banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

5 октября 2014 г. Спасибо, Юрий Петрович!

Высоцкое пророчество не исполнилось. "Тебе когда-то перевалит за сто" не случилось. "И мы споем: "Спасибо, что живой!" - тоже не случится. Его актерам под восемьдесят, а некоторым уже и за. Его спектакли, может быть, и останутся театральными легендами, но их никто не будет видеть и переживать, потому что они не сняты на пленку. Единственный раз большого театрального актера Любимова увековечил на телевидении Эфрос (даже не подозревавший, что умрет от актеров любимовской Таганки). Остальное - смешные эпизоды в комедиях 40-х, как тот французский летчик со своими неологизмами "простушкин цветок", "ромашишки".
За что же спасибо? Вот за то, что нас, живших тогда, в страшные ватные годы (ватные - в смысле ваты, которой была обложена страна, не пропускавшая никаких звуков и смыслов, кроме постоянного одобрямса), поддерживал, ободрял, вдохновлял на жизнь театр Любимова. Спасибо ему за то, что он все это делал не тогда, когда стало можно, а в синхроне с нашей жизнью. А можно стало и потому, что был он. Чтобы попасть на спектакль, я разгружал театральный буфет. И разве забудешь это место в пятом ряду партера - в пятом! - на "Доме...", как мы его тогда все называли, не договаривая, как заговорщики. "Дом на набережной". Как попасть? А вот так. Разгрузишь буфет - и счастье рядом. В лифте ехал с Золотухиным. Он маленький, щуплый. Потом повели к фуре, там стояли еще двое желающих. Втроем - или на троих - таганское счастье. Дешево досталось, полтора часа работы. Забуду ли? А потом - через полгода - "Мастер". Смехов, тогда изящный брюнет, с потухшим взором и глухим голосом. Молодой, но уставший от жизни Воланд. Шацкая качается на часах, и что-то в ней есть от Марины Влади. А Высоцкого только что нет, и ее развевающиеся волосы напоминают о нем, и занавес, крутящийся вокруг Мастера, звучит как парафраз из "Гамлета"... 1982 год. 1983 год. Еще идет "Пугачев". Успеваю застать, но скорее застаю помосты-плахи-топоры, чем само действо. Еще идут "Зори". Шаповалов играет Луспекаева в роли Верещагина. Крутятся, превращаяся в разные предметы, борта грузовика. Многое ли остается у зрителя от спектакля? Какие-то детали декорации, интонации актеров (всего лишь интонации), пластические находки, юмор в монтаже сцен, реплики, посылаемые в зал с целью не то рассмешить зрителя, не то приблизить своих героев к его сиюминутной жизни. Вот слушаю "Гамлета" в записи (не застал). А там сцена двух могильщиков, и Антипов говорит Джабраилову: "Как выйдешь, так сразу за углом..." Аплодисменты и смех в зале. За углом был ресторан "Кама". Все понимали, о чем речь.
Мы жили в унисон с Таганкой. А потом что-то произошло, и мы стали расходиться. Любимову понадобился весь мир - но оказалось, что и нам он тоже понадобился. Нам стало тесно в четырех стенах театров, мы решили на себе узнать ту свободу, которой манило нас искусство. Мы ее узнали, но это узнавание стало наваждением, жизненным дежавю того, что ранее мы испытали в иллюзорном мире театра. И потом - в жизненной свободе не оказалось Любимова, там режиссура хуже. Мы поняли, что получили на Таганке такой эталон свободы, которого вне искусства не существует.
Воспитанники Любимова, мы пронесем через остаток жизни все данные им уроки. В этом и есть, вероятно, значение Таганки для культуры. А вовсе не в записях и музейных экспонатах.
Что же теперь? Таганки больше нет. Она сперва обветшала как организм, потом - как механизм. С уходом Любимова Таганка умерла как Великий Дух. На этом месте если что и будет, то какой-нибудь Культурный центр имени Любимова.
А бессмертная душа Таганки перешла в нас.
Tags: Встречи. Календарь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments