March 6th, 2012

Об одном подтексте в рассказе о потопе (Гильгамеш XI)

Сделаю-ка я доклад. У нас люди делают доклады только для того, чтобы поставить галочку. Пересказывают чужие мысли, свой материал, но совершенно разучились находить пути и открывать.
Есть в ассирийском рассказе о потопе такие строки, которые произносит бог мудрости Эа, желая научить Утнапиштима, как соврать согражданам, почему он строит ковчег. Утнапиштим должен сказать чересчур любопытным, что он уезжает к своему богу Эа, а они пусть остаются, потому что скоро их постигнет невиданное изобилие.

Ина шер кукки
Ина лилАти ушазнанакунУши шамУт кибАти

На заре пироги,
Ночью дождь пшеницы прольет (букв. продождит) он на вас. (XI 46-47)

С дождем пшеницы все ясно: дождь ассоциировался с урожаем (о чем сказано в стрк. 43). А вот причем здесь пирог (во множ. числе)?
Комментаторы не могли дать внятного объяснения. В 2010 году вышла статья Э.Р.Джорджа, в которой автор решил, что kukku - знак неблагоприятного предсказания. В текстах гаданий по печени kukku означает гнев Энлиля, а ведь Энлиль и был устроителем потопа. См. http://eprints.soas.ac.uk/10099/1/10-George.pdf. Там цитируется такой текст:

Если паз на левой доле печени подобен пирогу (кукку) - Энлиль для зла опустится на Страну.

Все бы хорошо, но возникает один вопрос: все же почему зло связано именно с пирогом? И на этот вопрос автор статьи не отвечает.

Между тем, ответ содержится в аккадской лексике и в образной системе эпоса.
Collapse )