательной сравнительно-исторической обработки данные глоттохронологии могут использоваться для более точной датировки языкового распада.

Основные постулаты этимостатистики таковы:

1. В каждом языке имеется определенное число исконных корневых (NB: не служебных и не клитических!) морфем. Под исконными понимаются морфемы, не заимствованные за период независимого существования языка, — т. е. период, когда язык существовал независимо от того языка, с которым производится сравнение: если сравниваются славянские языки между собой, слово хлеб может быть использовано, поскольку оно было заимствовано в праславянский, если же славянские языки сравниваются, например, с кельтскими, слово хлеб должно быть исключено из рассмотрения, поскольку оно было заимствовано в тот период, когда славянские и кельтские языки развивались независимо. Число таких морфем для любого живого разговорного языка, по предварительным оценкам, не превышает 2-3 тысяч.

2. Такие корневые морфемы характеризуются различной частотностью — т. е. вероятностью встретиться в произвольном языковом тексте.

3. Частотность некоторой корневой морфемы в данном языке в данный момент времени t есть стабильная величина, не зависящая (или мало зависящая) от характера выбираемого текста. (Разумеется, в тексте, специально посвященном некоторому объекту, его название будет встречаться гораздо чаще, чем в среднем, но при анализе большой выборки или нескольких выборок морфем влияние таких "всплесков" частотности на итоговый результат уменьшится до пренебрежимо малых величин.)

4. Все корневые морфемы обладают свойством "старения", то есть постепенного снижения частотности до нуля (после чего корень считается исчезнувшим из языка). При этом, однако, скорость выпадения различных корней неодинакова (как и слова, корни делятся на более устойчивые и менее устойчивые).

5. Корневой состав языка распадается с равномерной скоростью (т. е. из определенного набора корней, характеризующихся заданной частотностью, за промежуток времени t выпадает фиксированное количество корней)".

Вот несколько примеров этимостатистики по сравнению шумерского с учетом семантических переходов:


Borean (approx.) : KVKV
Meaning : peg, nail
Eurasiatic : *ḳUjḳV peg, nail (cf. also *kikV 'bite', *ḳVkV 'break, peck')
Amerind (misc.) : *kiko 'tooth' (R 779) =

= gag [NAIL] (304x: ED IIIb, Old Akkadian, Ur III, Old Babylonian) wr. ĝešgag; gag; urudgag "arrowhead; peg, nail" Akk. sikkatu; ūşu (Знак GAG может читаться и KAK)

Если я буду искать слово на claw, то будет umbin. А оно, оказывается, на nail. Причем в шумерском это колышек, гвоздь, а вовсе не ноготь-коготь.

Еще пример.

Proto-Sino-Tibetan: *ʔʷīj (s-)

Sino-Caucasian etymology: Sino-Caucasian etymology
Meaning: blood
Tibetan: yi spirit.
Burmese: swijh blood, LB *Sujx.
Kachin: sai2 blood.
Lushai: thi blood, KC *thi.
Lepcha: vi
Kiranti: *hì
Если я буду смотреть на blood, то будет mud и не сойдется. А если на spirit, то и получим шумерское zi, shi "душа, жизнь".
Третий пример.
Proto-Sino-Tibetan: *mrĕŋ
Meaning: cry (of animals, birds)
Chinese:
*mreŋ cry of birds, sound of animals generally.
Tibetan: smreŋ, smraŋ word, speech.
Burmese: mrań to sound, cry (of birds) =
=
шум. mušen, mutin "птица".
Если бы я смотрел на bird, то не нашел бы. А вот cry of birds выдал мне четкое соответствие.
Tags: Наблюдения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments