banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

Мои реплики по поводу тезисов С.Б.Криха о конструкции нового образа древнего мира и ответы на них

https://www.academia.edu/12599844/%D0%A0%D0%B0%D0%B7%D1%80%D1%83%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B0_%D0%B8%D0%BB%D0%B8_%D0%B5%D0%B3%D0%BE_%D1%81%D0%BE%D0%B7%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D1%8B_%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B8_%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D0%B3%D0%BE_%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0_%D0%B2_%D0%BF%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC_%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B0%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8_Problems_of_Ancient_History_in_Post-Soviet_Teaching_Deconstruction_or_Construction_of_Image_2015_

В.Е.:Прочитал дискуссию и хочу вот что сказать. Ни к чему вернуться нельзя, как вообще в жизни нельзя даже один раз войти в ту же воду. Вода всегда течет, даже тогда, когда ты в ней стоишь или плывешь. Прежняя картина мира, назовем ли мы ее позитивистской или марксистской, разрушена, новая еще не собрана. Придумать искусственные идеи и картины можно, но они не будут жизнеспособны.На мой взгляд, сейчас идет интенсивный сбор фактов, к которым применяются новые частные методики. Важнейшей чертой нашей эпохи является компьютерная обработка текстов, дающая более объемный взгляд, потому что сеть баз данных образует гипертекст. Можно сопоставлять тексты различных жанров и эпох по критерию одной общей формулы или словосочетания. Научиться добывать максимум сведений на нескольких уровнях компьютерного анализа сейчас важнее, чем формировать какой-то образ исследуемого объекта, заведомо предвзятый и неполный. Что же касается преподавания, то критерием здесь всегда является интеллектуальная честность лектора, который не станет разбавлять материал своими произвольными допущениями и фантазиями, а попытается представить материал исходя из источников, которыми он располагает. В тех местах, где нужно рассуждать слишком общо, он сошлется на существующие теории, а там, где он не знает, честно признается, что не знает. Если же у него самого найдутся идеи, дополняющие или поправляющие уже известные теории, то он и выскажет их в порядке прибавления к основному курсу, отдельно это оговорив. Не будем бежать впереди современной истории. Пусть в ней самой образуются такие силы и настроения, которые со временем переменят в глазах современников образ прошлых времен. Выразителем этих сил станет новая философия. Ученый же, как всегда, отнесется к общему со скепсисом, но полезные частности возьмет себе в работу.
С.Б.К.: Владимир Владимирович! Спасибо за мнение. Вероятно, на определённом этапе дискуссии должен появиться новый участник, который скажет, что сама дискуссия бесполезна и надумана. Я тоже уважаю Гераклита, но не думаю, что отсылка к нему здесь релевантна. Так всё можно довести до абсурда. Продолжая работать над статьёй на следующий день, я не начинаю всё заново, потому что panta rei и нельзя дважды войти в одну и ту же методику. Что же касается методологии, то по сути Вы апеллируете к естественному развитию науки: делайте своё дело, а остальное приложится. А если начинаете думать о том, как вы его делаете, то это всё от лукавого. Тем самым, Вы примыкаете к тем участникам дискуссии, которые апеллируют к эволюционному развитию науки и естественности научной методологии. А по сути отрицают, что какая-то методология как отдельная сфера в науке существует. Потому что быть честным и ответственным - это не методология, это базовые основы даже не профессии, а общества. Мне же лично кажется странным, что обсуждение методологии названо искусственным - и это в сфере интеллектуального труда! Я вот немного знаком с работой архитекторов, никто из них не скажет: вы обсуждаете принципы строительства, ну что вы за выдумщики, надо просто строить, а тут ещё компьютерное моделирование появилось, так оно нам само даст ответы на все вопросы, надо только подождать. Я рискую впасть в примитивную афоризматику, но если не обсуждать методологию и ждать, что она сама изменится, то она изменится, но лишь потому, что её будут обсуждать другие.
В.Е.: Сергей Борисович, Ваше сравнение неправомерно. Творчество и исследование это разные процессы. Архитектсор конструирует то, чего нет, а ученый пытается открыть то, что уже есть. Ученый, на мой взгляд, обязан всматриваться в мир, а не навязывать ему что-то сверху. И вопрос научной методологии это вопрос наиболее рациональной обработки группы фактов, а не вопрос мировоззрения. Да, я апеллирую к естественному развитию общества, философии и науки. Но это, возможно, оттого, что по натуре я созерцатель, а не деятель. Мне интересно распознать имеющуюся закономерность, а не использовать ее в построении некоей правильной с моей точки зрения картины мира. Образ древности будет таков, каков будет образ современного человека. В этом смысле все предсказуемо. Но наука преодолевает все картины мира и идеологии, она истинно непредсказуемая субстанция и открытая система. Поэтому мое упование на саму науку, а не на отдельно взятую методологию.
И.А.Ладынин: С этой позиции вообще не надо писать ни монографии, ни статьи, надо только публиковать источники, причем по возможности только в автографии (транскрипция - тоже не чистое созерцание, а интерпретация с позиций современного языкознания текстов, написанных принципиально иными системами письма).
С.Б.К.: Иван Андреевич! Только в фотокопиях, желательно, сделанных роботом. Автография уже подразумевает определённое понимание того, что есть след знака, а что - более позднего вмешательства, например. Владимир Владимирович! Я, конечно, согласен с тем, что исследователь не должен навязывать миру что-то сверху - хотя это очень предвзятая формулировка (кто бы с таким согласился), но ведь исследователь - в миру, скажем так. И если он не признаёт этого, это не значит, что мир не влияет на его творчество. И это, кстати, совсем не значит, что мы не влияем на мир своим исследованием. Я не отрицаю необходимости научной корректности - иначе о какой науке тогда может идти речь, но стараюсь подчеркнуть, что этот процесс неоднозначен, и что проблему субъективности в исследовании нельзя решить просто минимизацией участия познающего субъекта - в таком случае из познания улетучится сама его цель. Хорошо, не будем спорить о сравнениях, иначе это далеко нас уведёт от темы. Отстаивать сходство меж архитектором и историком было бы соблазнительно, но не слишком полезно для сути разговора. В принципе, это допустимая позиция - сводить методологию к методике, потому "наиболее рациональная обработка группы фактов" - это превосходное (на мой взгляд) определение методики. А вот то, что заставляет исследователя считать именно эти факты группой - это уже методология. Если Вы полагаете, что на этом уровне довольно и здравого смысла - это позиция, просто я её не разделяю, но она вполне возможна и даже может быть вполне действенна, почему нет. С этой точки зрения, действительно, о каком моделировании нелинейного образа может идти речь.
В.Е.: Сергей Борисович, как раз сейчас я работаю с клинописью, которую делает на основе транслитерации машина. У робота масса непониманий, особенно когда знаки похожи. Поэтому без автографий пока не обойтись. Но автография не предполагает никакой абстрактной картины мира. Исследователь просто должен знать чтения и значения знака. То есть, он следует сугубо частной методике дешифровки и записи клинописного текста, которую нельзя распространить на другие письменности. Если же говорить о палимпсестах в клинописи, то как раз без машин тут обойтись невозможно. Табличку ставят под определенное излучение, и только тогда просвечиваются все следы знаков. И опять это никак не связано с картиной мира, а только с частной научной методикой и с развитием технических средств. Нужно, как мне представляется, развести между собой картину мира, методологию и методику. Что такое методология в изучении древнего Востока? То, что мы говорим про формации Струве и Мейера, не есть методология, а как раз связано с мировоззрением ученого, ориентированного на злобу своей эпохи. Но есть, например, методика Перепелкина - изучать исторические изменения через изменения в орфографии. И эта частная методика для определенной группы текстов оказалась эффективной. Есть частная методика Большакова, описавшего структуру староегипетского гробничного комплекса. А вот в российской ассириологии свои частные методики - например, дьяконовская, когда считается объем пахотных площадей, определяется размер храмовой земли и общинной земли и сопоставляется с количеством населения. Это и есть наука как таковая. Все, что на нее накручивается потом, может быть сколько угодно общей картиной. Но этой картине все же предшествует частная методика.
И.А.Ладынин: Метод Большакова ни в малейшей мере не частный. На основе анализа соотношения в памятниках между текстом и изображениями, а также той содержательной нагрузки, которую несут на себе первый и вторые, он делает выводы об эволюции древнеегипетского мировоззрения в целом (в частности, с точки зрения такого фундаментального момента, как ощущение людьми степени своей зависимости от богов). Он именно что строит схему большой протяженности, и сказать, где грань между его "частными методиками" и построением такой схемы, невозможно. Они в органическом единстве.
В.Е.: Метод частный, но выводы значительные, хотя и применимые лишь для египтологии. Метод Большакова хорош именно для соотнесения текста и изображения в египетской гробнице. Для соотнесения текста и изображения в шумерской глиптике или ассирийском рельефе он уже не годится.
В.Е.: Что касается гипотезы нетождества, то ни Берлев, ни тем более Перепелкин не стали источниками этой гипотезы в мировой науке. Она сама пришла к ней в результате использования сугубо частных методик и сплошной расписки текстов, с небольшим прибавлением психологии Пиаже (по крайней мере, так произошло в ассириологии, о чем я пишу в своей статье "Антропологический поворот в науках о древнем Востоке", здесь опубликованной). Да и в советской науке внятно заявил о ней впервые М.И.Стеблин-Каменский в книге "Мир саги".
И.А.Ладынин: Речь, разумеется, не о теории нетождества в целом, речь о той версии теории нетождества, которая формулируется у Большакова. Согласно ней, нетождество древнего и современного сознания не в качественной разнице между принципами посроения суждений в том и в другом, а в разном проведении границ между объективным и субъективным. Для современного человека сон и спонтанные воспоминания - плод работы сознания, субъективное; для человека архаики - наблюдение особого плана реальности, объективное. Такой подход позволяет обойтись без постулирования существования в древности качественно иного типа мышления. Он плодотворен и, насколько я знаю, оригинален. И опять же, это много больше, чем частная методика.
В.Е.: Не для всякого современного человека и не во всякий момент времени сон это субъективное. Бывают вещие сны. А та качественная разница не распространяется на Месопотамию, поскольку там субстанции, находящиеся внутри личности, не рассматривались как что-то совсем отдельное от человека. А сон считался сном, т.е. состоянием, отличным от реальности. Экстравертированная культура проводит границы иначе, чем интровертированная. И опять видим, что теория вышла из частной методики (психология восприятия КА) и существует только в узких границах египтологии.
Tags: Размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments