January 23rd, 2013

Выше

Во время юбилея Станиславского добры молодцы нынешнего МХТ Табаков и Хабенский сказали по ТВ, что девизом идеального будущего театра для старика было "Проще, легче, веселее!". И что этот девиз даже висит в фойе как лозунг МХТ. Я подумал, что наверняка здесь утаено что-то очень важное. И, найдя цитату, даже просветлел от радости за ее автора. Там было "Выше, проще, легче, веселее!". Если есть это ВЫШЕ, то все остальное не столь банально и пошло, ибо понятно, ради чего всё. Так вот, нынешний театр, кино, литература, живопись, жизнь явно лишены этого первого призыва. Кое-что осталось только в музыке, и то, скорее, по старой памяти. Недостаток высоты, страх высоты, бегство от высоты. Зачем было летать в космос, если можно управлять звездопланами с земли? Вот типичная логика страха высоты. Высота это трагедия, т.е. осознание судьбы, ее переживание и готовность быть выше нее. А если жизнь это случайность, и живем мы здесь непонятно почему, и зачаты кое-как, и миссии у нас нет... - где же взять высоту, и как набрать ее, и можно ли на ней удержаться?

Сыны Гармонии

не заняты производством смыслов. Они рождены услаждать слух правителей и епископов. Поэтому нуждаются в их покровительстве и разделяют их мнения. Если поссорятся с одним правителем - тотчас переходят к другому. Нормальная позиция что композиторов, что исполнителей.
Только Бетховен, Казальс и Ростропович какие-то сумасшедшие, выродки в благопристойной семье. Какое дело музицирующему сыну австрийского бедняка до Наполеона? Какое дело виолончелисту до писателя Солженицына? Он что, сидел или был ущемлен властью? На кой черт другой виолончелист уехал от Франко? Он что, коммунист?
Порядочность нелогична. Поэтому наказуема в общественном мнении и сейчас, и потом. Бесполезно надеяться, что поймут. Меня недавно спросили, почему Сахаров хотел занять место Генерального секретаря...