May 8th, 2017

Эдем как шумерская проблематика (эквиваленты слова "тяжелый")

В аккадском языке есть слово kabtu "(to be) heavy; (to be) important". У него в силлабариях очень интересные шумерские эквиваленты.
dilmun = kabtu. Да-да, это тот самый Дильмун, т.е. Бахрейн, о котором впс написал в свежеопубликованной статье про Эдем. И у Дильмуна очень интересные дополнительные значения: "(to be) made manifest; (to be) heavy; (to be) important; ritually unclean, impure person; instruction". То есть, dilmun в качестве прилагательного значит "почтенный, значимый", поскольку там свершилось грехопадение, в результате чего появились ритуально нечистые люди.
Точно та же история с прилагательным aratta = kabtu "heavy; important; praise, glory".
Дильмун и Аратта - два места, где все началось! Именно потому эти топонимы стали прилагательными со значением "почтенный, значимый".
К этому же оттенку значения относится и idim = kabtu "(to be) heavy; (to be) important". А Вы знаете, что такое idim? Это "spring, underground water" Akk. nagbu. Первый источник, забивший на Дильмуне.
Дальше идет слово dugud "(to be) heavy; (to be) important", чаще всего приложимое к туче (IM.DUGUD). Это "тяжелый" в смысле "затмевающий солнце". Так же называют и птицу Анзу (по-шумерски ее имя Имдугуд), обладающую широкими крыльями.
Итак, из всех слов со значением heavy ни одно не обозначает собственно физическую тяжесть. Тяжесть связана с почтительностью и значительностью, с началом мироздания, с первоместом и первоисточником. То есть, с Эдемом.

А вот и статья об Эдеме в клинописных текстах https://www.academia.edu/32808145/%D0%92%D0%B5%D1%82%D1%85%D0%BE%D0%B7%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D1%82%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%AD%D0%B4%D0%B5%D0%BC_%D0%BF%D0%BE_%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%BC_%D0%BA%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%BD%D1%8B%D1%85_%D1%82%D0%B5%D0%BA%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B2_%D0%BA_%D1%8D%D1%82%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%B8_%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B0_Eden_

Тупик шумерского языка, или грустные мысли над списком Сводеша

Ни в одном языке мира, живом или мертвом, "большой, великий" не будет звучать gal или похоже.
Слово "мужчина, самец" будет nitah. Ни в одной базе данных по макросемьям такого даже близко нет.
В шумерском "имя" будет mu. И "год" тоже mu. Почему имя и год обозначаются одинаково? И да, опять никаких параллелей в других языках.
Никто в мире не называет нос kiri (пишется kiri3). Печаль...
На прямое заимствование из аккадского на 110 шумерских слов списка Сводеша приходятся 16 примеров. 40 слов встречаются в Ностратическом словаре А.Б. Долгопольского. Но Долгопольский включает в состав ностратических еще и афразийские языки. Поэтому эти 40, на самом деле, - слова, встречающиеся в обеих макросемьях. Что показывает на контакты шумеров с теми и другими (далеко не всегда ностратические слова, фонетически и семантически сходные с шумерскими, встречаются среди афразийских). А вот с сино-тибетскими словами в базовой лексике плохо. Интересно, что слова "глаз" и "сердце" выглядят в сино-тибетских и ностратических очень похоже. Но только этими словами сходство и ограничивается. С мунда, разумеется, нет ничего общего. Базовый список не содержит больше никаких заимствований. Это означает, что из 110 слов 52 - оригинальные шумерские. Настолько оригинальные, что аналогов им нет ни в одной из макросемей, списки которых составлены в "Вавилонской башне". Два слова обнаружить не удалось - "перо" и "плавать".
По-шумерски нельзя сказать "ни пуха, ни пера". Мы не знаем таких слов.