banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

18 февраля. Берлев



Его сегодня некому поздравить. Он лишился родителей в возрасте четырех лет. У него не было детей. Его родственники неизвестны. Его могила находится на дальнем участке петербургского Южного кладбища, и никто уже не помнит, как к ней пройти. Там же с зимы 2005-го покоится и его жена - великий коптовед Алла Ивановна Еланская. Остались книги, статьи, библиотека и картотека. Вечера его памяти в Москве несколько лет подряд проводила Светлана Измайловна Ходжаш. Но теперь и ее нет. Впрочем, заупокойным жрецом Берлева выступает с недавних пор сама наука египтология: в Англии был выпущен том его памяти.
Нужно ли его представлять? Олег Дмитриевич Берлев, великий русский египтолог, историк общественных отношений, ставший в последние десятилетия жизни религиоведом и культурологом. 

За подробностями его жизни и научной деятельности можно обращаться вот сюда http://pvcentre.agava.ru/personal/berlev.html. Здесь - только мои воспоминания.
1992 год. Коридор Института востоковедения. Мимо меня идет невысокий человек в темно-синем костюме и с темно-синими глазами, погруженный в себя. Я жду именно его. Уже четвертый год самоучкой читаю египетские тексты: сперва Сказку о потерпевшем кораблекрушение, потом фрагменты пирамиды Унаса, потом короткие надписи на жертвенниках. Хожу к А.С.Четверухину за консультациями. Он смотрит, советует какую-то литературу. Однажды случилось неожиданное: не смог ничего ответить, задумался. А потом сказал: "Тут надо к Берлеву". Дальше послать было уже невозможно.
Я останавливаю темно-синего человека и спрашиваю, не он ли Олег Дмитриевич Берлев. Он поворачивается ко мне, но взглядом скользит сквозь меня. Да, это он. Задаю свой вопрос. Скользящий взгляд превращается в направленный. Задаю другой. Из темно-синих глаз вылетают огоньки, лицо озаряется внутренним светом, внезапно руки становятся крыльями, тут он поворачивается на секунду в профиль - и я вижу, что он птица и сейчас взлетит. А, так с ним можно летать. Как хорошо! И через несколько минут мы летим уже вдвоем. Так все началось.
А потом... Потом была необыкновенная дружба. Дружба-беседа ? Дружба мэтра и аспиранта? Не то, не то... Я открывал рот, а он уже досказывал мое предложение. Он начинал говорить - и с полуслова замолкал, потому что чувствовал, что я уже проговорил в себе окончание его идеи.
Нам было весело и легко друг с другом. Я приходил из школы (где тогда работал) в институтскую библиотеку - а в углу читального зала, перед окном, уже сидел он с кипой ассириологических журналов, которые только что пришли в институт и которые он выписал на мое имя. "Как, Вы еще не знаете этого? Невозможно! Исследование не состоялось, пока не изучен последний источник! Вы ведете картотеку? Нет? Простите, а как Вы собираетесь жить дальше? Не умеете? Так я покажу... У нас очень хороший институт, все работают дружно, никаких склок нет, Вам у нас понравится... Вот только уберите из египтологии слово "великолепно", это несовершенная наука... А что у вас значит царская власть? А что такое у вас город? А были переписи населения? А сколько комнат в Вашей квартире? Три? Как хорошо, сколько ящиков с карточками можно поставить! А у меня всего две, еле вмещаются".
И вот так он пестовал меня до конца 1993 года. Смотрел острым, требовательным взглядом, подкладывал и подкладывал литературу, проверял египетские переводы, задавал массу вопросов по моей специальности. А потом мы летали, летали... То, что мы тогда увидели в полете, я никогда не расскажу, потому что в полете масштаб вещей и людей меняется.
А в 94-м он исчез из нашего суетного мира, и с той поры существовал для всех только голосом в телефонной трубке, и то несколько раз в году. Задаешь ему вопрос - он начинает отвечать, а потом словно спохватывается и говорит: "Ну, дальше это уже Ваше дело". "Почему же мое, Олег Дмитриевич, я же не египтолог?" - "Но Вы историк Древнего Востока, и по-египетски читаете, разберетесь". Разумеется, это было своеобразное легкомыслие гения - думать, что ассириолог сможет решить египтологическую проблему. Хотя... Берлев ведь вел шумерскую картотеку в бытность референтом у Струве. Несомненно, что если бы он выучил клинопись и языки Месопотамии, то и будучи египтологом смог бы решать наши ассириологические задачи. Уж такой это был человек.
 
Все его работы можно найти здесь http://www.egyptology.ru/berlev.htm
Tags: Встречи. Календарь
Subscribe

  • Мир второй

    Кажется, что Глазков написал это в 1939 году о мире интернета и соцсетей. Особенно ясно понял это сейчас на прогулке, видя, как в…

  • Время и вечность в Египте и Месопотамии

    По-моему, очень интересный и убедительный доклад Дарьи Зиборовой. Соотношение египетской категории джет с греческим айоном, а нехех с хроносом…

  • Мудрость

    Много лет назад один мудрый человек сказал мне: "Мы будем воспринимать и обсуждать только то, что было сделано". Это очень глубоко. Мы ведь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Мир второй

    Кажется, что Глазков написал это в 1939 году о мире интернета и соцсетей. Особенно ясно понял это сейчас на прогулке, видя, как в…

  • Время и вечность в Египте и Месопотамии

    По-моему, очень интересный и убедительный доклад Дарьи Зиборовой. Соотношение египетской категории джет с греческим айоном, а нехех с хроносом…

  • Мудрость

    Много лет назад один мудрый человек сказал мне: "Мы будем воспринимать и обсуждать только то, что было сделано". Это очень глубоко. Мы ведь…