banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

По поводу одного заблуждения

В древней Месопотамии не было расхожего нынче представления о том, что человек продолжает свою жизнь в потомстве. Загробная жизнь гарантирована людям независимо от детности или бездетности. Так что все равно после смерти она продолжается. Другое дело - уровень комфорта этой жизни. На том свете человек по-прежнему хочет есть и пить. Если у него есть дети, то они на время своей собственной жизни обеспечивают отца продуктами. Но совершенно ничего не говорится о дедах и прадедах. В молитвах они упоминаются, но нет документов о персональном кормлении родственников старше отца и матери. Сыновья детей умершего, похоже, перестают кормить предка, удаленного во времени на одно поколение.
У Гильгамеша был сын и были жены. Но наличие потомства не могло избавить его от мысли о личной смертности в этом мире. А загробная жизнь не внушала оптимизма. Мы как-то забываем, что он не мог думать о небытии, какая-то жизнь ему все равно была гарантирована. Печаль Гильгамеша была о том, что он не сможет задержаться здесь. А передачки в подземную тюрьму от сына это удовольствие ровно на одно поколение. Дальше голод. Вечный мучительный голод, от которого нельзя помереть.
Tags: Наблюдения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments