October 10th, 2014

Ефросин Белозерский - автор "Слова о полку"?

https://www.academia.edu/1982405/%D0%91%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%BE%D0%B2_%D0%90._%D0%93._%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D0%B0_%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8_%D0%A1%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B0_%D0%BE_%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BA%D1%83_%D0%98%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%B5_%D0%B8_%D0%95%D1%84%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%B8%D0%BD_%D0%91%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B7%D0%B5%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_Acta_Slavica_Iaponica._Sapporo_2005._T._22._P._238-298

Я не думал, что Бобров зайдет так далеко.
До сих пор было все очень красиво и логично. Ефросин Белозерский, инок XV века, - вроде бы, бывший князь Иван Шемяка. В молодости он княжил в Новгороде-Северском и там нашел рукопись "Слова...". Потом князь стал иноком и начал писать альтернативную русскую историю (например, Задонщину). Прошло три века. Из Кирилло-Белозерского монастыря по приказу Мусин-Пушкина в 1791 г. был истребован местный Хронограф, в составе которого было "Слово о полку". Мусин-Пушкин отказался возвращать рукопись в монастырь, отвираясь тем, что якобы отдал ее покойной государыне. Рукопись сгорела в пожаре 1812 года. Хорошо и стройно.
Но вдруг автор пошел вширь. Во-первых, он предположил, что Ефросин был инициатором путешествия Афанасия Никитина в Индию, и что это было не торговое предприятие, а поиск страны рахманов, живущих практически в раю. Это ладно. И тезис "Ефросин - первый русский востоковед" мне даже нравится как востоковеду. Будем знать, кому поклоны бить. Вот, так сказать, и нашелся святой у русской ориенталистики.
Но автор не сдержался... Увы... И даже попытался нанести удар по Зализняку (не ссылаясь на его книгу). Что в сумме дало следующее:
1. Ефросин, будучи новгород-северским князем, а затем живя в северных и западных землях, знал все диалектные особенности этих мест. Потому-де в тексте поэмы встречаются заимствования из разных диалектов.
2. Именно Ефросин-то вот и был автором "Слова..." как литературного произведения. И тогда памятник написан в XV веке.

А не лихо ли? Как же энклитики, закон Вакернагеля, падение редуцированных и прочие точные законы лингвистики? Да и как быть с близостью поэмы к язычеству, со всеми этими дивами и затмениями, которым в XV веке доверяли мало?