banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Category:

23 января. Игорь Мальский




Этот день у меня связан только с ним.
Игорь Степанович Мальский (23.01.1957-11.08.2004) - гений. Другого представления и не нужно. Гений и мой друг на протяжении шестнадцати лет.
Вы его знаете? Сомневаюсь. Он нереализованный гений. Личность космического масштаба. Мы каждый год собираемся в его дни - рождения и ухода. Мы - это огромное число знавших его, люди из самых разных сфер жизни. Вспоминаем о нем, слушаем его песни, записи его радиопередач...
Обо всем по порядку. Степаныч родился в самой обычной винодельческо-инженерной молдавской семье. Приехал в Ленинград, поступил на исторический факультет ЛГУ, где и учился до середины четвертого курса. За время учебы он с несколькими товарищами организовал в Старой Деревне "Коммуну имени Желтой Подводной Лодки" - один из самых известных впоследствии очагов контркультуры хиппи. Именно там в 1977 г. родился новый жанр протестной литературы - садистские стишки http://wiki-linki.ru/Page/255916; первые четыре написал именно он, Степаныч. Там же были написаны лучшие его песни, самая известная - "В парусиновых брюках" http://club-chetverg.narod.ru/friends/malsky.htm. Через четыре года коммуну накрыли, Степаныч попал в психушку, где ему в течение месяца серьезно повредили память. Вышел он, понятное дело, с волчьим билетом и без всякой возможности устроиться на работу. Пристраивался к археологическим экспедициям, даже ездил в Триполье. Освоил фотодело и стал прекрасным фотографом, работал в ателье. Потом стал продавать книги в университете. Именно там мы и познакомились весной 88-го. Через год Степаныч стал корреспондентом газеты (а затем журнала) "Санкт-Петербургский университет". Параллельно основал еще несколько интеллектуальных изданий, которые быстро закрылись: "Слово и дело", "Сорока". Знаменитые были газеты. Параллельно со всем этим Степаныч играл в ЧГК http://chgk.com.ru/person.php?id=351, издал архивное "Дело Введенского" из запасников КГБ, интервьюировал Солженицына и Анастасию Цветаеву, организовал соционический клуб. Это все до 94-го. В 94-м мы вместе ездили на Валаам, получился неплохой репортаж http://www.krasdin.ru/1998-1-2/s034.htm. Тогда же Степаныч пришел на Радио России и время от времени вел передачи либо один, либо в дуэте с Николаем Кавиным. Одновременно с этим переводил и редактировал массу книг - от "Книги Перемен" и ци-гуна до Ямвлиха и Даниэля Дефо ("История пиратов"). Да, забыл сказать, что Степаныч был одним из самых известных в России буддистов. Он получил благословение на учительство от самого кармапы и привел к учению множество достойных людей. Точно так же он вводил людей и в ЧГК, организация совиных клубов в Выборге и Череповце - его рук и мозгов дело.
Гениальный Степаныч был редкостно невезучим человеком. Одного из лучших игроков ЧГК отказалось снимать телевидение, сочтя дивный, непохожий облик Игоря нетелегеничным. После второго инфаркта и получения инвалидности ему отказали в работе университетские журналистские начальники. Степаныч остался с пенсией и совершенно без средств. Ел на каких-то тусовках в Доме журналиста. Не мог лечить больное сердце предукталом, говорил, что темное пиво тоже хорошо помогает. Постоянно был загружен работой в частных издательствах и очень редко получал гонорар. Мальского не надувал только ленивый...
У Степаныча был нелегкий характер. Он яростно спорил с коммунистами, отказывал в дружбе людям, в порядочности которых сомневался или усомнился только что. Был резок, невоздержан в слове, требователен в работе. Но более мягкого и покладистого друга, но более точного советчика по всем психологическим проблемам найти было трудно.
Мы шестнадцать лет были вместе, я многое могу о нем рассказать. Но я не смогу полностью донести, передать вам Степаныча. Его нужно было видеть (остались только фото, телевидение преступно им пренебрегло), слышать (слава Богу, лучшие песни записаны на радио), нужно было общаться с ним. Тогда только ты понимал, какое уникальное, драгоценное сокровище суждено тебе созерцать.
В последний раз я был у него дома за два часа до вызова последней неотложки. Он сидел в своей митьковской тельняшке напротив меня, пил горячий чай и периодически прихлебывал коньяк. Говорил, что очень болит сердце. И просил меня помочь ему в защите кандидатской по Триполью - ведь в 70-е было собрано столько материала... Я почувствовал в этой просьбе что-то исключительно нехорошее. Точно такой же разговор у меня был с Кривулиным незадолго до его последней болезни. Виктор Борисович просил меня помочь ему защититься на филфаке и заодно спрашивал, не могу ли я устроить защиту через знакомых в Хельсинки? Знак беды увидел я тогда в этой просьбе. И когда ее через три года повторил Мальский - даже содрогнулся от ужаса. Через два часа его увезли. Был третий инфаркт, реабилитация, новая больница, из которой он постоянно бегал в город. А 11-го августа просто оторвался тромб...
От Игоря у меня остались несколько фотографий и две радиопередачи, которые мы сделали вместе. Но несравненно больше осталось друзей, с которыми сблизил меня Игорь. Можно сказать, обеспечил друзьями на всю жизнь. И каждому из своих друзей он подарил еще, по крайней мере, по два друга. Степаныч был великий коммуникатор.


Мы со Степанычем у меня дома. 1998 г.
Tags: Встречи. Календарь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments