banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Categories:

95 лет Любимову. "Что остается от сказки потом, после того, как ее рассказали?"

Свои 95 лет Юрий Петрович Любимов проводит в alma mater, из которой он в 1964 году шагнул в Таганку. Можно сказать, что он вернулся в материнскую утробу. Пора подводить предварительные итоги того, чем была его жизнь с 64-го и до сих пор.
От Таганки ничего не осталось. Записи спектаклей отсутствуют, спектакли нельзя пересказать, рецензии, даже самые подробные, не в силах передать их магического эффекта. Кроме того, в большинстве своем спектакли не существуют без окружающей театр социальной среды, а среда изменилась полностью. По сути, от всего любимовского творчества для будущих поколений остались только эпизодики в советских комедиях 40-х годов да роль Мольера в телевизионном спектакле Эфроса. И вот я задался вопросом: куда же все ушло? Не может быть, чтобы совсем в пустоту.


И поразмыслив, пришел к ответу на вопрос, куда уходят спектакли. Они уходят в актеров и в зрителей. И к ответу на другой вопрос: что является главным результатом работы великого режиссера? Ответ оказался прост: главным результатом является воспитанный актер и воспитанный зритель. И великий режиссер это прежде всего великий педагог - и в социальном, и в эстетическом плане.
Так вот, с этим у Любимова все хорошо и даже замечательно. Он воспитал в своем театре не просто актеров, не просто великих актеров, а великих деятелей русской культуры, без которых сама эта культура в целом была бы иной. Высоцкий и Филатов стали поэтами, стихи которых знает и любит вся страна. Демидова стала замечательным театральным писателем, мастером художественного слова и первой за много русских десятилетий погрузилась в глубины греческой трагедии. Золотухин известен как автор деревенской прозы и театральных мемуаров. Смехов давно известен как блестящий эссеист и чтец, а с недавних пор востребован западными сценами как режиссер. Трофимов стал выдающимся киноактером-трагиком, Ронинсон - выдающимся киноактером-комиком. Эти деятели культуры преобразили ее в той же степени, что и актеры, воспитанные Товстоноговым. Они задали очень высокую планку не только мастерам, но и зрителям. Прежде всего, это высокий нравственный камертон. Любимовских актеров нет среди тех, кто пресмыкается перед властью, и даже Губенко, активно участвовавший в недавней еще политике, предпочел выступать на стороне оппозиции (хотя и для нее оказался недостаточно лоялен). Любимовские актеры могли выпить и упасть со сцены, но они не могли свалиться в пропасть ширпотреба и вкусового угодничества. Они были так воспитаны. Точно так же воспитывался и зритель, становившийся после первого же спектакля завсегдатаем Таганки. Для типичного зрителя Таганки характерна любовь к синтетическому искусству, условным декорациям и сильным, открытым чувствам на сцене. А еще ему присущ бесшабашный юмор, непосредственно изливающийся в виде веселого ржания над цирковыми порою проделками актеров.
Для кого как, а для меня Таганка началась не с вешалки, а с буфета. Билеты было не достать, их не находилось даже у спекулянтов. И вдруг прямо ко мне подходит человек в синей спецовке. Он спрашивает, не помогу ли я ему и двоим рабочим разгрузить буфет за два часа до спектакля. Я, разумеется, согласился. И вот через два часа я уже сидел в третьем ряду партера на "Мастере...", и счастью моему не было конца. С начала 80-х я видел буквально все, что тогда шло на Таганке.
И вот тут начинается ложка дегтя. Совершенно ненужная. Но память сама подсовывает ее. И быть нечестным нельзя - так нас Любимов воспитал. Что больше всего вспоминается из спектаклей Таганки - той, безвозвратно умершей в середине девяностых и виденной мною с 1982 года? Больше всего...как это ни странно, ни печально...больше всего - спектакли Эфроса. Никогда не забуду "Вишнеый сад" - самый лучший из всех "...садов". Никогда не забуду "На дне" с гениальным Бортником-Сатиным, с волшебным Татарином-Джабраиловым, с очень странным Лукой Трофимова. А из любимовских... - "Мастер", "Пугачев", "Зори...", "Дом на набережной", "Преступление и наказание". Пожалуй, вот это. Но когда я пришел в театр, то это уже умирало... А потом, после его возвращения в 88-м,... лучше не вспоминать. "Живаго" был чудовищен, "Онегин" просто цирк, клоунада в чистом виде, с акробатами и эквилибристами. В общем, я не виноват, что Любимов научил нас честности.
После уроков Любимова мы стали другими. Стали больше ценить непохожее. Смелее говорить о том, что плохо. Больше радоваться удачам в искусстве. Лучше понимать современную литературу, особенно поэзию.
В современном мире Любимов уже нездешний человек, гость из прекрасного прошлого. Он знал Пастернака и Эрдмана, он хорошо усвоил уроки товарища Сталина и товарища Берии. Он вырастил Высоцкого, на котором уже давно держится общероссийское самосознание. Поэтому нужно всматриваться в него пристальнее, вслушиваться в каждое его слово. Это слово не только гения, но и мудреца. Но возникает вопрос, в чем же состоит главная житейская любимовская мудрость, урок его жизни для всех нас? На мой взгляд, его мудрость в том, что можно открыто идти на конфликт, честно отстаивать свою позицию в жизни и в искусстве - и, если ты не трусишь, а идешь в бой с открытым забралом, то у тебя есть шанс победить и жить долго. Не бойся, не виляй, не угодничай, не допускай в себе полуправды, полупозиции, полунравственности, не двоись - и останешься надолго жив и в себе, и в своем деле. Это трудно, но с этим, оказывается, можно прожить без пяти столетие.

Tags: Встречи. Календарь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments