banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

Еще о Любимове

Любимова нельзя воспроизвести или транслировать.
Товстоногова, Станиславского, Эфроса - можно: через телеспектакли и книги.
Любимов ничего не написал, кроме "Записок старого трепача", где совсем не о театре. Ничего учительного.
Любимов не создал своей эстетики, Таганка эклектична, о чем сообщают 4 портрета на входе.
Любимова нельзя посмотреть в кино и на телевидении (парадокс: единственный телеспектакль "Десять дней...", записанный на ЦТ в 1987 году, не режиссировался своим создателем, который тогда жил за границей, и даже имени его нет в титрах).
Любимов репетировал своеобразно. Встаньте туда, пройдите так, скажите это вот туда. Представьте себе, что этот негодяй - начальник месткома (вариант: управдом, парторг, коммунист). То есть, его репетиции по форме не были интеллектуальными, их нельзя было фиксировать как связный текст. Когда Любимов на репетициях по памяти произносил стихи, то на половине строфы сбивался и говорил "и так далее", или вовсе жестикулировал. С памятью на тексты у него было не все хорошо. Но из всех этих пространственных манипуляций, пластических этюдов, цирковых номеров, свободных ассоциаций на темы современных конфликтов рождались гениальные спектакли.
Поэтому Любимов не только не транслируем, но и невыразим в слове как идея. Может быть, у его эстетики есть какая-то геометрическая фигура или музыкальная тема. Но как вербальный опыт любимовское невозможно.
Tags: Размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments