banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

5 февраля. Добролюбов

Любить Добролюбова в наши дни немодно. Революционер, атеист, царя-батюшку не любил и все такое. Многие современные критики даже находят его бездарным. Смеются над социальным содержанием рецензий, ругают стихи. А по-моему, Добролюбов носил в себе ярчайший гений, которому не суждено было до конца раскрыться. За 25 лет он умудрился стать вслед за Афанасьевым и Буслаевым одним из лучших исследователей русского фольклора, дать критический анализ сборникам стихов Плещеева и Полонского, заметить в литературе лучшие произведения Гончарова и Островского, дать историческую оценку гарибальдийского движения, написать интереснейший этюд об исламе и пророке Мухаммаде. Исключенный из Духовной Академии после поступления в пединститут, он имел мало желания любить церковное начальство. Флоренскому позволили сочетать, и вышел ученый-богослов. Не исключено, что полвека спустя Добролюбов пошел бы именно тропой Флоренского. В нем было сильно национальное чувство, развита и утончена личность, он горячо переживал страдания народа и при этом имел один из лучших в России аналитических умов. Так что в 1917-м человек такого типа был бы опасен для большевиков. Да он и сейчас опасен. Достаточно почитать его стихи.




                         Из "Думы при гробе Оленина"

                        На муки рабства и презренья
                        Весь род славянский осужден,
                        Лежит печать порабощенья
                        На всей судьбе его племен.

                        И Русь давно уж подчинилась
                        Иноплеменному ярму,
                        Давно безмолвно покорилась
                        Она позору своему.

                        В цари к нам сели скандинавы,
                        Теснили немцы нас. Царьград
                        Вносил к нам греческие нравы
                        И всё вертел на новый лад.

                        Потом, при этом рабстве старом
                        Доставшись новым господам,
                        Русь в пояс кланялась татарам
                        И в землю греческим попам.

                        Сперва под игом Русь стонала.
                        Кипело мщение в сердцах,
                        Но рабство и тогда сыскало
                        Себе защитников в попах.

                        "Покорны будьте и терпите, -
                        Поп в церкви с кафедры гласил, -
                        Молиться богу приходите,
                        Давайте нам по мере сил"...

                        Века промчались. Поколенья
                        Сменялись быстрой чередой,
                        В повиновеньи и терпеньи
                        Нашли обманчивый покой.

                        Природными рабами были
                        Рабы, рождаясь от рабов,
                        И, как веленья бога, чтили
                        Удар кнута и звук оков.

                        И пред баскаками смиренно
                        Князья их падали во прах...
                        Но гибнет мощь татар мгновенно
                        В домашних распрях и войнах.

                        Орда разбилась, Русь свободна...
                        Но с рабством русские сжились, -
                        Они, не умствуя бесплодно,
                        От воли сами отреклись.

                        Зато князья, увидев ясно,
                        Что не рабы они теперь,
                        Принялись править самовластно,
                        С господ ордынских взяв пример.

                        Как из лакеев управитель,
                        Как дворянин из мужиков,
                        Такой же вышел повелитель -
                        Царь-самодержец из рабов.

                        И деспотизмом беззаконным
                        Доселе Русь угнетена;
                        И до сих пор в забытьи сонном
                        Молчит и терпит всё она.
                        ----------------------------------------

                        Не ты ль, наш царь, с негодованьем
                        Продажу негров порицал?
                        Филантропическим воззваньем
                        Не ты ль Европу удивлял?

                        А между тем, в твоей России
                        Не негры - пленники войны,
                        Свои славяне коренные
                        На гнусный торг обречены.

                        Скажите, русские дворяне,
                        Какой же бог закон изрек,
                        Что к рабству созданы крестьяне
                        И что мужик не человек?..

                        Весь организм простолюдина
                        Устроен так же, как у вас,
                        Грубей он, правда, дворянина,
                        Зато и крепче во сто раз.

                        Как вы, и душу он имеет,
                        В нем ум, желанья, чувства есть:
                        Он ложь высказывать не смеет,
                        Но и за это - вам же честь!

                        Свободы мысли и желанья
                        Его лишили; этот дар,
                        Всех человеком достоянье,
                        Ему неведом: он товар.

                        О нем спокойно утверждают,
                        Что рабство у него в крови,
                        И те же люди прославляют
                        Ученье братства и любви.

                        Сыны любимые христовы,
                        Они евангелие чтут
                        И однокровного родного
                        Позорно в рабство продают.

                        Одно лишь крепкое сложенье.
                        Да мысль, что так велит судьба,
                        С привычкой давнею к терпенью
                        Спасают русского раба.


                               МОЕ ОПРАВДАНИЕ

                   Кто не страдал и кто не ошибался,
                   Тот цену истины и счастья не узнал.
                   Кто за мечтой безумной не гонялся,
                   Кто не слагал в душе свой гордый идеал, -
                   Тот холоден и к истине священной,
                   И на призыв добра не отзовется он.
                   Бесчувственно, как раб, в душе растленный,
                   Он будет исполнять предписанный закон...
                   При случае ж, житейские расчеты
                   Он предпочтет любви, и долгу, и добру.
                   И никогда духовные заботы
                   В ту душу не войдут сквозь грубую кору!..



                              ГАЗЕТНАЯ РОССИЯ

                        Читал я русские газеты,
                        В них современные стихи
                        И философские ответы
                        Солдат, лишь взятых от сохи;
                        Читал я перечень подробный
                        Различных жертв различных лиц;
                        Читал разбор я бесподобный
                        На Русь взнесенных небылиц;
                        Читал ответы министерства
                        И донесения вождей,
                        Примеры английского зверства
                        И русских ряд богатырей;
                        Читал о ходе просвещенья,
                        Торговли, фабрик, промыслов,
                        О размноженьи населенья,
                        О бескорыстии судов,
                        Шоссе, дорогах и каналах,
                        О благоденствии крестьян,
                        О наших дивных генералах,
                        О чувствах доблестных дворян.
                        Как Русь велика и богата
                        И как порядка много в ней;
                        Как честь и правду чтим мы свято,
                        Как любит Русь своих царей...
                        Читал и думал: боже правый!
                        Как Русь велика и сильна!
                        Наверно, в свете нет державы
                        Такой блаженной, как она!

                                   -----

                        И зрел я Русь на поле брани
                        В позорном бегстве от врагов,
                        Среди проклятий и рыданий
                        В рекрутской сдаче мужиков,
                        В гримасах кислых при приказах
                        О вольных жертвах для солдат
                        И в смехе злом при пошлых фразах,
                        Что бой наш праведен и свят;
                        И в том, что наши воеводы
                        Умели там набить карман,
                        Где гибли тысячи народа
                        От перевязки сеном ран...

                        Я видел в Руси свод законов,
                        Водимый прихотью судей,
                        Я слышал стоны миллионов
                        И вопль обиженных семей,
                        Видал я дряхлых инвалидов,
                        Судить посаженных в сенат,
                        Видал я, как, для царских видов,
                        Синодом управлял солдат,
                        Видал насильства архьереев.
                        Разврат и пьянство у попов,
                        Видал я школы для лакеев
                        И государственных воров,
                        Видал несчастные обвалы
                        Казенных зданий и мостов
                        И бар блистательные балы
                        На счет обеда их рабов...
                        Видал я мерзости придворных,
                        И преступленье в блеске звезд,
                        И поруганье дев покорных
                        Через нелидовский подъезд,
                        Видал главами просвещенья
                        Солдат и мерзостных ханжей,
                        Цензуры тяжкое давленье
                        И силу грубую царей.

                        Видал поэтов запрещенных
                        С стихом правдивым на устах,
                        В тюрьмах живыми схороненных
                        Или гниющих в рудниках...

                        И я поник душой смятенной
                        И думал: Русь, как ты грустна!
                        Ужель еще есть во вселенной
                        Такая жалкая страна!!

                        1855


Tags: Календарь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments