banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

Ассоциации египтологов

Пришлось по разным делам вперемешку читать Берлева и Перепелкина. Сделал удивительное наблюдение.
Оба египтолога проводят множественные параллели между Египтом и более современными обществами.
Но если Перепелкин постоянно ассоциирует Египет с древней Русью (чадь, челядинцы, ватаги, обельные грамоты, титло), то ассоциации Берлева касаются только русско-европейского XIX века: Пушкин (от связи Памятника с надписью среднеегипетского номарха до именования Руссо Иваном Яковлевичем в связи с египетским написанием иностранных имен), Толстой (имя писателя Ахтоя переводится как Толстой), Щедрин (чиновники и народ имели общий знаменатель), Дарвин (экологические цепочки в их связи с египетской системой землепользования). Удивительно! Оказывается, Берлев вообще смотрит на историю через литературу.
Начав затем читать Богословского, я думал, что тут-то сплошная объективность и никаких ассоциаций не будет. Ан нет, у него Египет почему-то противопоставляется средневековому европейскому обществу (сравнение принадлежности людей Египта царю-богу с принадлежностью средневекового царя закону церкви).
Уместно вспомнить, что у Тураева Египет всегда предхристианский и предправославный.
У каждого, в общем, свой Египет. Вполне возможно, что объективное не так очевидно и ясно, если перед ним нет зеркала другой эпохи. Но у каждого это зеркало свое.
Надо бы попробовать почитать ассириологов в этом разрезе. Но у Дьяконова сходу ничего подобного не припомнить. А Шилейко проводил параллели только между сюжетами литературных текстов, в исторических этюдах следуя "правилу Чацкого".
Tags: Наблюдения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments