April 28th, 2013

Странные сближенья. Черноокая Россети и Дарвин.

Вчера был в Манеже на книжной ярмарке. Встретил тех, кого люблю и с кем больше года не видался. Книга всех объединяет и сводит. Купил две книги. И.Смирнова написала первую биографию умнейшей женщины России. Она называется "А.О.Смирнова-Россет в русской литературе XIX века". А некая миловидная московская дама, пишущая под мужским именем и подвизающаяся в ЖЗЛ написанием биографий знаменитых англичан, выпустила книгу о Дарвине. Обе книги давно хотел и рад был несказанно. По своему обыкновению, представил в уме даты жизни обоих. И что же? Одни и те же даты. Россети и Дарвин жили с 1809 до 1882 года. Однако! Умнейшая женщина, коллекционировавшая гениев, и умнейший мужчина, собиравший жуков. У каждого своя специфика. Но оба - светочи ума своего столетия. Подумал: вот два варианта судьбы гения в том веке. Россети с дарвиновским умом могла дорасти только до консультанта при особе мужского гения. Путь в сами дарвины общество ей заказало.

Все-таки есть эти волны смертей для определенных годов рождения. Особенно ясно я почувствовал это в прошлом году. Один за другим уходили знаменитые люди 1932 года. Причем что интересно - все отметили 80 лет, дожили до юбилея. И сразу после того умерли. Я тогда подумал, что смерть не разбирает, кто знаменитый, а кто не очень, и если есть эта волна, то подействует на всех. И этот мой знакомый после юбилея тоже рискует не прожить долго. А он вегетарианец, любитель физкультуры, в свои 80 выглядит на 60, ходит на демонстрации оппозиции, не так легко его взять... Долго отгонял эту мысль от себя. До юбилея он дожил, но через полтора месяца откуда что взялось - инсульт, инфаркт и рак одновременно. Его не стало за четыре дня. Это какие-то некондратьевские волны, но они тоже есть...

К Ванге

кремированные приходили в облаках дыма.
Похоже, что сохраняется не только то, что делаешь ты, но и то, что делали с тобой. И потом это становится твоим атрибутом. Тебе может быть все равно, сожгут или похоронят. Но информационное поле Земли все зафиксирует. И потом воспроизведет на каком-то волшебном магнитофоне.
Каждый твой шаг записан. Каждое с тобой произведенное действо. Вот что по-настоящему страшно.
А вдруг и помыслы твои тоже сохранены? Думаю, что да. Я в конце 80-х гулял по Комарову, по длинной такой аллее, где жили академики. И время от времени ловил идеи, которые были не мои и не мне.
Должно быть, это тоже остается.