March 4th, 2012

Он не родился

Завтра мы идем голосовать.
Каждый идущий голосовать знает, что из пятерых выбирать некого.
Нашего любимого кандидата нет на свете.
Он не родился. Или его уже нет.
Может, его отец был убит на фронте и не успел оставить потомства.
Или его отца расстреляли оккупанты.
Или его отец и мать погибли в лагерях, успев только подумать о нем.
Или мать не захотела его.
Или он, рожденный для высшей должности в стране, был во младенчестве увезен родителями за границу, воспитан на другом языке, и не узнал о своем предназначении.
Или он в детском возрасте покончил с собой.
Нам приходится выбирать из того, что есть.
Но то, что есть, далеко не то, что могло бы быть.
Через поколение придет другой. И тот, кто доживет, узнает его.
Но пока, на этом отрезке времени, наступила пауза.
На конкурсе сегодняшнего дня никто не получит первой премии.
Никто не будет узнан как свой, воспринят как подобающий эпохе.
Мы вынуждены буксовать в предыдущем этапе, потому что нет того, кто явился бы нам из будущего и повел туда, как в свой дом.
У нас есть выбор только между различными вариантами прошлого: капитализм-социализм, социализм-капитализм, Москва-Петербург, Петербург-Москва.
Это закольцованный маршрут.
Потому что новое время делают новые люди в новых городах.

Белая гвардия

От Хабенского с Пореченковым уже тошнит. Сперва реклама сотовой сети, где они в костюме дедов морозов впаривают растерянному человечку какой-то тариф, а потом они же в мундирах белой армии в 18-м году. Не смешите! Под такую роль - год очищения, да с молитвой, да с постом. И не показываться нигде. Так Солоницын проживал Рублева.
Ксения Раппопорт все больше становится похожа на молодую Фаину Раневскую. А посему - да, дочь таганрогского купца куда ни шло, но на русскую дворянку не тянет. Есть в ней страдание и сострадание, но плохо дело с достоинством, с восприятием дома и России как своего наследства. Плохо с - из глубины достоинства - поведением. Не говорю уже о лидерских качествах, коих просто нет. На месте лидерства странное покорство. Вообще Раппопорт в кино - сплошной "Юрьев день", ей даже как будто хорошо в амплуа жертвы. А ведь и роман, и пьеса крутятся вокруг Елены аки вокруг светила живоносного. И Россия это прежде всего Елена.
Бондарчук в Шполянском неожиданно хорош. Даже узнаю черты Виктора Борисовича. Можно представить, каким он был в молодости.
Гуськов и Серебряков - настоящие офицеры. Им веришь. Но офицеры советские, уж простите-с.
Шакуров-Скоропадский какой-то ярмарочный буффон. Интересно, так задумано или переиграл?
Черты эпохи переданы верно через дома, мундиры, вещи, освещение. Но не через людей. Того человеческого содержания в нынешней России, видимо, найти нельзя. Мы слишком далеко ушли от того времени. В 60-х еще были молоды те, кто видел настоящих дворян - Смоктуновский, Баталов, Дворжецкий, Даль. Они умели играть принцев. А потом все закончилось.
Это как с преподавателями. У нас на факультете последний человек из 18-го года был родившийся в Киеве Михаил Николаевич Боголюбов. Мы легко могли понять, что такое русский дворянин. Он просто шел по коридору - и все было ясно. А нынешним студентам никто не объяснит, потому что это нужно было просто раз увидеть.
Нуте-с, посмотрим следующие серии.