October 24th, 2014

Читая книгу о философии Тарковского

При чтении книги И.И. Евлампиева "Художественная философия Андрея Тарковского" пришли в голову две идеи.

1.   Евлампиев пишет, что прототипом Рублева у Тарковского был Алеша Карамазов. Охотно соглашусь: у юноши из атеистического общества и не могло быть тогда, в 60-е, другого монашеского прототипа. Но нужно было додумать дальше. Даниил Черный – Иван, Феофан Грек – Дмитрий, Кирилл – Смердяков. Когда Даниил завидует Андрею, его зависть материализуется в Кирилле (= идея Ивана материализована в преступлении Смердякова), а из Даниила уходит. В свою очередь, у Достоевского там глубокая мистика 4 евангелистов: Алеша – Матфей/Человек (богочеловеческая природа Христа), Дмитрий – Лука/Телец (жертва), Иван – Иоанн/Орел (Логос), Смердяков – Марк/Лев (власть и амбиции).

2. Евлампиев правильно догадывается, что женщина из фильма "Зеркало", которая появляется в квартире Алексея во время одинокого пребывания там Игната и которая заставляет мальчика читать письмо Пушкина к Чаадаеву, это гостья оттуда, из иного мира. Ее играла директор картины Тамара Огородникова. Правильно он пишет и то, что в фильме показаны провалы времени, и через эти провалы появляются таинственные гости. Но опять-таки нужно было додумать эту мысль дальше.
Все эти      разломы и провалы времени, Мария и отец-поэт, Наталья и писатель, который не Достоевский, но пишет в стол, - это, конечно, "Мастер и Маргарита". У героини отчество Николаевна, как у булгаковской Маргариты. И летает она. Мать Игната зовут Наталья. Наташа – служанка Маргариты. "Зеркало" нужно анализировать с учетом того, что Тарковский читал журнальную публикацию 1966 г.

2.