January 27th, 2013

Новости нашего дурдомика

Эстрадный мим Полунин назначен худруком Петербургского цирка. (В котором он никогда не работал).
Жерару Депардье хотят предложить пост главного режиссера БДТ. (Труппе нужно срочно учить французскую мову).
Ленинский проспект предложили переименовать в проспект Высоцкого. (Надо думать, на Ваганьковом скоро мавзолей поставят, у которого способных детей легкого поведения будут под бряцанье гитар принимать в январята).
Самого Высоцкого предложили православно канонизировать. (Ну, тогда уж и Пушкина с Есениным - святости там с лихвой на всех хватит).

Вношу еще одно инновационное предложение: коли Брижит Бардо соблаговолит стать гражданкой России, следует дать ей пост директора Петербургского зоопарка. Авось живого слона детишкам привезет и на свои средства содержать будет. А то у нас последний слон умер лет пять назад.

Мое любимое стихотворение Жуковского

В пору моего детства была такая дивная серия "Моя любимая книжка". Тоненькие книжечки в разноцветных обложках с прекрасными иллюстрациями и обязательными портретами авторов на второй странице. В этой серии обычно печатали классиков, писавших о природе. Михаил Пришвин, Евгений Чарушин, Виталий Бианки, Георгий Скребицкий, Иван Соколов-Микитов. Был там и рассказ Антона Чехова "Белолобый" (серенькая обложка), и рассказ Николая Лескова "Неразменный рубль" (зелененькая). В детском саду мы всех этих писателей знали по именам. И вдруг в горке книг я увидел одну серовато-коричневатую, на которой было написано: "В.А. Жуковский". Интересно, почему В.А., а не по имени, как всех остальных? Я показал книжечку знакомой девочке, которая безукоризненно и логично решила эту задачу. Она сказала: "Наверно, он Ленина видел и с Чапаевым воевал". Право на уважение давало только это.
Раскрыв книгу, я на предпоследней странице увидел стихотворение, явно содержавшее загадку. Оно мне понравилось, так как было простое и очень красивое. Разгадывать я не хотел, и, получив наслаждение, книжку закрыл.
Каково же было мое удивление, когда летом, в деревне на Псковщине, бабушка привезла мне в подарок ту же самую книгу! Когда я открыл ее, чтобы найти свое любимое стихотворение, началась гроза. Тогда уже другая моя бабушка погасила свет, зажгла лампаду и стала молиться перед образом на коленях: громоотвода у нас не было. А гроза прошла быстро, и на небе показался многоцветный воздушный мост. И я тотчас понял, о чем слова Жуковского. Стало светло. Я вышел на улицу в огород с книжкой в руках, и, кажется, самой радуге прочел стихи о ней:

Не человечьими руками
Жемчужный разноцветный мост
Из вод построен над водами.
Чудесный вид! огромный рост!
Раскинув паруса шумящи,
Не раз корабль под ним проплыл;
Но на хребет его блестящий
Еще никто не восходил!
Идешь к нему — он прочь стремится
И в то же время недвижим;
С своим потоком он родится
И вместе исчезает с ним.

Сколько бы ни читал я Жуковского после этого, но, признаться, и до сих пор не могу изменить своему детсадовскому вкусу. Эти стихи так и остались для меня самыми любимыми в его творчестве.