banshur69 (banshur69) wrote,
banshur69
banshur69

Category:

120 лет Булгакову

В нем нет ничего сверх жизненного опыта. Дьявольщина от гоголевской Украины, где и сам он возрос. Богословие от отца. Знание людей от медицины. Ненависть к большевикам из Крыма. Компромиссы с ними из газеты "Гудок". Театральность от МХАТа.
Отождествления его различны. Он представлял себя и наследником Гоголя (не зря попросил укрыть себя его шинелью), и Мольером, и Гёте, пишущим второго "Фауста".
Все главные его вещи написаны про то, как изменился привычный порядок вещей и всем стало плохо. Он ничего не ждет от советского режима не потому, что тот плох, а потому, что все новое вообще не очень-то хорошо. Воланд, сила зла,  восстанавливает порядок, и в этом благо, которое он, по Булгакову, совершает. Но результат работы Воланда в том, что все умирают. Расстреливают никаноров босых и могарычей, умирают Мастер-Маргарита, душевно умирает Иван. Возвращается в свою собачью сущность, умирая для человечьего мира, Шариков, возвращаются из эмиграции на смерть герои "Бега". Справедливость восстановлена, возвращение порядка состоялось, живых нет.
Пленительная сладость его языка вводит в читателя отраву его мироощущения. Она в том, что жить, в общем-то, не стоит. Что все равно, кто у власти, каков цвет флага над городом. Жизнь такова, какова она есть, и человек в ней не является субъектом действия.
А еще он писатель мести. Но мести не политической, а метафизической. Любая месть - кратковременная иллюзия возращаемого прошлого. Воланд и есть сила этой иллюзии. Мастер на миг становится Кантом. Маргарита - жена Канта? Разве не нелепость? Конечно. Еще через миг они умирают. Воланд может только морочить, избавить от смерти не в его власти. Любая месть обречена, сладость ее не вернет утраченного и способна привести только к гибели мстящего.
Он не согласился принять свою роль гонимого. Устрашился погибнуть в застенке. Согласился пировать в посольствах и дружить с советскими работниками. Своими врагами считал латунских, а не "часть той силы, что..." Не любил свет и бессмертие. Желал покоя.
И ему был дарован покой. В этой сфере мира он, надо думать, пребывает вместе с Чеховым. Двум врачам есть о чем поговорить после жизни.
Почему же именно Булгаков стал крупнейшим русским писателем XX века, потеснив и Платонова, и Набокова? Прост и занимателен как Пушкин, весел как Гашек и Ильф-Петров, мрачен и пафосен как Гоголь, изящен как Чехов, метафизичен и извилист как Данте, лиричен и трагичен как Шекспир. Всё привлекательное для читателя в нем сошлось и воплотилось. Нет толстовской занудности, достоевской истеричности, платоновской инопланетности, шаламовской маргинальности. Писатель-везунчик, всё при нём.
Сталин любил его как консерватора. Интеллигенты 60-х - как предтечу хрущевской оттепели. Семидесятники почитали его как православного, открывали через него Библию. Нынешний читатель чтит в нем прежде всего веселость и занимательность, иногда лиричность. Булгаков с его культом Любви и Женщины напоминает ему Окуджаву. Так из эпохи в эпоху меняются ассоциации.
У Булгакова впереди долгая жизнь. Его будут любить всегда. Он, как Пушкин и Чайковский, превратится в приятное общее место, в набор приятных для уха банальностей. Это единственная форма вечной всеобщей любви.
Tags: Актуальное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments