?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
17 ноября 1904 г. Ева Яковлевна Люстерник
banshur69
20 лет назад, в начале октября 1991 года, в Петербурге умерла Ева Яковлевна Люстерник. Вчера был День ее рождения. Памяти о ней нет ни в Википедии, ни в какой другой -педии. Выдающийся советский востоковед-индолог, она была величайшим педагогом Восточного факультета.
Что о ней известно? Девочка из Судилкова сделала комсомольскую, потом партийную карьеру, чтобы попасть в середине 30-х годов в ленинградский вуз по партийной линии. Она хотела изучать Индию, чтобы бороться с английскими империалистами. Защитила кандидатскую диссертацию, что-то про борьбу индийского народа с колонизаторами. Вышла замуж за преподавателя политэкономии, стала работать в ленинградских вузах, в 1938 году оказалась в университете. Потом была война и блокада. В блокаду Ева Яковлевна была политкомиссаром Центрального района, следила за своевременной отгрузкой трупов и отвечала за санитарную обработку Невского проспекта. Всю войну провела в городе. Что могло быть после победы? Скорее всего, удачная партийная карьера, удушение всего живого в университете, трескучие лозунги про партию Ленина-Сталина, обвинение в космополитизме в 1950-м. Но неожиданно ее захватила наука. Оставив партийные дела, Ева Яковлевна стала изучать российские архивы XVIII-XIX века и написала выдающуюся книгу о русско-индийских культурных связях. Такой книги не было ни раньше, ни потом. В ее большой комнате в коммуналке на Мойке стали аккуратно складываться копии документов необычайной ценности, к которым до нее никто не прикасался. Скоро она поняла, что нужно увеличить масштаб деятельности и заняться историей русского востоковедения. Написать об этой истории правду в те годы было невозможно - слишком много купеческих и офицерских семей принимали участие в становлении русской востоковедной науки. И тогда Ева Яковлевна стала приглашать студентов к себе домой, в ту самую коммуналку. Там она читала лекции по истории Вольного Экономического Общества, Географического общества, Восточной комиссии Русского Археологического Общества, Азиатского музея. Стихийно образовалось студенческое общество, в которое вошли несколько поколений будущих востоковедов всех специальностей. История нашей собственной науки нам никогда не читалась. Базовые знания мы получили только от Евы Яковлевны. Работа кружка продолжалась 30 лет - с 1960 по 1990 годы.
Теперь о том, какой она была педагог и почему я называю ее великим педагогом. Когда мы приходили к ней после пяти лекций, Ева Яковлевна ставила чайник и устраивала самый настоящий, полноценный обед. Причем обед этот состоял только из индийских блюд, которые доставлялись для нее из елисеевского магазина. Последним блюдом был суп кари. Чай только зеленый и лучших сортов. После очень сытного обеда мы раскрывали тетради и начиналась лекция. Лекция шла полтора-два часа. Потом Ева Яковлевна спрашивала нас, какой доклад и какого числа каждый из нас хотел бы сделать. Темы предлагали мы сами - каждый по своей специальности. Во время доклада самым внимательным слушателем была она сама, каждый доклад тщательно обсуждался, Ева Яковлевна заостряла вопросы и вызывала на дискуссию товарищей докладчика. Мы учились друг у друга, потому что принадлежали к разным востоковедным специальностям и не могли знать, что происходило в соседних науках о Востоке. У нашего кружка не было названия, его существование невозможно обнаружить в документах, но для нас это было гораздо больше, чем многие казенные лекции конца 80-х. Еще студентами младших курсов мы постигали свои научные корни, учились любить своих научных предков, ненавидеть интриганов, которые мешали им работать, и уважать свою профессию, чувствуя за ней призвание. Всему этому научила нас Ева Яковлевна. А какое у нее было чувство юмора! Сколько исторических анекдотов, сколько баек про знаменитых академиков она знала и рассказала нам! Да и над собой все время подшучивала. Говорила: "В молодости у меня было меццо, а сейчас бас-профундо".
Когда я уходил в армию, она устроила мне роскошные проводы, нажарив-напарив-наготовив всякой всячины, едва умещавшейся на столе. Когда я вернулся, то на третий день позвонил ей. Мне сказали, что в комнате на Мойке был пожар, Ева Яковлевна уцелела, но сильно отравилась дымом, здесь она больше не живет, партия выделила ей как ветерану однокомнатную квартиру на улице Правды. Я поехал туда. Наше общение продолжалось еще два года. Но кружок она уже не вела.
19 августа 1991 года я понял, что она может не пережить случившегося. Когда приехал, Ева Яковлевна сказала: "Моя родная партия совершила самоубийство. Теперь и мне жить не стоит". Вскоре у нее случился удар, от которого она довольно быстро оправилась. Села за записки Ухтомского, много читала индийских материалов Толстого, мы часто говорили о влиянии Толстого на Ганди и современную индийскую политику. 6 октября Ева Яковлевна внезапно умерла. Хоронили ее на еврейском кладбище Петербурга, который она до последнего дня называла Ленинградом.
Она очень гордилась своей семьей. Сын - выдающийся математик Анатолий Моисеевич Вершик. Внучка Анна (она ее называла Аннушкой) - один из крупнейших специалистов по финно-угорским языкам. То, что она могла хорошо воспитать их, не вызывало у нас сомнения. потому что мы, участники кружка по истории русского востоковедения, тоже чувствовали себя ее детьми. Духовными детьми.
На протяжении всего этого года я не переставал напоминать начальству нашего факультета, что исполняется 20 лет со дня ухода Евы Яковлевны. Что нужно сделать заседание с мемуарами и небольшими докладами, как она любила. Со мной соглашались, но ничего не сделали. Эта моя памятная заметка - единственная возможность поблагодарить педагога, равного которому не было в жизни нескольких поколений петербургских востоковедов. Ева Яковлевна объединяла города, национальности, специальности, методики, архивы, чтобы дать нам понимание единства исторического процесса, сделав каждого студента не учеником, а участником науки. Очень досадно, что ее памяти не воздается должного внимания.

  • 1
Я поражен тем, что Вершик, оказывается, ее сын! Он математический шеф моего покойного друга , феноменолога Чернякова, да и через других знакомых математиков я о нем знаю.

и мой дядя у него в секторе работал, пока не уехал на Запад.

Я статью в Википедию попробую написать. Плохо, что нет.

Можно уточнить, день рождения у Евы Яковлевны был 16 или 17 ноября? И не знаете, фотографию можно найти?

Потрясающая судьба. И до конца - убеждённая коммунистка?

Спасибо. Как здорово, что Ты об этом пишешь! Вдохновляет ценить и не забывать своих собственных учителей.

Вечная память. Мне повезло - я тоже у нее бывала.

Вначале сам церемониал общения нашего кружка мне показался несколько затянутым во времени, но, ты верно подметил: был индийский обед, который смягчил ситуацию и одновременно был остр до невозможности. Эта острота индийских специй обострила восприятие: я увидел в Еве Яковлевне гораздо более, нежели с первого взгляда. Именно этой почтенной даме - востоковеду с большой буквы - я был обязан глубоким знакомством с Индией - не историей или филологией, а с духом Индии. Ева Яковлевна не просто знакомила с Индией, она передавала состояние! Это подвластно немногим...
Помню, я пришёл к ней просить не за себя, а за свою хорошую знакомую - нужно было помочь с её переводом на ... одну из индийских филологий. Помню, как Ева Яковлевна оживилась - она так была непохожа своими реакциями на большинство востоковедов тогдашнего Питера! Она оживилась, накормила нас острейшим индийским обедом - у меня глаза вылетели из орбит. Потом, когда подруга ненадолго вышла, Ева Яковлевна быстро наклонилась к моему уху и прошептала: "Ваша протеже очень красива! Очень красива, не пропустите момент, молодой человек! Я бы на Вашем месте..."
И она в самом деле помогла - помогла с переводом моей знакомой на ... одну из индийских филологий.
Насчёт знакомой - время всё расставило по своим местам: сердце красивой женщины склонно к переменам, но вот насчёт индологии и санскрита - огонь, зажженный Люстерник, горит в моём сердце и по сей день! Dhanya vada!

Здравствуйте, Владимир,
очень хорошо, что Вы написали про Еву Яковлевну. Я ее тоже хорошо помню. Я закончила востфак немного раньше. Е.Я. руководила "Кружком по истории отечественного востоковедения". Меня туда привел в свое время Сергей Французов. Я тоже заходила к ней незадолго до смерти, но потом сломала ногу, поэтому не смогла быть на похоронах... Еще в перестройку, но уже после смерти Е.Я., в каком-то литературном журнале мне попался рассказ про Е.Я. Он был написал кем-то из ее учеников, но не узнать героиню было невозможно. Но, к моему большому сожалению, сейчас уже не помню, что это был за журнал...

Re: Е.Я. Люстерник

Здравствуйте, Юлия Игоревна.
Спасибо на добром слове. Я помню Вас, Вы приходили к Е.Я. со Славой Шумовским. Спасибо, что откликнулись. Надо бы совместными усилиями устроить заседание памяти Е.Я. Как-то почтить нашего общего учителя.
Кстати, Ваша магистрантка, учившаяся на моей программе Религии, не защитила работу в прошлом году и вообще вела себя очень странно. По-моему, с ней что-то произошло нехорошее.

Re: Е.Я. Люстерник

Здравствуйте, Владимир Владимирович,
заседание - это, конечно, хорошо, но, может быть, лучше какую-нибудь небольшую конференцию? И потом издать хотя бы тезисы? В 2015 г. столетие буддийского храма, у меня будет большая буддийская выставка, но к ноябрю, надеюсь,уже буду свободнее, можно подумать...
Что касается Саши Левошиной - девушка способная, но все ссылается на болезни, и ничего не делает, но обещает, посмотрим...
Всего доброго, пишите.

  • 1