June 14th, 2018

50 лет Александру Аркадьевичу Немировскому

Сегодня исполнилось 50 лет выдающемуся историку древнего Востока Александру Аркадьевичу Немировскому. Ему удалось создать в Москве школу специалистов по политической истории клинописного мира и стать ведущим в России ученым в этой области. Знание источников на аккадском, египетском, древнееврейском и хеттском языках позволило ему успешно работать в таких направлениях, как дипломатическая история Ближнего Востока во второй половине II тыс. до н.э., история этнических перемещений библейского периода, история Египта во времена гиксосов, история Анатолии, история троянских войн. Он много занимался историей социокультурных норм в мировоззрении народов клинописного мира и внес значительный вклад в изучение вавилонских этических представлений. Помимо работы в своей основной области знаний, Александр Аркадьевич является специалистом по истории гражданской войны и белого движения в России, а с недавних пор известен своими публикациями по социальной истории и коммуникации у юкагиров. Сделанного им в науке хватило бы на десять человек. Однако Немировский известен еще и как популярный политический блоггер, публикующийся под именами Могултай и wyradhe. Хочется надеяться на то, что некоторые занятия Александра Аркадьевича через некоторое время отольются в монографии, а одно из них удостоится давно заслуженной докторской степени по всеобщей истории.
В качестве добрых пожеланий юбиляру опубликую здесь архивную страничку с приветствием, которое отец русской ассириологии Михаил Васильевич Никольский послал своему коллеге семитологу Павлу Константиновичу Коковцову. Оно написано прекрасной новоассирийской клинописью, и юбиляр без труда прочтет его.

И.Ю.Крачковский об отношении к науке в России и в Европе

"Говорят, что в науке всегда кто-нибудь должен быть жертвой, а кто- нибудь пользоваться этой жертвой. Я не знаю, верна ли эта формулировка вообще, но что она верна для России это не подлежит сомнению. Здесь развитие науки всегда шло ненормально и всегда двигалось вперед только благодаря жертвам, приносимым учеными. Так было и в недавнее ненормальное время, так было и в старые «нормальные» времена; иначе и не может быть в стране, где культурой слегка затронут только тонкий верхний слой" (Крачковский. В.Ф.Гиргас (к 40-летию со дня его смерти). ЗКВ 3 (1928), с. 88).

Крачковский сказал то главное, что можно применить ко всем наукам в России вообще. Теперь добавлю от себя. В романо-германских странах и в зависящих от германской культуры прибалтийских странах наука входит в состав семейной культуры. Быть ученым здесь считается одним из лучших вариантов судьбы, поводом для семейной гордости. В России же это не так. Научное знание, преклонение перед университетами и профессорами абсолютно чуждо российским семьям. Здесь согласны, скорее, видеть ребенка поэтом или художником, нежели ученым. Отсюда понятно, что в России наука могла появиться только после петровской насильственной прививки европеизма. Казалось бы, не такое уж большое расстояние от Финляндии до России. Но в культурном отношении это расстояние огромно. И вот как о нем пишет Крачковский на примере востоковедения в "Испытании временем":
"...поднять уважение к чужому труду и к малопопулярной специальности или темам можно не одиночными усилиями или хлесткой полемикой, а только общим подъемом культуры. Две случайные иллюстрации этого запомнились мне на всю жизнь. В год окончания гимназии мне пришлось беседовать с хорошим знакомым нашей семьи, директором Мариинского высшего женского училища, который когда-то мечтал о научной дороге и одно время готовился в Петербурге к занятию университетской кафедры по агрономии. Материальные условия заставили его на всю жизнь остаться педагогом средней школы. На его вопрос, куда я предполагаю поступить по окончании гимназии, я назвал Факультет восточных языков и после некоторого раздумья собеседника выслушал хладнокровную реплику: "Да, бывают люди, которые всю жизнь готовы собирать пробки от шампанского"... Рядом с пробками мне вспоминается, по счастью, и другая картинка. Летом 1916 г. молодым приват-доцентом я жил в небольшом пансионате около Кексгольма, в тогдашней Финляндии. Владелец его, местный уроженец-финн, ... сам прошел только начальную школу и говорил только на родном языке... Раз через свою дочь, ученицу средней школы, немного знакомую с русским языком, он осведомился, что я преподаю в университете. Не без некоторого смущения, которое всегда мной овладевало при аналогичных вопросах, я назвал себя арабистом и, зная по опыту, что это может вызвать или недоумение, или даже иронию, стал объяснять, чему посвящена моя область. Однако угрюмый финн, утратив обычную сдержанность, как-то оживился и куда-то исчез... Через минуту он вернулся с очень хорошей копией известного находившегося в Гельсингфорсе портрета Валлина и с торжеством сказал: "И у нас был свой арабист, который сделал много открытий"... Эта параллель в отношениях к арабистике финна без всякого образования и кандидата в профессора, который при упоминании о ней не мог найти никаких ассоциаций, кроме шампанских пробок, тогда глубоко поразила меня"
(Петербургское востоковедение, вып. 8. С. 569-570).

Книга М.Ливерани как зеркало ассириологии

Я уже довольно давно думаю, что все радикальные концепции по поводу прошлого вызваны обстоятельствами жизни самого исследователя, а не закономерностями развития самих древних обществ. Если у Струве дядя - легальный марксист П.Б.Струве, а мать была сестрой марксистского публициста В.А.Поссе, то стоит ли ожидать от него чего-то другого, кроме следования Марксу, Энгельсу и скорби о бедных римских рабах? Да небось он еще, как все гимназисты, "Хижину дяди Тома" читал, сочувствовал чернокожим. У Шилейко же отец был высший полицейский чин в ранге статского советника, устраивавший царскую охоту в Ропше, а мать домохозяйка и дочь статского советника. Так с чего Шилейке быть марксистом? Дьяконов же был потомок крестьян и разночинцев, Бога почему-то ненавидел и заодно с ним все церкви и храмы. Детская травма? Не знаю. Но в итоге мы видим хвалебную песнь крестьянской общине в Шумере и отрицание ведущей роли храмовых хозяйств. Для Дьяконова город начинается с общины, а не с храма (как для всех остальных на Западе). В общем, это очень личные вещи, идущие буквально от происхождения и из детства. И вот я все время ждал, когда об этих концепциях совершенно ясно и открыто скажет кто-нибудь как о мифологии древности. Это не оно так было, а исследователи так вообразили древний Восток. Понятно, что в России это было невозможно. Значит, оставалось ожидать кого-нибудь не сильно ангажированного на Западе. И вот свершилось. Итальянец Марио Ливерани выпустил книгу "Imagining Babylon. The Modern Story of an Ancient City". Произошло событие чрезвычайного значения! Впервые все радикальные представления историков о древней Месопотамии были заявлены именно как отражения мифов своей эпохи. Потрясает воображение не только содержание этой книги, но и аннотированный указатель к ней. Каждый исследователь характеризуется двумя-тремя словами, обозначающими его личный миф по поводу Месопотамии. Так, про Дьяконова написано: Diakonoff, Igor (1915–1999): and land
division, 144; and feudal mode of
production, 146; position compared to
Gelb’s, 147. А глава о Дьяконове называется "Igor Diakonoff, the ‘Asiatic mode’ and the residual village" Это высший пилотаж, ребята! Дьяконов это деревенщик, который ушел от рабовладельческой концепции в некую особую феодальную концепцию, которую он соединил с марксовой идеей азиатского способа производства. А основная заслуга Дьяконова-историка перед наукой это доказательство деления земель на храмовые и общинные. И в этом - внимание - Дьяконов запараллелен с Гельбом, который работал в том же направлении, но как истый американец ратовал за то, что экономику делали не общины, а частный сектор. Жестоко, но это то, что остается от радикальной концепции на длинной дистанции. А что же Ливерани пишет про Струве в своем дивном указателе? Struve, Vasili (1889–1965): and official
Soviet position on Marx’s Asiatic mode, 144. Дивно, правда? Струве ничего не сказал, кроме того, что озвучил официальную советскую позицию по азиатскому способу. Внутри книги это выглядит так: The Egyptologist and later Sumerologist Vasili Struve was, from 1933, the champion of the official solution (and his authority was decisive in also imposing it on less convinced colleagues), embracing in full both the role of slavery and the ‘hydraulic’ model (with frequent throwbacks to Deimel and to Schneider). The role of the village is minimized and distorted as an organization based on the work of slaves, both for the construction of the canals and for the cultivation of the fields. Replies and counter-replies followed, but Struve’s vision became officially consecrated as valid. Это дивно, коты! "the champion of the official solution". Так, кто еще есть из наших в этом взгляде с небес? Alexander I. Tyumenev underscored two decisive points: (1) that even at the peak of centralization under the Third Dynasty of Ur the work was done not by slaves but by corvée, to which the population was liable (in, therefore, a kind of ‘feudal’ way), (2) that increasingly strong elements of a free economy were then emerging. Еще кто? Больше никого. Ни Дандамаева (поскольку он эмпирик, а не теоретик), ни Якобсона (поскольку он совершенно неизвестен). И, конечно, никаких пятичленок, никаких дьяконо-якобсоновских теорий города и государства 1970-х гг. Ничего этого просто нет, потому что русскоязычная литература не учтена совсем. Зато есть:
Darwin, Charles (1809–1882): theories contemporary with earliest Assyrian excavations, 11
Durkheim, Emile (1858–1917): ‘complex’ city vs. ‘simple’ village, 92–3; influence on Childe, 134
Jacobsen, Thorkild (1904–1993): 138–142; Frankfort’s debt to, 127; theory of ‘primitive democracy, 139–40; preference for literary texts, 141; and myth of the ‘empty country’, 177–8; and Diyala project, 188
Falkenstein, Adam (1906–1966): and topographical documentation of Uruk, 77–8; on the Sumerian city, 105; cautious on Sumerian ‘democracy’, 141
А в целом это вот так (см. по ссылке):
https://www.degruyter.com/downloadpdf/books/9781614514589
/9781614514589-toc/9781614514589-toc.pdf

То есть, от библейской критики до марксизма, Макса Вебера, геополитиков и современного глобализма.
Конечно, эта книга - большое зеркало, которое стоит перед всеми теоретиками древних обществ. Это достижение одновременно философское и научное. И это хорошее напоминание о том, что от большинства ученых не остается ни одной строчки после фамилии, а от меньшинства по две-три строчки, да и те связаны не столько с достижениями, сколько с мифами, которые породили исследователи под воздействием своей социальной среды и эпохи.

На чем основана магия фильма "Маленькие трагедии"

Пересматривал "Маленькие трагедии" Швейцера, и только вчера понял, что меня так завораживает в этом фильме. Открытый трагический темперамент основных исполнителей и выпевание слов. Такой кантилены не было в театре со времён Остужева. И вдруг она появляется в кино. Высоцкий, Смоктуновский, Юрский, Алимова, Трофимов полны всемогущества. Они маги. Они поют Пушкина, но не как певцы, а как шаманы и греческие трагики. Сильнейшее влияние Высоцкого на всю труппу в плане интонации. Юрский: "как Аквилоннн, что хочет - то и носит онн, оррлу подобно он летает, и, не спросясь нниукого-о-о...(с хрипом)" (видимо, был рядом с Высоцким в момент записи этой сцены). Смоктуновский делает в монологе Филиппа две внезапных истерики, совершенно мимо текста. Алимова и Игнатьева поют не просто гениально, а в состоянии озарения. Через весь фильм проходит интонация, заданнная музыкой Шнитке и голосом Высоцкого, пропущенным через Юрского-медиума (да он ещё и с гитарой на сцене, Юрский-то!). Золотухин выбивается из интонации. Бурляев точно встраивается. Даже Калныньш подхватывает. В фильме смещается главный герой. Все крутится вокруг Поэта, который не Пушкин, а Юрский-Высоцкий и Высоцкий-Дон Гуан. Вот же что вышло у Швейцера!

Новое значение старошумерского слова niĝ2-šu (-su8)

В электронном словаре шумерского языка ePSD есть статья: niĝšu [GOODS] (31x: ED IIIb, Old Akkadian, Ur III, Old Babylonian) wr. niĝ2-šu "goods" Akk. būšu
Вообще говоря, это не только товары, но еще и вид собственности. Слово состоит из "вещь" (ниг2) и "рука" (шу). Это вещи, которые держат в руке, т.е., говоря современным языком, которыми распоряжаются. Электронный словарь ведет себя как тупой робот: он выдергивает из баз все контексты с этим словом и во всех случаях дает одинаковый перевод 'goods'. Однако это не так, и вот пример.
В статье "Проверка при Урукагине, царе-реформаторе Лагаша, боеспособности воинов, получивших ранение" (ВДИ 3 (1962), 23-27) http://gerginakkum.ru/bibliography/struve/struve1963_1.htm
В.В.Струве обращает внимание на старошумерские тексты DP 135 https://cdli.ucla.edu/search/archival_view.php… и Nik. 14 https://cdli.ucla.edu/search/archival_view.php…, в которых перечисляются одни и те же лица. Но во второй ведомости говорится, что одни убиты (ba-ug7), а другие niĝ2-šu-še3 ba-su8-eš2. Струве полагает, что лица второй категории (т.е. не убитые) это раненые, которые после поправки снова встали в строй. Доказать это утверждение невозможно. Судя по обоим спискам (несомненно, связанным друг с другом хронологически), в первом перечисляются боеспособные воины, призванные на 6-м году правления Урукагины, когда на окраины Лагаша напал Лугальзаггеси. А во втором списке весь воинский ресурс делится на тех, кто убит и соответственно может быть снят с довольствия, и на тех, кто наличествует и готов воевать. О ранении ни слова. Скорее, можно говорить, что после битвы они остались в живых. А если они остались в живых, то, следовательно, они вновь поступили в распоряжение командиров. Из войска в 155 человек первой ведомости остались в живых 26 человек, и их нужно кормить. 7 точно погибли. Куда делись остальные - неясно, но в ведомости они не прописаны. Возможно, в Nik. 14 речь идет только об одном из отрядов. В аккадском языке есть соответствие ša qaat "те, кто руки" (т.е. те, кто под властью). Следовательно, выражение niĝ2-šu-še3 ba-su8-eš2 можно буквально перевести как "в распоряжение они поступили". Таким образом, и само абстрактное существительное niĝ2-šu мы уверенно понимаем как "распоряжение".

Как переводится имя шумерского бога магии Асарлухи

Есть в шумерологии такая загадка: как переводится имя бога медицины и магии Асарлухи? Для начала посмотрим, сколькими способами пишется это имя начиная с XXVI в. до н.э.:
ASAR, A-sa-lu2-hi, Asar-lu2-hi, E2.SHARA2-lu2-hi, a-sa-al-lu-hi, a-sa-lu-uh2, sar-lu2-hi, Asar-lu2, a-sa-ra, ASAR-re, a-sa-re, a-sa-ru. Древнейшее написание именно ASAR, а вторая часть -lu2-hi прибавляется только с 3 династии Ура.
Что такое ASAR - понятное дело, никто не знает. Но можно воспользоваться данными письма. Слово asar пишется сложной идеограммой URU x IGI (город - глаз). В силлабариях этот знак читается также SHILIG, аккад. shagapuuru "могущественный, величественный". А знак IGI, помимо глаза, означает также "первый, предыдущий, ранний; перед, лицо". То есть, всю идеограмму можно понять как "некий лидер в городе". Отсюда ясно, что и слово asar, которое пишется тем же знаком, тоже можно понять в коде лидерства, вождества. Некоторый намек на связь между Асарлухи и значением SHILIG дан в "Обращении Асаллухи к демонам": anaaku dAsar-lu2-hi dabru shagapuuru "я - Асарлухи, гневный, могучий" (CAD Sh 1, 65). Поскольку после asar часто идет знак -re, то это указывает на скрытый показатель причастия -e(d). Вся форма будет asar-re(d). Причастный показатель возможен только после корня. Следовательно, sar- глагольный корень. Тогда первая часть слова a- существительное. Получается "семя стремительное". Это хороший результат. Нам известны множество эпитетов богов, начинающихся со слова "семя". В данном случае имеется в виду, что это резвый, весьма многого добившийся потомок старшего божества. В шумерском гимне Асарлухи встречается и второе имя: Asar-alim-nun-na. Его в соответствии с нашей гипотезой можно перевести "Стремительное семя, бизон Владыки", что тоже очень хорошо, поскольку Асарлухи сын Энки, а Энки как раз и имеет эпитет nun.
Теперь посмотрим вторую часть имени. В.Дж.Лэмберт предлагает понимать lu2-hi как luh "омывать", исходя из написания lu-uh2. Однако, во-первых, мы ни разу не видим, чтобы в каком-то случае имя божества писалось в текстах как asar-luh, что было бы наиболее естественным. Во-вторых, в большинстве случаев мы видим написание с lu2 "человек", а не lu. Следовательно, версия Лэмберта не проходит. Сочетание слов -lu2-hi после имени божества встречается только один раз - в тексте "Энки и мировой порядок" (314), где есть dIshkur-lu2-hi. Однако хитрый сотрудник базы ETCSL добавил к последнему знаку gal2 и получил lu2-he-gal2, что совершенно произвольно. Однако если даже и так, то других примеров с -lu2-hi больше нет. Попытка Г.Циммерна прочесть lu2-dug10 к успеху не приводит, потому что в генитиве было бы -dug10-ga, а на самом деле там -hi-a без всякого вставного -g-. Значит, все-таки -lu2-hi, причем lu2 точно значит "человек" или "который". Глагол hi означает "мешать, смешивать". Он употребляется, в том числе, и в отношении смешения веществ для приготовления медикаментов (CAD B, balaalu, 42-44).
Тогда все имя Асарлухи переведется "Асар (=Стремительное Семя) - смеситель". Ведь сочетание lu2-hi может быть LU2.HI, то есть, именем профессии.

Гудеа в старошумерских текстах? Или о подпоручиках Киже в шумерологии

В новейшей монографии Томаса Балке Das altsumerische Onomastikon на с. 191 стоит мужское имя собственное gu3-de2-a "Die ausgegossene Stimme (= Berufener)" и две ссылки на тексты, где это имя встречается: AWEL 145 i 2; FAOS 5 Ean. 62 face d i 4. В примечании 511 написано, что раньше считалось, что имя Гудеа имеет новошумерское происхождение и так стали называть людей после смерти правителя 2 династии Лагаша. Однако вот!
Чрезвычайное событие. Никто ранее не знал, что священным именем могли назвать простого человека. Я не поверил и решил проверить оба контекста. Оказалось, что правильно решил.
Контекст в посвятительной надписи Эанатума номер 62 позволяет спокойно убрать gu3-de2-a как имя собственное и оставить его частью синтагмы:
20'. {d}en-lil2-la
en: For Enlil,
21'. nibru{ki}
en: for Nippur
22'. sa2 sze3-na-du11-du11
en: he provided regular provisions.
n lines broken
23'. {d}nansze
en: for Nanše
24'. e2-mah-ha
en: into the Emaḫ
25'. mu-na-ni-kux(DU)
en: he brought it.
26'. gu3-de2-a
en: With exclamations
27'. KA-ku5-ra2-ke4
en: of praise(?)
28'. {d}nansze
en: by Nanše,
29'. nin kur sikil-le
en: the mistress, the pure mountain,
30'. he2-bi-si
en: may it be filled'.
https://cdli.ucla.edu/search/archival_view.php…
Контекст любопытнейший. Храм наполняется криками восхвалений богини точно так же, как он наполнялся до того жертвами для Энлиля. То есть, Энлилю нужны продукты, а богине - чтоб ее хвалили. Но мы недвусмысленно видим, что gu3-de2-a здесь не имя собственное, а существительное "exclamation". Аналогично у Фрэйна: "May the goddess Nanshe, [the mistress], the pure [moun]tain, at this expression of [pr]aise, fill it (?)" (RIME 1, 161).
Теперь перейдем ко второму контексту. Это хозяйственный текст 2-го года Лугаланды, в котором дается реестр доставки в "Женский дом" правительницы Баранамтары фиников, винограда, яблок и инжира, изъятых садовником у различных служащих храма.
https://cdli.ucla.edu/search/archival_view.php…
И начинается текст AWEL 145 (= Nik 1, 145) с таких двух строк:
1 1 ) 5.1.4 zu-lum-gesz-si4-gesz-gi6-da-NE-ra gur-sag-gal
2) gu3-de2-a-kam
Издатель текста Г.Зельц переводит так:
5.1.4. Haupt-Gur Datteln (von ) Braunbaumen und Schwarzbaumen gemischt (? )
sind von Gude'a.

Но сам же пишет в примечании на с. 364: Den PN Gude'a kann ich sonst als as. PN n i c h t belegen.

Вот тут бы и задуматься! Если имя Гудеа ни разу больше не встречается в старошумерских текстах, а тут откуда-то появляется, то речь может идти не об имени собственном, а о должности. Что же говорят силлабарии по поводу человека, называемого gu3-de2-a? Они говорят удивительные вещи:
lu2.gu3-de-a = na-ag-gi-gu, т.е. прилагательное от nagaagu "реветь, стонать, издавать звуки скорби". В словаре знаменательное примечание: "referring to the braying of a donkey or neghing of a horse" (N1, 105). Но на лошадь там один контекст, а все остальные на крик осла. Сам же глагол gu3-de2 (глотка - лить) имеет, помимо nagaagu, значение na-bu-u "называть, взывать, давать знать, провозглашать". От него в силлабарии Malku-sharru прилагательное na-bi-um (IV 178; CAD N 1, 32), эквивалентное еврейскому и арабскому nabi' "пророк". Так вот оно что! Пророк тот, кто кричит по-ослиному, так, что не понять; тот, кто взывает, называет, дает знать. В другом силлабарии сказано: gu3.de2.a = sha ik-ki-lum "о громком крике, шуме" (IV 9) https://cdli.ucla.edu/search/archival_view.php?ObjectID=P310404 . Простой человек не может называться таким именем. Это название должности. И больше оно в старошумерское время нигде не встречается.
Перевод gu3-de2-a как "глашатай" возможен только в переносном смысле, т.е. глашатай воли божества. А для обычного глашатая есть известное слово nimgir.
Есть еще один любопытный контекст. В хозяйственном старошумерском тексте упомянуто i3 gu3 de2-a-sze3 https://cdli.ucla.edu/search/archival_view.php?ObjectID=P329037 Это выражение издатель текста В.Бартош переводит "the oil, for which has been requested" (CUSAS 23, 141). То есть, речь идет о масле, о котором предварительно договорились, потому что на него был запрос.
Таким образом, оба контекста с именем собственным Гудеа для старошумерского текста исчезают. Ссылки на с. 191 нужно признать относящимися в одном случае к существительному, а в другом к названию должности или к выражению запроса.

МЕ, Судьба и Сердце

В 2009 г. я выпустил книгу о МЕ, намереваясь перекинуть мостик от имперсональной божественной силы, потенции сущего, к индивидуальному предопределению, т.е. к судьбе. Мне казалось 15 лет назад, что это довольно легко и любой это напишет. Но любой не написал. В шумерологии нет книги о категории судьбы. А в ассириологии такая книга есть только для текстов 1 тыс. до н.э., преимущественно ассирийских. А почему возникло такое торможение для судьбы периода бронзы? Потому что существует огромная проблема, которая не поставлена в общем виде. Понятно, что мир не может существовать без МЕ, и любое качество, любая профессия, любая инсигния власти имеют МЕ. Это означает, что проблема потенциального существования решена. Потенция есть, и она возникает из желания, которые тем или иным способом выражается и актуализируется. Однако индивидуум не обладает МЕ. Они присущи только обожествленным царям. Значит, любой человек вообще не имеет специфической, только собственной потенциальности. Он предназначен для того же, для чего и все. Дальше идет судьба (НАМ). Судьба есть только у людей, другие твари ее лишены. Судьба это все, что случится с человеком от рождения до смерти, это совокупность его атрибутов, это то, чем он здесь и сейчас отличается от других людей. Связана или нет судьба с МЕ? В некоторых шумерских гимнах они идут вместе (me nam). Но судьба это не потенциальность, не то, что внутри, а, напротив, то, во что одет человек. Шумерская пословица: "Судьба - одежда, протянутая голому в пустыне". Пространство-время жизни, имя, родословие, события, занятия человека как раз и являются такой одеждой. Но смерть судьбой не является. Шумеры знают, что смерть есть фактор неожиданности, и говорят, что даже боги не скажут, когда человек умрет. Но вот дальше следует загадочная фраза. Когда хотят сказать, что умер, то говорят: "он ушел к своей судьбе". Что это значит? Что судьба ушла в Подземный мир раньше самого человека, и только потому он там? Непонятно. Однако понятно, что в том мире человек теряет свою судьбу и приобщается к судьбе всех умерших. Он голодает, жаждет и просит жертв. Дальнейшее снова возвращает нас к его прижизненной судьбе, потому что если у него много детей, то он получит много жертв. Так вот, непонятно: если судьба это одежда, то куда она девается перед смертью и возможно ли для человека инобытие вне судьбы? И, разумеется, непонятно, как связаны судьба и МЕ. Понятно только то, что уход в Подземный мир и возвращение оттуда (для богов) входят в список МЕ. Следовательно, они предопределены и потенциально существуют. Царская власть тоже есть в списке МЕ. Но в этом списке отсутствует судьба человека как таковая. Откуда она берется, если у нее нет МЕ? Бытие индивидуума не имеет потенциальности и предопределения? Т.е. оно беззаконно в ритуальном смысле? Не являются ли тогда МЕ и НАМ оппозицией? Вот этот вопрос, пожалуй, никому и в голову не приходил. Я же думаю над этим много лет. Есть ли мостик от МЕ к НАМ или, напротив, они соотносятся как Небо и Земля в устройстве мироздания? Составляют единство противоположностей.
Понятно, что о свободе говорить не приходится. Свобода воли это "поступать по своему сердцу". Это всегда против богов и кончается плохо, хотя такому героизму могут и аплодировать. Гильгамеш ходит в трагических героях. Хотя он и бог на две трети, но МЕ у него нет. И о судьбе (НАМ) Гильгамеша нам тоже ничего не говорят. Он зависает между божественным и человеческим, становясь генералом мира мертвых. Видимо, это что-то третье - то, что и не для богов, и не для простых смертных. На месте МЕ и НАМ у Гильгамеша Сердце. И его мать Нинсун, обращаясь к Шамашу, спрашивает его, зачем он вложил в ее сына беспокойное сердце. Свобода воли, своеволие, поступок не по внутреннему, глубоко укорененному и предопределенному желанию, а по внешней прихоти. И поражение борца на ринге, сопровождаемое восторгами толпы.