banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

Идея Бога. Пространственный аспект (Начало)

Нашел у себя в бумагах заметку 1996 г. Можно развернуть в книгу, да нет времени.

Сперва определим для себя статичную модель понятия “бог”. Бог - это образ первоначального единства, существовавшего до появления чего бы то ни было раздельного и частного; это максимально общее, в котором по самой его природе уже содержатся все части, которые впоследствии от него отделятся; это энергия, а не материя и не дух; это проекция жизненной силы самосознающего живого существа на совокупность жизненных сил окружающего внешнего мира. В санскрите bhaga значит “наделяющий (долей)”, в семитских ’l “предок”, в шумерской клинописи “бог” и “небо” обозначаются одним и тем же знаком “звезда”, символизирующим лучи звездного сияния. Эти этимологии хорошо показывают, что в статике Бог выполняет совершенно определенную основную функцию: будучи первоединым, испускает вокруг себя лучи-доли, интенсивно влияющие на распространение жизни в созданном им материальном кругу.  Бог не тождественен миру, поскольку мир эманирует из него самого. Бог не тождественен языческим духу и демону, потому что дух и демон - силы воздействующие, но не созидающие; силы порожденные, а не порождающие; силы частные, а не всеобщие. Итак, с наиболее общим определением Бога в статическом аспекте мы разобрались, и теперь следует перейти к рассмотрению идеи Бога в исторической динамике.

У первобытных и примитивных народов основной жизненной установкой является установка на коллективное выживание. Зная это, нужно хорошо представлять, что ценность индивидуума здесь соотносится только с целостностью коллектива, чаще всего чисто количественной. Умирание человека означает уменьшение числа людей данного племени, если же человек был мастером и не успел передать дела ученику - то еще и уменьшение необходимого для жизни запаса знаний. Основная установка диктует и первоначальную идеологию - культ плодородия и воспроизводства. Идеалом этого культа является постоянно восстанавливаемая формально-энергетическая целостность коллектива. Следовательно, Бог в таком обществе будет ощущаться как постоянно действующая сила, связующая в одно целое род, племя или союз племен. Бог здесь - именно тотем, обеспечивающий выживание коллектива. Каким же образом он делает это ? Во-первых, он дает коллективу свое имя, выделяющее коллектив из числа других. Во-вторых, он позволяет себя убивать, расчленять, разделять между членами коллектива и вкушать по частям - т.е. он раздает каждому его долю. В-третьих, в результате вкушения тотема коллектив наполняется силой и могуществом, столь необходимыми в процессе воспроизводства. Бог-жертва растворен в коллективе и одновременно образует коллектив. И никакой иной идеи на этом этапе быть не может.
В эпоху ранних государств люди начинают жить оседло и изолированно друг от друга - т.е. за городскими стенами. Город образуют множество больших родов, каждый из которых имеет своего тотема. Начинается борьба тотемов, в которой побеждает один - хозяин самого сильного, фертильного и физически активного рода. Он становится господином города, подчиняя себе всех остальных тотемных богов и всех духов места сего. Результат угадать нетрудно - происходит экспансия лучей-доль главного городского бога за пределы своего города. И если в догосударственный период  племенной  Бог-жертва давал людям необходимую для жизни энергию, то основной задачей городского Бога-тотема является власть в мире предметов и живых существ. Если раньше жертвовали им, то теперь всеми жертвует он: нужно поддерживать не энергию, не форму, а приращение энергии и формы, а для этого нужна война и как следствие - большие жертвы. Со временем в мироощущении возникает идея Бога-пастуха, ведущего свое стадо в направлении все более сытного пастбища, насыщающего и затем уводящего назад в стойло. Люди хотят уже не просто размножения, а умножения контроля над имуществом и пространством. Ради этого они готовы пожертвовать собой и вытерпеть любые унижения от власти. Бог-пастух - немилосердный надзиратель, страшный в своем гневе и для чужих, и для своих, по своей воле милующий и карающий, непостижимый в противоречивости своих действий - надолго останется основной идеей Бога в первых государствах.
Идея Бога-пастуха возможна только в закрытом государстве, граждане которого плохо знают и мало видят остальной мир. И как только начинается время больших миграций (XV-XI вв.), люди встречаются друг с другом и узнают поразительную вещь: жизнь их проходит практически одинаково, а различаются лишь языки и боги. Поскольку возможно понимать друг друга, переводя с языка на язык, вполне доступен и перевод богов с одной традиции на другую. Начинаются поиски эквивалентов, и удивительным образом они всегда находятся. Соотнесение “наших” и чужих богов показывает, что дело не в имени, а в функции. Но если боги у нас одни и те же и мы похожи друг на друга - не значит ли это, что мы одна семья ? И в таком случае, не значит ли это, что мы живем в гораздо большем пространстве, чем то, о котором знаем ? А если и это правильно, то есть, наверно, среди известных богов самый главный, который управляет и нами, и соседями, и остальными известными нам народами. Так возникает идея Бога-царя, главы пантеона, управляющего и богами, и людьми. Бог-царь - образ эпохи первых империй. Он водит армии по всему свету, он заботится обо всех известных народах, он устанавливает контакты между разными странами и городами. У него железная воля, вполне соответствующая железному оружию, возобладавшему в этот период истории. Бог-пастух возвращал свои стада в священное стойло, поскольку его власть не выходила за пределы города. Бог-царь позволяет селиться где угодно - его власть сильна повсюду.


Tags: Размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments