?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
2011 - год Мартина Скёйена
banshur69

 

Время рассматривать камни

(Мартин Скёйен и его коллекция)

Журнал "Наука в фокусе" (номер 3 за 2012, с. 66-67)

 Историю человечества двигают вперед не только технические новинки, но и знания о прошлом. Археологи, антиквары и коллекционеры способствуют этому движению не в меньшей степени, чем изобретатели. Без сирийских переводов с греческих папирусов не состоялись бы арабская, а затем и европейская астрономия и медицина. Без раскопок Геркуланума и Помпей не было бы свободных туник в одежде французских дам галантного XVIII века. Без египетских статуй не состоялся бы египетский стиль европейского модерна. И, разумеется, без знания информации, записанной в далекой древности на глине, камне, папирусе, пергамене, шелке, на бронзовых табличках и на панцирях черепах, были бы невозможны такие современные науки, как сравнительное языкознание, история древнего мира, история права, литературоведение, религиоведение… не говоря уже об истории косметики, парфюмерии и кулинарии. Познавая прошлое, человечество обобщает свой опыт, узнаёт то, что не было сохранено и освоено ближайшими предками, но было неплохо известно более удаленным во времени поколениям. Полученное знание преображает современную жизнь. Вот почему, подводя итоги культурного развития человечества в двадцатом столетии, стоит обратить внимание на крупнейшие в этом столетии частные коллекции памятников древности.


В начале двадцатого столетия в России появились сразу две такие коллекции – собрание египетских древностей В.С.Голенищева (1856-1947) и собрание памятников письменности Н.П.Лихачева (1862-1936). Голенищевская коллекция (1870-1912) была целевой и тематической, она выполняла роль инструмента в руках великого египтолога, поэтому в нее входили только памятники на древнеегипетском языке. Коллекция Лихачева (1880-1917) была значительно более масштабной. Ее хозяин – академик Императорской Академии наук, крупный специалист по древнерусской дипломатике, сфрагистике и истории иконописи – задумал собрать все известные к началу столетия образцы письменных документов. Лихачев часто выезжал за границу, используя свое немалое состояние для покупки самых дорогих и ценных в культурном отношении предметов. Он постоянно переписывался со знакомыми антикварами, вещи отбирал тщательно и ни разу не купил подделку. В результате к 1917 году в коллекции Н.П.Лихачева были десятки тысяч памятников: египетские и греческие папирусы, шумерские глиняные таблички, византийские и каролингские рукописи, древнерусские старопечатные книги, большое собрание православных икон, редкие автографы русских писателей и поэтов. В 1925-1930 гг. на базе коллекции Лихачева был создан Музей палеографии АН СССР, а при нем – Институт книги, документа, письма. Однако уже в 1931 г. создатель коллекции был арестован, музей закрыт, а его сокровища переданы различным музеям и научным учреждениям Москвы и Ленинграда. Первая в истории человечества попытка собрать все письменные памятники в одной коллекции завершилась трагически. Если бы не события российской истории – нет сомнения, что Лихачеву удалось бы создать и возглавить полноценный Институт палеографии, который занимался бы изучением всех этапов развития письма и документа в истории человечества.

Однако такие честолюбивые замыслы занимают не только русские умы. И сегодня мы можем сказать, что лихачевская эстафета была подхвачена в Норвегии. Именно в этой северной европейской стране 31 января 1940 года появился на свет Мартин Скёйен – человек, которому суждено было сыграть большую роль в истории культуры. Его отец, инженер М.О.Скёйен (1896-1962), с 1920-х годов начал собирать средневековые рукописи и книги на норвежском языке. Он был неутомимый путешественник, завсегдатай антикварных лавок, и передал свою страсть к собирательству сыну Мартину. Пойдя по стопам отца, Мартин Скёйен стал сперва инженером, а затем крупным финансистом. Огромные доходы позволили ему не только продолжить дело отца по собиранию норвежских книжных памятников, но и значительно расширить это дело за счет приобретения памятников всех народов и эпох по лихачевскому образцу. Молодой миллионер догадался, что вкладывать деньги лучше всего не в недвижимость, не в нефтяные вышки, а в древние тексты. Доходы с таких сделок со временем приумножатся, да и само имя человека, собравшего ценности культуры, будет вечным для благодарного человечества. Будущее показало, что в своих расчетах он не ошибся.

Начало собственной коллекции Скёйена было положено в 1955 г. покупкой монастырских книг XIV-XV вв. на старофранцузском и итальянском языках. Затем к ним прибавились  редчайшие экземпляры Библии – Каролингский и Синайский Кодексы VI в. н.э. Попутно прикупались буддийские рукописи, китайские свитки, античные папирусы, египетские и греческие печати. В 1988 г. на аукционе Сотбис Мартин Скёйен приобрел несколько кумранских свитков с частями Ветхого Завета. В этом же году началась и его обширная коллекция клинописных текстов, которая насчитывает 107 единиц хранения.

На сегодняшний день коллекция Скёйена состоит из 13717 документов, написанных на 120 языках и происходящих из 134 стран мира. Хронологически она охватывает период с 3000 г. до н.э. по 1500 г. н.э. Коллекция размещена владельцем в двух городах – Осло и Лондоне. Предметы хранятся в специальных условиях, при температуре 12-15 градусов тепла, с допущением не более 40 % влажности. С конца 1990-х годов вещи из коллекции Скёйена были экспонатами нескольких временных выставок; с этого же времени к описанию коллекции стали допускаться эксперты, а в 2011 г. составлен первый, пока предварительный каталог с краткими описаниями предметов. Работа только началась, на сегодняшний день издано только 10% всей коллекции. Понятно, что на осмысление всей информации Скёйеновской коллекции может уйти едва ли не половина столетия. Новые тексты подвергнут сомнению десятки гипотез и наблюдений, сделанных учеными прошлого столетия на базе предыдущих коллекций. Они послужат основой для уточнения множества датировок, для совершенствования методов истории и лингвистики.

Невозможно рассказать здесь обо всех уникальных находках из коллекции Мартина Скёйена. Упомянем только некоторые уникальные экземпляры его клинописной коллекции.

Прежде всего, в коллекции Скёйена есть немало клинописных текстов, связанных с сюжетами Ветхого Завета – сотворением мира, потопом, Вавилонской башней и Десятью заповедями. На старовавилонской табличке MS 5103 можно прочесть неизвестную ранее версию шумерского мифа о сотворении мира: «В далекие дни, в те дни, когда судьбы определили, когда Ан и Энлиль Законы Неба-Земли учредили, - Энки, всезнающий бог, подобный верховному жрецу с широким ухом, младший Энлиль, был владыкой всех стран. Согласно Законам Неба-Земли, неизменным законам, установил города он, прорыл он Тигр и Евфрат. Законы всех стран установил он: обряд омовения рук, возлияния (богам и богиням)”. Текст MS 5103 примыкает как к гимнам царей Исина, в которых Энки назван младшим Энлилем, так и к созданному на основе этих гимнов песнопению, известному под условным названием «Энки и устройство мира”. Во всех этих текстах Энки изображается созидателем мироздания, действующим на основе МЕ – магических сил, дарованных ему Аном и Энлилем.

Старовавилонская табличка MS 3026 – вторая из известных нам таблиц, содержащих шумерский миф о потопе. До сих пор была известна только одна-единственная, хранящаяся в Филадельфии и относящаяся к Старовавилонскому периоду (PBS V 1). Новая табличка датирована этим же временем. Она содержит 35 строк, и что самое главное - начальные строки мифа, разбитые в первом известном экземпляре. Но почерк ее – мелкий старовавилонский курсив - прочесть непросто. Текст имеет отличия от уже известной версии. В частности, праведник Зиусудра, спасенный от потопа богом мудрости Энки, назван здесь “жрецом-консекратором Энки”. Становится понятно, что Энки неслучайно спасал жизнь именно этого человека: в шумерской версии Зиусудра является его слугой.

История Зиусудры становится более прозрачной из материала еще двух табличек. Так, в составе коллекции Скёйена есть старовавилонская MS 2855, содержащая одну из древнейших версий шумерского Царского списка. Список царей из Шуруппака здесь заканчивается сыном Шуруппака царем Убар-Туту, правившим 36000 лет. Между тем, в поздних версиях Царского списка (например, в WB 62) последним царем значится Зиусудра – сын Убар-Туту, и срок его правления достигает той же самой цифры в 3600 лет. Еще одна табличка MS 3396 датируется по почерку и орфографии старошумерским периодом (ок. 2600 г.) и содержит так называемые «Поучения Шуруппака”, дошедшие до нас от самых разных эпох. При сличении старошумерских списков текста с более поздними бросается в глаза тот факт, что в качестве адресата поздних списков назван сын Шуруппака Зиусудра, а в старошумерских списках это имя отсутствует. Что же получается при сопоставлении двух последних текстов с текстом мифа о потопе? Подтверждается высказанная автором этих строк версия о том, что Зиусудра (имя переводится с шумерского как «жизнь долгих дней”) – мифологический персонаж, сконструированный жрецами Старовавилонского периода и отсутствующий в текстах шумерской эпохи. Само его имя означает благопожелание царю, хорошо известное из царских гимнов Ура и Исина. Следовательно, и сам шумерский миф о потопе следует датировать не ранее начала II тыс. до н.э. (в отличие от самого события потопа, которое зафиксировано в эпиграфике г. Шуруппака в середине III тыс.).

Если обратиться теперь к самому тексту таблички MS 3396, то можно отметить, что здесь впервые зафиксированы этические запреты, весьма сходные с Десятью заповедями Моисея и с библейскими пословицами: “Не убивай!”, “Не заигрывай и не сиди в одной комнате с замужней женщиной!”, “не воруй и не грабь!”, «Не исторгай из себя ложь!”.  Мы видим, что запреты подобного рода были характерны для людей еще в эпоху ранней древности. Библейские тексты послужили мощным транслятором традиции, идущей еще с шумерских времен. Поскольку египетские поучения XXVI в. нам не известны, то можно сказать, что именно в Шумере появилась традиция записи морально-этических заповедей.

В современной науке давно уже принято отождествлять Вавилонскую башню из Книги Бытия с вавилонским зиккуратом Этеменанки. Этот высотный храм начали строить в конце VII в. при халдейском царе Набопаласаре, но самый значительный этап в его строительстве пришелся на время правления Навуходоносора II (605-562 гг.). Мы никогда не видели и даже не надеялись увидеть, как выглядел храм Этеменанки. Но стела MS 2063 позволила нам сделать это. Слева на ней изображен семиярусный храм, возле которого написано: «Этеменанки, зиккурат Вавилона”. Справа изображен царь Навуходоносор II. Под его изображением идет следующая надпись на аккадском языке: «Я – Навуходоносор, царь Вавилона, - собрал все страны для завершения Этеменанки и Урмеиминанки, всякого и каждого правителя, поднятого на видное место перед всеми народами мира. Основание для высокой террасы я наполнил, его строения из битума и обожженного кирпича я создал, его вершину к Небу возвел, подобно Солнцу храм сиять заставил”. Постройка семиярусного храма была в стиле ретро тех лет, поскольку вавилонские цари VI в. увлекались собиранием древностей, а их надписи стали создаваться в старой орфографии. Вполне возможно, что Навуходоносор II знал из шумерских надписей о существовании семиярусных храмов, называвшихся по-шумерски Э-па и считавшихся хранилищами священных МЕ. Вторая упомянутая в тексте башня так и называется Урмеиминанки «корень семи МЕ Неба-Земли”. Несомненно, что постройкой башенных храмов по шумерскому образцу вавилонский царь хотел привлечь к себе благосклонность богов, некогда основавших само мироздание.

Помимо находок, имеющих отношение к библейской проблематике, в клинописном собрании Скёйена содержится немало уников, представляющих большой интерес для историков Древнего Востока. Среди текстов шумерского времени следует особо выделить двуязычную шумеро-аккадскую надпись об отношениях царей Аккада и Лагаша с правителями Магана (совр. Оман), Мелуххи (Индия) и Дильмуна (Бахрейн). В надписи MS 2814 упомянуты цари Аккада Саргон и Нарам-Суэн, а завершается она упоминанием правителя II династии Лагаша Гудеа. Уникальность надписи в том, что, во-первых, мы еще не имели такой ранней билингвы исторического содержания – надпись датируется концом III тыс. до н.э., хотя мы имеем только ее старовавилонскую копию. Во-вторых, нам не было известно о каких-либо сопоставлениях аккадских царей с правителем Лагаша, не имевшим царского титула и жившим при кутийской оккупации Южного Двуречья. В-третьих, у нас не было упоминаний Гудеа на аккадском языке. Можно предположить, что MS 2814 составлена не в эпоху самого Гудеа, а несколько позднее, уже при царях III династии Ура, которые настолько почитали этого лагашского правителя, что даже учредили в храмах его посмертный культ. Нет сомнения, что сам Гудеа никогда не дерзнул бы сравнивать себя с великими царями Аккада – ему не позволил бы это сделать кутийский вождь, носивший в это время царский титул.

Другой замечательной находкой исторического содержания является табличка MS 2064 с оригинальной версией Законов Ур-Намму. Табличка датируется правлением урского царя Шульги. В ее составе есть законы, способные удивить историков права. Часто можно встретить мнение о том, что развитие права шло от брутализации к цивилизации, т.е. к постепенному смягчению нравов. Тем не менее, если сравнить два текста законов с вердиктом по поводу одного прецедента – Законы Ур-Намму и Законы Хаммурапи – следует признать эту теорию ошибочной. Так, в Законах Ур-Намму сказано: «Если человек выбьет глаз человеку, то он должен отвесить полмины серебра». Между тем, в законах Хаммурапи, составленных на три столетия позднее, говорится нечто иное: «Если человек выколет глаз человеку, то ему самому нужно выколоть глаз”. Как видим, нравы изменились, но только в сторону ужесточения, а не смягчения.

В составе скёйеновской коллекции есть и надписи царей, о которых мы знаем только из кратких упоминаний в хозяйственных документах: Синэрибама из Ларсы, Эрибамардука из Вавилона. Надпись на межевом камне II раннединастического периода упоминает имя Энпипи, царя древнего шумерского города Уммы. Найдены и новые надписи уже известных царей – в частности, цилиндр Синиддинама, царя Ларсы. Его уникальность в том, что он содержит 286 строк. Это самая пространная царская надпись Старовавилонского периода, содержащая богатую информацию об отношениях Ларсы с соседними городами. Есть и еще одна замечательная табличка, содержащая список царей Ура (5 царей) и Исина (15 царей). Она также датируется Старовавилонским периодом, точнее – 1813 или 1812 гг., эпохой правления царя Дамикилишу. Это самый древний экземпляр Царского списка и единственный пока Царский список, имеющий датировку с точностью до года.

Из находок, относящихся к ассирийской эпохе, наибольшего внимания заслуживает большая надпись Тиглатпаласара I (MS 2004). Ее первая часть повествует о походах этого царя в страны Наири, в Ливан, в Сирию и Малую Азию. Во второй части говорится о двух войнах между Ассирией и Вавилоном. В заключительной части надписи царь сообщает о завершении строительства стены и дворца в городе Пакуте. Дубликатов этой надписи мы не знаем, это делает историческую информацию, содержащуюся в ней, совершенно уникальной.

Среди табличек скёйеновской коллекции встречаются замечательные образцы литературных и религиозных текстов. Это большое количество фрагментов из шумерских и аккадских песен о Гильгамеше, самый древний из которых восходит к началу Старовавилонского периода (это фрагмент песни «Гильгамеш и Агга”). Это и замечательные календари с указанием благоприятных и неблагоприятных дней, множество заговоров и предсказательных текстов средневавилонского и новоассирийского периодов. Есть и совершенно уникальный лексический текст MS 2340, в котором перечисляются неведомые ранее музыкальные инструменты (23 вида), типы струн (9) и музыкальные интервалы. Но даже эта редчайшая находка перекрывается еще более удивительной: на старовавилонской таблице MS 5105 записана клинописными нотами мелодия для четырехструнной лютни. Это древнейшая в мире запись музыкального текста.

Мы рассказали только о клинописной части скёйеновской коллекции. А ведь есть в этой коллекции и Евангелие от Матфея на коптском языке, и экземпляр Евангелия от Иуды, и «Труды и дни” Гесиода III в. до н.э., и алхимические трактаты, и трактаты по средневековой магии. Античные папирусы, египетские вещи, буддийские тексты и картины... Есть даже доисторические вещи – например, сирийские печати V тыс. до н.э.

Если бы спросили, кого можно назвать истинным героем ушедшего года, - можно смело назвать Мартина Скёйена. Люди делают историю, а факты, полученные от прошлого, меняют сознание людей, делающих историю. Под влиянием этих фактов содеянная история всегда приобретает специфическое содержание. Человечество до Скёйена было не тем, чем оно станет, овладев всем содержанием его многоязычной коллекции. Оно будет не просто больше знать, но знать качественно иначе. Поэтому для человека, живущего интересами культуры, для гуманитария и интеллигента истинным героем 2011 года будет именно Мартин Скёйен – норвежский миллионер, сохранивший наше общее прошлое для общего будущего.



Фантастика! Очень интересно.

С Новым годом! Доброго здоровья Вам!

Да, это всё очень круто.

P.S. Психбольных принято жалеть, но этого старого пердуна почему-то хочется подвесить за яйца.

Я соприкоснулся с темой в прошлом году в Германии, когда там все уже стояли на ушах от шойеновского разрешения. До этого они подпольно работали, т.е. сидели у него дома, копировали без выноса и без публикации. Думаю, лет десять это шло. Но теперь, слава Богу, все легально. Хотя вещи по-прежнему у него.
С Новым годом, Алексей! Надеюсь, это будет Ваш год (и в смысле защиты тоже, Дракон все-таки)!

Просто новогодний подарок!

Вопрос, правда: экспертиза подлинности каждого предмета?

потрясающе интересные находки. спасибо!

совсем от меня далеко, но радует до глубины души. спасибо

Отличное событие, спасибо Мартину!!! Просто чудо, действительно!

С Новым годом! Доброго здоровья!

Мне прямо завидно :) С Новым годом :)

Тогда потеря года - Музей Египта?
Насколько утрачены его материалы - были ли они оцифрованы, сфотографированы, опубликованы?

Замечательные новости! Спасибо и с наступающим!

Круто. Только "манускрипт" - это рукопись, а здесь всё же речь идёт о клинописных текстах. Наверное, лучше назвать просто "текстами".

так ведь и клинопись не на машинке печатали

Прям зашкаливает... И "фото" Вавилонской башни, и "Евангелие от Иуды", и Гильгамеш, и музыка! Для сенсации хватило бы одного. Не знаешь только, благодарить господина Шойена или ругаться. Благодарить, всё-таки. Неизвестно, когда бы они ещё всплыли и всплыли ли вообще.

Невероятная подборка. Но отношение двойственное. Собрал-то он, конечно, собрал, но когда наука вынуждена зависеть от капризов богатого чудика, чувствуешь себя как-то неуютно.

А с другой стороны, если бы не он...

если бы не он, и не такие как он, находки попадали на стол ученых С РАСКОПОК

Отличная новость. Должно же было что-то случиться хорошее в противовес разрушению Каирского музея.

Очень интересно. А сам факт появления заповедей задолго до времени собственно Моисея был известен ранее?

Факт появления силы всемирного тяготения было до открытия закона Ньютоном...