December 16th, 2018

Гильгамеш и колодцы

Как Гильгамеш связан с копанием колодцев? Есть такой странный текст: "Если ты станешь рыть колодец, то помяни имя Гильгамеша!" Ну хорошо, когда Гильгамеш роет колодцы после смерти Энкиду в пустыне, так ему просто силу девать некуда. Он в это же время и львов от безнадеги убивает. А когда он роет колодцы для Солнца перед лесом Хумбабы, то это оттого, что через колодец лежит ход в мир мёртвых, и ему нужно принести жертвы туда, где ночью находится Солнце. Это вроде понятно. Но когда в шумерской песни кишский царь Агга хочет заставить Урук и Гильгамеша рыть колодцы - это про что? Зачем Гильгамешу рыть колодцы для Агги? Чего-то мы тут не понимаем.
А вот в исламе человек роет колодец для спасения души. Исаак, сын Авраама, тоже рыл колодцы. Колодец даёт воду и жизнь.
Значит, и у шумеров колодец это жизнь. Гильгамеш с его жаждой вечной жизни роет колодцы неспроста. И после смерти друга он тоже их роет. А в шумерской песни он должен обеспечить жизнь другому, который заставляет его это сделать. И не соглашается. И начинает войну. И побеждает. Нельзя приказывать соседу дать тебе жизнь. Где-то здесь и обитает истина.

Норштейн, шинель и ватник

Когда Норштейн говорит что-нибудь старомодное и реакционное, то прогрессивный люд обычно пишет, что он ничего не смыслит в реальной жизни и в политике, хотя и большой художник. А некоторые даже обзывают Норштейна "ватником".
Так и представляю себе кружок передовой молодежи конца 1870-х годов, в котором говорят: "Ну, Федор Михайлович, конечно, большой писатель, и сам Белинский его хвалил, и на каторге он за свободу сидел... Но вот написал Бесов - и видно, что ничего он не понял в современной общественной жизни. И романы его теперь стали как...шинельные оды..."

Да, именно так и сказали бы в 70-е годы 19 века. Что теперь ватник - то раньше шинель. И Норштейн ставит "Шинель" не про унижение маленького человека, а про то, что в шинели хорошо, а без шинели беда, и "если Бога нет, то какой тогда я капитан".

Типы учителей в истории

Благодаря одной сетевой дискуссии случайно вспомнил свой доклад о типах учителей в истории, который читал в 1994 г. на конференции педработников. Суть его вот какая.
В истории меняются типы учителей. 1. Древний Восток: учитель-пастух. 2. Античность: учитель-философ. 3. Со средних веков до 20 века: Учитель-рыбак. 4. Наши дни: учитель-инструктор.
Учитель-пастух ведет стадо на освоение неподвижных категорий и смыслов (которые никуда не бегают, как и трава, которую едят овцы). Учитель-философ знает, что категории меняются, а смыслы подвижны. Поэтому он собеседует с учеником. Учитель-рыбак это ловец душ, который требует только восприятия вечных истин, соотнося их с религиозными догмами, и не нуждается в собеседовании с учеником. Учитель-инструктор это гид по Касталии. Он учит самым общим приемам познания, учит методу и учит, где взять факты. Таково вкратце содержание моего доклада. Но потом я понял, что преподавание языков невозможно без элементов учителя-рыбака и учителя-пастуха. А лекции по общим предметам необходимы для того, чтобы образовать человека как личность именно данной культуры и данной эпохи.

Осирис и поэзия

Днем читал на истфаке лекцию для первокурсников по истории Египта в эпоху великих пирамид.
Ближе к вечеру узнал из сети про скандал двух поэтов.
Придя домой, заснул... и увидел удивительный сон. Некий поэт (в котором совсем не угадывался Жданов) сказал мне: "Поэзия существует потому, что Осирис нем. Его нужно воскресить. Но все поэты знают, что их слова - только пена на губах умершего Осириса. Их слова это замена одного его слова, и то неполноценная. Потому что когда уста Осириса разомкнутся, то поэзия станет не нужна. Осирис начнет творить мир словом. А поэты только имитируют творение, думая, что они..."
И тут я проснулся.