June 9th, 2021

Аналогия

Мы обращаемся к шумерам и египтянам в поисках оснований нашей культуры по той же причине, по которой ссылаемся на Карузо и Шаляпина в истории оперы. Более ранние голоса не записаны. До Шаляпина были басы, но об их искусстве можно узнать только по рецензиям и афишам. Вещи дописьменных культур - те же афиши. Голоса в них не звучат.

Философия как рефлексия оснований опыта

Философия это рефлексия оснований опыта. Опыта прежде всего культурного. Понятно, что немцы идут от Платона и Аристотеля по причине выводимости германской культуры из римской и далее из греческой. Как только немцы начинают рефлексировать свое чистое доантичное германство - тут-то вся бяка и вылезает. Но тогда понятно, почему самостоятельные русские мыслители не хотят быть ни кантианцами, ни гегельянцами. В русской культуре нет античного опыта. Она осмысляет не славянство в себе (там тоже бяка вылезает), а свое истинное основание - библейскую культуру в сиро-византийском изводе. У нее просто нет других культурных оснований. И отсюда софийность, соборность, всеединство, космизм и воскрешение отцов. Это не от излишнего эстетизма, не от нежелания припасть к "истинным" категориям вроде Абсолютного Духа или "вещи-в-себе". Если к ним припасть, то просто нельзя ничего через них помыслить в устройстве своей жизни. А философия так хитро устроена, что все ее категории на поверку оказываются мифологемами конкретной культуры. Немцу наша соборность без надобности - у него другая жизнь, другой исторический опыт. Оппозиция материализма и идеализма для исламского философа полная чушь, он не различает этих категорий как оппозиции. И для русского они чушь, их пытались навязать нам, но они без надобности. А немец в них видит что-то родное. Отсюда понятно, почему наши категории неприменимы там и наоборот. Почему у нас в мышлении бесконечные выходы к Библии и Христу. Нам нужно перестать стесняться нашего категориального набора. И впустить в философию основания нашей рефлексии вместе с основанием ее оснований - шумеро-аккадским богословием. Перестать притворяться немцами, склонившимися над античным трактатом. Ибо нет в нашей истории античного трактата, как нет и эпохи Возрождения. А есть ближневосточное культурное основание, на котором стоит здание позднегреческой Церкви. И есть немножко французско-немецких литературных шалостей на основе далекой античности.

Русское не читается

https://ad-informandum.livejournal.com/143451.html?utm_source=fbsharing&utm_medium=social&fbclid=IwAR228NnKIR6U481RxnpofQKHpW-5N86P_l8SUXCRTU-K0IqRLYpsGAerSe8

На самом деле, русское не читается даже тогда, когда пишется на приличном английском и подсовывается под самый нос. Учитывается, но не читается и не осмысляется. Проверено, чего уж.
Вот Ломоносов писал трактаты по-латыни. Ну и что науке с тех трактатов? Иностранцы хвалили его больше как медведя, умеющего плясать. От его работ по химии польза разве что историкам латыни, которые много лет изучают латынь Ломоносова. А вот то, что он писал стихи по-русски, создало ему славу реформатора русского стиха - единственную по сути заслуженную славу. Да и трактат о сбережении народа российского тоже написан по-русски. Гораздо важнее другое: зная латинскую научную номенклатуру, Ломоносов придумал на ее основе русскую.
Писание на искусственном чужом языке имеет свои коммуникативные плюсы, но не развивает родного языка. А вот знание других языков родной язык безусловно развивает. Но это опять работа в одну сторону. И наша латынь, и наш английский пригодятся разве что нам самим. Просто нужно писать по-русски то, что иностранцы сами захотели бы переводить. А если нет, то и нет. Значит, не языком не вышли, а умом.