banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Category:

22 апреля. 80 лет Веронике Константиновне Афанасьевой

Интервью с ней:
http://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/K-svoim-shumerskim-perevodam-ya-otnoshus-skoree-kak-poet
Ее переводы:
http://www.vekperevoda.com/1930/afan.htm

Вероника Константиновна Афанасьева занимает совершенно особое место в российской культуре второй половины прошлого столетия и продолжает обогащать своими трудами столетие наступившее. Ее синтетическая научно-творческая деятельность в одинаковой степени связана с литературой и с изобразительным искусством, с фольклором и музыкой, с театром и музейно-концертной эстрадой.
Дочь востоковеда и литератора, она провела юность в театральной студии, но вместо знаменитого ЛГИТМИКа решила поступать на Восточный факультет, где в 1952 г. академик В.В.Струве делал первый набор на два отделения только что открывшейся кафедры истории стран Древнего Востока - ассириологии и египтологии. Она почему-то выбрала ассириологию, но этот выбор был интуитивным, и потому верным. Дипломная работа и первая статья В.К. были посвящены переводу и анализу Законов Ур-Намму. Однако душа ее лежала к более эмоциональным и лиричным областям знания. В 1957 г. в Ленинград приехал первооткрыватель шумерской литературы С.Н.Крамер, и разговор с ним стал для выпускницы определяющим. Она поняла, что, помимо хозяйственных текстов, царских надписей и законов, существует большое количество полуфольклорных-полулитературных текстов на шумерском языке, и в этой области лежит ее обетованная земля в науке. В это же время В.К. поступает на работу в Эрмитаж, где служит около 60 лет, где с неизменным успехом под гром оваций проходят ее доклады на Луконинских и Пиотровских чтениях.
1960-е годы - первый период научного творчества В.К.Афанасьевой. В это время ее интересует отражение мотивов эпоса о Гильгамеше в шумеро-аккадской глиптике. Она начинает переводить шумерские сказания о Гильгамеше и параллельно занимается формально-типологическим анализом печатей, содержащих т.н. фриз сражающихся. Попутно выясняется, что печати хранят такие сюжеты и образы, которые имеют параллели в текстах или вовсе могут не встречаться в шумерской словесности, но во всех случаях язык искусства это та основа, которая порождает язык письменной художественной литературы. Если заниматься композицией печати и клинописного текста синхронно, можно установить в обоих родах этих искусств общую коммуникативную систему. Результаты исследований этого периода изложены в первой монографии В.К. "Гильгамеш и Энкиду. Эпические образы в искусстве" (1979).
С конца 1960-х годов начинаются публикации поэтических переводов В.К. с шумерского языка, благодаря которым она на целых 40 лет стала послом Шумера в советской культуре. Фрагменты ее переводов были, в частности, использованы А.Рыбниковым в "Литургии оглашенных". Шумерскими поэмами в переводах Афанасьевой зачитывались все художники, поэты, писатели и музыканты того времени. Знали ее и в диссидентских кругах, близких к А.Галичу. Вот стихотворение В.К.Афанасьевой, посвященное вводу войск в Прагу в 1968 г.:

"Граждане! Отечество в опасности -
Наши танки на чужой земле!"
(Галич)

Отуречены, одурачены,
И вперед на много веков
Пред потомками в неоплаченном,
Самом главном из всех долгов.

Над страною ползут туманами
Слухи, ропоты и беда,
Беспардонными партизанами
Ходит по миру наша нужда.

Но беда ли, нужда ли - горшее
Всех недолей и всех обид:
Над ослепшими, над оглохшими
Ни один набат не гудит.

Честь и совесть - понятья чертовы,
За неверием - пустота,
И не то на живых - над мертвыми,
На кресте не поставишь креста!

Дорогою ценой отвалено
За кровавый стяг в облаках.
Одурманены, оболванены,
Обездолены на века.

В 1970-х- начале 80-х годов Афанасьева стала известна в западной науке как литературовед, первый дешифровщик сложнейших шумерских мифологем и теоретик мифа. К этому периоду относятся статьи о методологии перевода с шумерского, о толковании шумерских рельефов в связи со структурой литературного текста, о мифологеме замещения героев, ушедших в подземный мир (формула "за голову-голову"), об интерпретации образа царя Саргона в шумерском эпосе. Тогда же выходят ее очерки шумеро-аккадской словесности и шумерской культуры в фундаментальных сводах по истории всемирной литературы и по истории древнего Востока. Но в это же время она провожает своих друзей в эмиграцию и пишет пронзительные стихи о меноре:

Менора-семисвечник,
В каком тревожном сне
Пронзительно и вечно
Ты ветки тянешь мне?

С какой такой свирели,
В припадке чьей тоски,
Мелодии напели
Мне пальцы-лепестки?

И тонко, и покорно,
Дыханье защемив,
Звучит мне твой минорный,
Протяжный твой мотив!

С конца 80-х начинаются путешествия В.К., которые продолжаются и поныне. Греция, Израиль, Афонский монастырь, Индия и, конечно, Ирак, куда ей суждено было попасть за два года до второй войны. С этого времени начинают создаваться два тома, вышедших с перерывом в 10 лет - антология шумерской поэзии "От начала начал" (1997) и полунаучное-полумистическое произведение "Орел и Змея" (2007). В.К. этого периода активно взаимодействует со всеми организациями, относящими себя к сфере Духа - с церквями, монастырями, поклонниками Кастанеды и супругой Даниила Андреева. В ее научном творчестве преобладают доклады, связывающие месопотамскую и библейскую традиции (шумерские молитвы и библейские псалмы, мифологема познания добра и злав Месопотамии и Ветхом Завете). В 1999 г. состоялась защита диссертации по докладу на степень доктора исторических наук. Диссертация защищалась по источниковедению, но в докладе преобладали литературоведение и фольклористика. Местами даже богословие.

"В сем христианнейшем из миров
Поэты - жиды..."
(Цветаева)

Такой обреченно отпетой,
Такой безнадежно непонятой,
С обычной судьбой поэта
По миру бреду, как по миру...

Но общностью душ и судеб -
Блаженнейшая невежда,
Рассудочность безрассудья,
Единой живу надеждой -

Рассеянные по свету,
Но не склонившие выи, -
Что в неком пространстве где-то
Встретятся наши прямые,

Что, может быть, именно в этом
Воскрес Христос в Галилее,
Чтоб стали одни поэты,
Женщины и евреи.

И снова звезда с Востока
Предскажет, что и для нас -
Поэтов, бродяг, пророков,
Пробьет воскрешенья час!

Сегодня мы являемся свидетелями нового этапа в творчестве В.К.Афанасьевой. Она пишет книгу о первом поэте, известном в истории человечества. Этим поэтом была женщина, жрица бога Луны Энхедуанна, семитка с шумерским именем, жившая в XXIII веке и писавшая поэмы на шумерском языке. Перевод одной из ее поэм был недавно опубликован, скоро прочтем и остальные.
Хочется пожелать поэту-шумерологу доброго здоровья, мирного многолетия и долгого неоставления трудов.

Не хочу я, чтоб в моей судьбе
Копошились сплетнища и судни,
Чтобы каждый мерил по себе -
Чья вина, и кто всего подсудней?

Неподсудна - вот один ответ.
Неподдельна - вот одна награда.
И единый мне сияет свет,
Нет, не электричество - лампада!

(Вероника Афанасьева. За перечерченным стеклом. Томск, Водолей, 1994).
Tags: Встречи. Календарь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments