June 10th, 2013

Аскольд Иванчик о реформе образования

Один из лучших ученых-древников и экспертов по системе образования.

Сравнение реформ в России и Грузии: кому надо и кому не надо подражать
http://www.colta.ru/docs/14183
Особенно я согласен с тем, что нужно не потерять европейскую структуру науки и образования и сохранить ВАК.

Об Андрее Гейме и его взглядах на образование (Facebook, via kassian)

Из последних интервью Гейма (например этого: http://www.svoboda.org/content/article/25002030.html) видно, что он, при всем уважении к нему как ученому, довольно плохо представляет себе, как организована наука не только в России, но и на Западе. Например: «А в Германии вообще нет Академии наук.» Удивительно, что он не знает, что есть, и не одна (Баварская, Берлин-Бранденбургская, бывш. Прусская, Гейдельбергская, и др.), и все издают труды, в которых часто публикуются важные работы. Никогда не читал? Про то, что французский CNRS аналогичен нашей Академии, думаю, очевидно каждому, кто имел дело с французской наукой. Так что утверждения Гейма, что подобно российской наука устроена только в Китае и Северной Корее, хоть и хлесткие, но ложные. Подозреваю, что о том, как устроена наука в Китае и Северной Корее, он знает так же плохо, как и про Россию, Францию и Германию.

Это бы и не беда, если бы он осознавал границы своей осведомленности и компетентности, но это не так – самонадеянность просто поразительная. Приехал в Россию на один день за двадцать лет – и рассуждает, как живет Москва и что в ней изменилось. Не имел никаких контактов с российской наукой те же двадцать лет, но объясняет, как здесь все надо организовать. При этом идея примерно одна – в России два Министерства науки, а должно быть одно. «Академия наук на сегодняшний момент стала тормозом прогресса, поскольку исполнительная и законодательная власть в науке объединена в одном лице». То есть, по его мнению, разрабатывать систему организация науки, правила, методику исследований и проч. (законодательная власть) должны одни (кто? чиновники?), а исполнять должны другие (очевидно, ученые). Не абсурд ли? Ясно, что только научное сообщество может определять, как ему жить и работать. Впрочем, как хочет Гейм, было в СССР – «законодательная власть» в науке принадлежала партии и ее идеологам, а самим ученым оставалась «исполнительная». Ну и когда он говорит в разных интервью про Ливанова как борца с ветряными мельницами, очевидно, имеет в виду нечто иное, чем имеется в виду обычно. Впрочем, нобелевскому лауреату, видимо, Сервантеса читать не обязательно.