January 22nd, 2012

Мелодия для шарманки

Новый фильм Киры Муратовой завоевал меня полностью. Странно говорить о нем только как о произведении искусства. Скорее, нужно честно назвать его главного героя. Это не дети-сироты, приехавшие в большой город на поиски своих отцов. Нет, истинный герой фильма - холод бытия, равнодушие жизни к человеку. 10-летние мальчики замерзали в праздничных зимних городах во все эпохи истории, даже в самые благополучные. Для этого не нужно быть сиротой из чужого города. Достаточно быть просто 10-летним мальчиком, из благополучной и любящей семьи, неожиданно попавшим в тиски смерти. Так было со мной, и в фильме Муратовой я прежде всего узнаю себя.

Collapse )

21 января. 130 лет Флоренскому

За что я люблю отца Павла?
Вот какая странная мысль. Есть мыслители, идеи которых выходят из эмпирических знаний. Наука идет вперед очень быстро, знания исправляются и дополняются. И такие мыслители оказываются не нужны, потому что из современных нам знаний не сделаешь тех выводов, которые были ими сделаны в свое время. Есть мыслители-мистики. живущие как бы на облаке. Постепенно их начинают воспринимать как поэтов, получать эстетическое наслаждение. А рациональные аспекты их мысли совершенно куда-то уходят.
С наследием отца Павла произошла довольно интересная история.
Как математика его давно отвергли современные математики.
Как богослова его сурово критиковал еще отец Г. Флоровский.
Как ученого-гуманитария его при всем богатстве эрудиции никто, кроме искусствоведов, не рассматривает. Но и эти последние ныне подвергают сомнению его доводы относительно происхождения обратной перспективы.
Как философ, он со своей "конкретной метафизикой" давно не у дел. Даже историки русской философии с большим напряжением могут говорить о нем как о самостоятельном рациональном мыслителе.
Вдобавок борцы с антисемитизмом нашли у него то, что им свойственно выискивать у всех.

И вот, несмотря на все это, если из трудов Флоренского вычесть все фактические ошибки, нелогичности, нелепости, архаизм мировоззрения, магизм, расизм, антисемитизм и тоталитаризм, то и после всех этих вычитаний в них останется такая бездна смыслов, такое богатство наблюдений, неожиданных соположений далеких предметов, прозрений и откровений, что этим остатком будет сыто не одно поколение мыслящих людей. Флоренский одновременно фундаментален, глубок и всеохватен. Для него все науки суть одна Наука, все миры суть Единый Мир, но при этом есть только одна истина Веры. Этим он настораживает, но не в сторону подозрений в реализме его мысли, а совсем наоборот: если человеку удалось понять единство знания и он в этом понимании преуспел, то не свидетельствует ли это и в пользу истинности его религиозно-мистических интуиций (прежде всего - православного энергетизма и судьбы, заключенной в именах)? Он словно окно, иконическое окно в иной мир. И главная его интуиция - пневматосфера как сфера вечного сохранения и обращения духовных ценностей - является именно тем иным миром, куда все обращено и смотрится.
Именно тем Флоренский и непостижим, что неисчерпаем после исправления ошибок разного уровня. Ошибки уходят, а истинность интуиций остается. Чудеса.

23 января. 55 лет со дня рождения Игоря Мальского

Он прожил только 47 http://banshur69.livejournal.com/29946.html

И за эти 7 с половиной лет, что его нет рядом, умерли ВСЕ мужчины, с которыми он познакомил меня за 16 лет дружбы.
Был целый клуб талантливых людей среднего возраста, интереснейших собеседников, острословов, эрудитов. И НИКОГО!
А женщины живы и здоровы.
Непостижимо!

Бывают люди и знакомства на одну эпоху. Потом что-то происходит в мире, что-то случается с ними - и всё, прежняя дружба кончилась.
А Мальский мог бы жить во всех эпохах и в каком угодно месте. И ему не наскучило бы, и друзья не пресытились его обществом. И всегда вокруг него собирались бы люди из самых разных, порою параллельных миров. Его не хватает сейчас и будет не хватать всегда.

Сегодня разные мы соберемся у него дома и выпьем за него как за вечную ценность. Это удивительно, но мы были его современниками. И весь мир был его современником. Но не узнал об этом.